Меню

Свитер уизли схема вязания рона



Свитер гарри поттера схема вязания. Свитер для Уизли: Сказки, рассказанные перед сном профессором Зельеварения Северусом Снейпом

Она уже потянулась к третьему свертку, как раздался жалобный голос Рона:

– Эр! Выходи давай! Ну сколько можно спать?!

Подхватив подарки, она выбежала из спальни и засмеялась, увидев Рона: он опять забыл, что лестница, ведущая в спальню девочек, категорически отказывается пропускать мальчиков. Как обычно в таких случаях, она резво отодвинулась от порога комнаты, повернулась, и Уизли, стоявший на ее середине, вынужден был пригнуться, чтобы не стукнуться о люстру.

– Спускайся, она же орать начнет, – выдавила Эри сквозь смех.

Действительно, откуда-то из-под ног Рона раздался противный дребезжащий голос:

– Нарушение! Нарушение! Попытка пробраться в спальню девочек! Мужчина в женской спальне! Позор, позор!

Рон, прыгая через две ступеньки, спустился вниз, и мерзкий голос затих. Лестница вновь поехала на свое место, хихикающая Поттер ступила на нее.

– Почему вообще нельзя к тебе заходить? – проворчал Рон. – Я еще понимаю – Фреда и Джорджа нельзя пускать, потому что они обязательно устроят какой-нибудь фокус, или подушки приклеют, или Дурманное зелье распылят… Но я же нормально себя веду!

– У тебя все равно есть игрек-хромосома, – фыркнула Эри.

– Чего у меня есть?!

– Это магловское… смотри, какие у меня подарки!

– Ух ты! От Гермионы? А это что? О, нет. – Рон скривился, когда Эри вытряхнула из следующего свертка что-то ярко-зеленое и пушистое. – Мама прислала тебе Уизлитер. Она каждый год вяжет нам свитера, и мне почему-то достаются бордовые.

Это действительно оказался свитер – огромный, крупной вязки, теплый даже на вид. Свитер Рона был точно таким же, только еще больше, и другого цвета – винно-красный.

– Твоя мама подарила это мне? – Поттер растерянно хлопала глазами. – Но почему? За что? Я же не член семьи.

– Ты мой друг, – пожал плечами Рон. – Что тебе не нравится? Ты же вечно мерзнешь. Я тебе могу и свой отдать – не-на-ви-жу бордовый!

– Действительно, – Эри приложила Уизлитер к его груди. – К рыжим волосам такой цвет не идет. К тому же, когда ты краснеешь, это будет выглядеть ужасно – все бордовое… давай поменяемся? Возьми зеленый, а я этот. У меня волосы черные, мне пойдет.

– Девчонки! – Рон наморщил нос. – Идет, не идет… хорошо, давай. Эй, а размеры?

– Уменьшим бордовый, увеличим зеленый. Мы волшебники или нет? – Поттер ухмыльнулась. Она вытащила тянучку из пакета со сладостями, который миссис Уизли тоже вложила в пакет, и уткнулась в записку. Очень милое поздравление, «дорогая девочка…». Язвить не хотелось, пришедшая в голову мысль «ну и убожество – эти завитушки, а стиль, она меня шестилетней считает, что ли?» – эта мысль робко потопталась, извинилась и исчезла. Эри хотелось быть доброй, хорошей. Она погладила мягкий ворс, развернула Уизлитер…

– Ой, нет. Ты посмотри – тут буква «Р»!

– Да, мама всегда вяжет с буквами. Странно даже, что у тебя нет, – Рон говорил невнятно, во рту у него была тянучка.

– Не-а, я тогда не буду его носить. Хотя подожди… – Поттер пошла к спальне мальчиков третьего курса. Подивилась – лестницы, такие суровые в отношении «мужчин в женской спальне», не обращали внимания, если дело было наоборот.

– Тук-тук! – крикнула Эри перед дверью. Она не рассчитывала, что близнецы услышат нормальный стук. – Я вхожу!

Из третьекурсников тоже остались только Фред и Джордж. Сейчас они были уже одеты, в такие же свитера, украшенные буквами «Ф» и «Д» – только перепутанные. Эри злорадно указала им на это, и Фред, с притворно-испуганным видом, попросил ее не болтать о том, как легко она их различает:

– Потому что если ты это можешь, значит…

– …сможет любой другой, если будет стараться…

– …и мы будем становиться все более разными…

– …а там, глядишь, дойдет и до Снейпа…

– …а он до сих пор хочет узнать, кто же из нас…

– …на первом курсе вылил ему на голову Дыбоволосое зелье…

– …наказали-то обоих, я не сомневаюсь? – вставила Эри.

– …Конечно, обоих, но…

– …мы свято храним в тайне, кто же это был.

Девочка хитро улыбнулась:

– При одном условии. Вы подключите свои умения в Трансфигурации, или попросите Перси, чтобы он превратил белые нитки в бордовые. Причем так, чтобы заклятье не пришлось подновлять. И размер сделать поменьше.

Эри вытащила свитер и объяснила, что они с Роном решили поменяться. Близнецы засмеялись:

– Тебя окончательно приняли в семью, Эри…

– …Уизлитер – это материнское благословение…

– …и нам даже странно, почему ты не хочешь…

– …ходить с надписью «Собственность Рона Уизли» на груди?

У нее моментально испортилось настроение:

– Вы хоть при нем такого не говорите! Мы же друзья! Я его люблю как друга!

(На слове «люблю» она запнулась – слишком откровенным враньем это было. Но оно, это слово, было такое гриффиндорское, что Эри употребляла его привычно, не думая).

– Это пока друзья, – многозначительно сказал Фред.

– Хватит! – выпалила Эри. – Тогда можно сказать, что я, когда вырасту, буду встречаться с Невиллом или Гермионой, они ведь тоже мои друзья! – «Это почти правда. Хотя «друзья» – тоже гриффиндорское словечко, до сих пор неловко произносить».

– О, ты с Гермионой? Хотел бы я на это посмотреть, когда вы станете постарше, – ухмыльнулся Фред.

Брат толкнул его в бок:

– Заткнись, придурок, она еще маленькая.

– Можно подумать, вы большие, – обиженно пробормотала Эри, разворачивая свитер, чтобы им было удобнее трансфигурировать. Она терпеть не могла чего-то не понимать, и еще – когда над ней смеются. А теперь это было одновременно.

– Мы бы хотели, чтоб ты училась в Рэйвенкло, – сказала мама.
Молли надулась.
Нет, мама была права, а если вдуматься, то и дуться было не на что. Прюитты попадали то в Гриффиндор, то в Рэйвенкло, но бывшим рэйвенкловцам потом было куда проще налаживать общение с «иными родичами», как говаривали взрослые. Молли уже знала, что «иные родичи» – это Блэки, но родителям не говорила, что знает. А то еще расстроятся.
– Главное, постарайся быть честной, – сказал папа. – Рэйвенкло – это хорошо, но не пытайся обмануть Шляпу.
– Молли балда и попадет в Хаффлпафф, – сказал Гидеон. Фабиан согласно захихикал.
Молли вздохнула. Непросто быть старшей сестрицей, если братьев у тебя двое и у каждого шило в одном месте! Не приведи Мерлин, у нее когда-нибудь будут такие дети!
Хотя оно к лучшему, что братья дразнятся, а мама с папой поучают. Не хватало еще заплакать прямо на платформе, страшно же – когда еще она теперь попадет домой? Зимние каникулы так нескоро.
Молли позволила маме пригладить себе волосы, подставила нос папе под специальный «папин чмок», сделала вид, что не заметила, как Фабиан и Гидеон показывают ей язык, и втащила чемодан в поезд.
Купе большей частью были уже заняты – только в десятом ей улыбнулась удача. На месте у окна сидел худенький рыжий мальчишка, не такой рыжий, как она сама, а с волосами прямо какого-то морковного цвета. Ее губы сами собой разъехались в улыбке.
– О, тоже пришла посмеяться?
Вопрос мальчика застал Молли врасплох. Она вспыхнула, не то от возмущения, не то от обиды, но решительно втащила чемодан в купе.
– Вот еще – смеяться над тобой, – сказала она, усаживаясь. – Очень надо!
Мальчик надулся и демонстративно уставился в окно. Ну и пусть его, решила Молли, можно учебники почитать.
Поезд тронулся. В их купе так никто и не сел – Молли только потом сообразила, что поставила чемоданы аккурат в проход. Наверно, все думали, что занято, а хозяин отошел. Пару раз заглядывал важный длинноносый мальчик, тоже невероятно рыжий, со значком старосты на мантии. Брат, наверное, не может же быть в Хогвартсе две таких морковки?
Мысли все время уползали куда-то в сторону, так что сосредоточиться на учебниках не получалось. К тому же мальчишка сопел, пыхтел, вынуждая Молли то и дело поднимать взгляд – любопытно же! – так что в конце концов она сдалась и отложила книгу.
А он, похоже, только того и ждал. Посмотрел в глаза и сказал, запинаясь:
– Извини.
Молли смешалась.
– За что?
– Я не должен был сразу тебе грубить?
– Да ладно. Воображаю, что ты такое услышал, что так на меня отреагировал. Меня, кстати, зовут Молли Прюитт, а тебя?
– Артур Уизли.
– Да? Ты из тех самых Уизли?
О, об Уизли Молли слышала. Особенно от «иных родичей», и ничего хорошего они не говорили.
– Каких это – тех самых?
– Ну, отъявленные осквернители крови и все такое?
– А, да.
– Здорово! – восхитилась Молли. – Будешь сандвич?
Через час Молли поняла, что Артур не просто из отъявленных осквернителей крови. Он еще и обожал все маггловское – а еще через час даже показал ей настоящую электрическую лампочку. Молли не знала, что такое электричество, но Артур объяснил: это такая специальная маггловская штука, которая у них вместо магии. Бегает по проводам и зажигает лампочки.
В общем, компанию Артура родители бы совсем не одобрили.
Зато к вечеру Молли точно знала, на какой хочет факультет. На тот же, что и Артур, – а он уже определился.
Распределение оказалось ни капельки не страшным. Артур тискал в кармане мантии свою лампочку, будто это был талисман, Молли испугалась, что он раздавит ее и порежет руку. Но ничего – обошлось, и потом, уже сидя за общим столом, они только посмеялись над этим. Над лампочкой хотел посмеяться еще один мальчик. Молли его не знала, но на всякий случай пообещала, что, если он еще раз откроет рот, она его стукнет.
Больше мальчик не лез.
Молли подозревала, что Гриффиндору родители не очень обрадуются, так что написать решила первая. Раз она попала на факультет храбрецов, то и трусить нечего.
«Мама, папа, мне очень нравится в Хогвартсе! Учиться совсем нетрудно, и у меня уже появились друзья. А в Гриффиндоре тоже хорошо. Знаете, я думаю, Шляпа все правильно сделала».
Сойдет, решила она, привязывая письмо к лапке школьной совы. Подумаешь – Гриффиндор! Она же будет хорошо учиться!
Тем более, если Артур ей поможет.

Молли так и не поняла, откуда родители узнали. Но в канун Хэллоуина в окно спальни девочек постучала клювом семейная сова и уронила письмо Молли на голову.
На нее никогда не кричали и не били, конечно, но зато уж что-что, а отругать так, что уши краснели от стыда, родители всегда умели. Лучше б орали, думала она иногда. Вот Громовещатель бы прислали, например.
А читать письмо было обидно. Молли знала, что она-то права, а они – нет, но взрослым поди объясни! Тем более если на горизонте маячат какие-нибудь Блэки!
«Милая, ты могла бы подружиться с кем-то более подходящим. У девочки из семьи Прюитт должна быть подходящая компания».
Молли почти слышала папин голос, мягко укоряющий ее за очередную проделку. Как будто Артур неподходящий! Когда Молли была маленькая, ее пытались подружить со старшей дочкой Блэков, но в итоге Белла попросту обозвала ее клушей и отказалась с ней разговаривать. Молли на клушу обиделась, но втайне была рада, потому что Белла ей совсем не понравилась.
Артур же – другое дело. Ну и что, что мальчик, так даже интереснее, с ним можно дни напролет (когда сделаны уроки) гулять вокруг озера и пускать камни скакать «лягушками» по воде, а еще он даже не смеялся, когда Молли упала с метлы.
Никогда у нее не было такого друга, а родители. Ну если им не нравится Артур и они не смирятся, она возьмет и убежит с ним. Будут знать!
Зато можно обидеться и не поехать домой на рождественские каникулы. Артур вот не поедет, и его братья остаются – у них родители собрались в заграничную поездку куда-то к французским родственникам.
С Артуром веселее, чем дома.
И раз уж она вспомнила.
Молли достала из кармана мантии кулечек, развернула и разложила на коленях. Артур любит все маггловское, конечно, но Молли этого маггловского немного побаивалась, да и не могла придумать, где бы раздобыть. А вот кое-что другое – это да.
Ее учили рукоделию, но выходило как-то. не слишком хорошо выходило, скажем уж честно, да и не любила она это. А для Артура почему-то захотелось сделать что-то своими руками, вот, например, связать теплый пушистый шарфик. Попросила маму прислать ей пряжу и спицы и теперь урывала минутку по вечерам.
– Эй, Прюитт! – раздалось у нее над ухом.
Молли подняла голову. Так и есть: Салли Перкинс. Самая несносная из ее соседок – и как только в Гриффиндор угодила, а не в Слизерин!
– Что тебе?
– Что это у тебя за червяк из шерсти?
– Это подарок Артуру на Рождество! – сердито сказала Молли, подгребая свое сокровище поближе.
– Да ведь еще только Хэллоуин! Молли, ты что, собираешься его два месяца вязать? И зачем Уизли твой червяк?
– Это шарфик. И я делаю уроки, в отличие от тебя, у меня мало свободного времени!
– У тебя мало времени, потому что ты с Артуром гуляешь, а он мальчик, – сказала Перкинс, на слове «мальчик» растопырив пальцы и вытаращив глаза, – наверное, чтоб Молли лучше прониклась, как это аморально – гулять с мальчиком.
– А тебе мальчики гулять не предлагают.
Перкинс почему-то открыла рот, да так ничего и не сказала. Вылетела из спальни, хлопнув дверью, и все.
И что тут такого обидного? Перкинс ведь и правда дружила только с занудами, у которых всем тем для разговоров и было, что красивые наряды, ей-то мальчики зачем? Они о красивых нарядах говорить не будут. Они скорее – о маггловских штучках.
Молли устроилась на кровати поудобнее и продолжила. Шарфик выходил кособокий, петли соскакивали, да и получалось не то чтоб красиво, по правде говоря. Она еще хотела вывязать «Артур», даже пряжу приготовила, темно-рыжую, а потом передумала, еще испортит все.
В конце концов, это ведь не последнее Рождество и не последний рождественский подарок для Артура. Будет и еще, много-много, и она свяжет ему… нет, не шарф. Это будет свитер. Такой вот специальный свитер для Уизли.

Читайте также:  Красивый вязаный свитер с цветами

Она вздохнула и, немного порывшись в старой плетёной корзине, достала спицы и пряжу голубого цвета — любимого цвета Флёр — и золотистого, который был ей так к лицу. Всё по старой отработанной схеме: набрать нужное количество петель, вязать фирменной мелкой вязкой.

Но сегодня у Молли что-то не клеилось. Спицы совсем не слушались её и безостановочно плясали в руках, отказываясь выполнять такую простую задачу, — связать свитер. Каждый раз, когда дело доходило до буквы «Ф», которую миссис Уизли хотела сделать золотой, шерстяные нитки путались, Молли пропускала целый ряд петель, а то и два, или, наоборот, делала несколько лишних, допускала ещё какую-нибудь ошибку, которую было впору делать новичкам, но никак не опытной хозяйке, и всё приходилось распускать и начинать заново. И так раз за разом. Снова и снова.

Вот уже в десятый раз миссис Уизли начинает работу по новой, и в десятый раз всё идёт насмарку: нитки путаются, петли неправильные, ряды некрасивые, сделана куча ошибок, а спицы просто валятся из рук. В который раз распустив недовязанный свитер, миссис Уизли утыкается в пряжу лицом, сотрясаясь от беззвучных рыданий и изредка всхлипывая. Но вот в комнату заходит Билл.

Мама? — он тут же подбегает к ней, обнимает за плечи, ласково гладит по голове. — Мама, что случилось?

Я не могу, Билл, — всхлипывает она, — не могу. Я очень старалась.

Слёзы градом сыплются у неё из глаз. Молли поднимает взгляд на сына, и Билл замечает у неё на коленях кучу спутанной пряжи и спицы. И сразу понимает, в чём дело.

Фирменный свитер Уизли? — улыбается он.

Читайте также:  Резервуар с паровой рубашкой

Я хотела связать голубой. Ей так нравится этот цвет, — говорит Молли сквозь слёзы. — Флёр наверняка расстроится, не получив его на Рождество, как все.

Билл ещё сильнее прижимает мать к себе, вытирает слёзы с её лица, целует ей руки.

Ладно, мама, Бог с ним, с эти свитером! Флёр всё понимает. И я понимаю. Идём, я сделаю тебе чай.

Билл берёт Молли за руки и ведёт на кухню. Сажает её за стол, а сам начинает греметь посудой, заваривая чай матери. Когда-то, когда Билл был ещё совсем мальчишкой, Чарли только родился, а Перси и остальных не было и в помине, миссис Уизли частенько заваривала ему свой фирменный чай с корицей или душистыми травами, когда тот был чем-то расстроен. Да и потом тоже. Когда появился Перси, когда родились близнецы, Рон, малышка Джинни. Среди членов и постоянных гостей семейства Уизли не было такого человека, которого в трудную минуту миссис Уизли не угостила бы своим фирменным чаем, не утешила бы, не дала бы почувствовать, что рядом есть люди, которые ни за что не оставят тебя одного. Такова была миссия Молли Уизли — хранительницы очага, с которой она прекрасно справлялась, сколько себя помнила. А теперь этот самый чай, её фирменный чай заваривает для неё её старший сын, а миссис Уизли сидит и, улыбаясь сквозь слёзы, думает о том, каких замечательных детей она воспитала, и, кажется, пусть и ненадолго, чувствует себя абсолютно счастливой.

Но вот на кухне появляется Флёр. Плавно и грациозно, словно снежинка, она подплывает к Биллу, обвивает руками его шею, затем улыбается миссис Уизли, но тут же ловит взгляд её глаз и замечает в который раз начатый, но всё ещё недовязанный свитер, который женщина принесла с собой и положила на табуретку рядом.

Флёр присаживается рядом с Молли и накрывает её морщинистую ладонь своей, как бы говоря: «Я всё понимаю». Губы женщины вновь трогает тёплая улыбка, на этот раз адресованная невестке, и на кухне воцаряются тишина и гармония.

Флёр — умная девушка. Она понимает. что после того, что им пришлось пережить, миссис Уизли бывает непросто делать то, что она делала из года в год на протяжении многих лет. Флёр всё понимает и не обижается на Молли за то, что в это Рождество она останется без фирменного свитера Уизли.

Дело не в том, что миссис Уизли недолюбливает избранницу своего старшего сына. Нет, напротив, их с Флёр перепалки закончились уже давным-давно, более того, миссис Уизли уверена, что более подходящей супруги, чем Флёр, Биллу не найти. Флёр давно стала членом их семьи, таким же любимым и незаменимым, как и все остальные. Так что в том, что свитер никак не удаётся виновата не Флёр, да и не Молли тоже… Просто впервые после войны миссис Уизли вяжет свитер с буквой «Ф», предназначенный не для Фреда.

Что это? — поинтересовался Снейп не без некоторого пренебрежения. Он смотрел прямо на Гарри, который как раз закончил разворачивать присланный Гермионой подарок. Книга, конечно.

Читайте также:  Контейнер для рубашек анти складки

Это свитер, — спокойно отозвался Поттер. Прямо перед ним в воздухе действительно завис чёрный свитер с большой тёмно-зеленой буквой С. Гарри бросил взгляд на почти такой же, только красный и с Г вместо С.

Вижу, что не мантия, — отозвался Северус, и свитер тут же упал на пол. Гарри поспешил подобрать его и перекинуть через спинку дивана, на котором Поттер устроился, разбирая подарки. — Я хотел спросить, что он тут делает.

Это подарок от миссис Уизли, — пояснил Гарри. — Видишь, у меня такой же, — он был очень тронут тем фактом, что мама Рона прислала свитер не только ему, но и Северусу. Он сообщил о своих отношениях с бывшим преподавателем чуть больше десяти месяцев назад, когда они собрались съезжаться, и никто, кажется, не разделил в тот момент его радость. Гермиона и Рон, впрочем, пришли в себя от шока достаточно быстро, и уже через месяц вели себя так, будто ничего из ряда вон выходящего не случилось. Им хватило ума не осуждать выбор лучшего друга, и Гарри был им за это очень благодарен. Чуть хуже было с другими членами семьи Уизли, но постепенно они все смирились с мыслью, что Гарри сам выбирает, с кем ему жить. Дольше всех держались Джинни и Молли. Первая ещё не забыла свою детскую, наивную влюбленность в Гарри Поттера, а вторая, возможно, в тайне надеялась видеть его своим зятем.

Я напишу Молли, поблагодарю её, — отозвался Снейп, и свитер, сорвавшись с места, вылетел из гостиной. Гарри очень надеялся, что он оказался в одном из шкафов, а не где-нибудь ещё. Поттер вздохнул, потянулся и демонстративно натянул на себя подаренный ему свитер. — Не жди, что я это надену, — Северус легко угадал истинный смысл действий Гарри.

Это же подарок, — Поттер неопределенно пожал плечами. Он действительно не думал, что Северус будет носить подобную вещь. Даже Уизли, насколько Гарри мог заметить, надевали свитера с буквами только в Рождество и в тех случаях, когда других вариантов просто не было. И всё-таки он надеялся, что этот подарок по крайней мере не окажется в мусоре.

Большинство подарков — совершенно ненужные вещи, — Северус относился к той редкой породе людей, которые не любят ни дарить, ни получать подарки. Гарри примирился с этим, и всем, кому посчитал нужным, отправил презенты «от них двоих».

Дурсли никогда мне ничего не дарили, — Гарри сполз со своего дивана и перебрался прямо на пол, устраиваясь у ног Северуса. — То есть, формально, они делали мне подарки, но это были действительно ненужные вещи, вроде старых носков или зубочисток. Свитер от миссис Уизли — первый настоящий подарок, который я получил на Рождество, — Гарри не стал упоминать, что до этого уже получил два подарка, торт и сову от Хагрида. При мысли о Хагриде Гарри бросил взгляд на таинственный рычащий свёрток, который Поттер не решался открыть, пока не убедится в благодушном настроении Северуса. А то мало ли.

Ты думаешь, что эта история достаточно растрогает меня, что я решу нацепить на себя этот свитер? — спросил Снейп как можно более холодно, однако Гарри, конечно, заметил, что Северус сказал просто «этот свитер». Если бы слова Гарри его нисколько не тронули бы, он сказал бы нечто вроде «этот ужасный свитер» или «этот мерзкий свитер».

Нет, не совсем. Просто я хочу сказать, что эти свитера достаются не всем подряд, — Гарри потёрся головой о колени Северуса, требуя, чтобы его погладили по непослушным волосам. — Считай, что тебя официально приняли в семью, — и он закрыл глаза. Снейп что-то пробормотал по поводу того, что при таком количестве детей и прочих родственников семьёй уже можно считать всех подряд, но Гарри знал, что на самом деле он не сердится. Теперь можно было посмотреть, что же находится в том пугающем на вид свёртке.

2 февраля 2016, 11:15

Доброго времени суток, сплетницы!

Я сегодня решила наконец закончить давно начатый пост, и он опять про вязание.

Когда чем-то увлеченно занимаешься, начинаешь замечать вокруг предмет своего интереса, прямо вот кидаются в глаза вязаные свитера и пледы и интересные шапки на людях в метро)))

А я в последнее время стала обращать внимание на вязаности в кино и сериалах, телевидение вообще отдельный источник вдохновения, бгг)

Я хочу рассказать про самые запоминающиеся (имхо) вязаные вещи из телевизора. Если вспомните что-то еще – пишите!

Шарф (снуд) Китнисс Эвердин

После выхода фильма «Голодные игры: И вспыхнет пламя» эта модель шарфа стала очень популярна, на западе её давно активно вяжут. Дизайнер оригинальной модели Maria Dora.

Я нашла кучу описаний как его связать и такую же кучу вариаций на тему, но изучив вопрос поняла, что оригинальный шарф скорее сплетён по принципу косички колосок, чем связан. Но тем не менее при желании можно и связать)

Кепи Кэрри Брэдшоу

Кепи от Missoni, которое носила Кэрри, тоже стало известным. В интернетах его продают и в теплом варианте из шерсти, и в летнем из хлопка. Я себе тоже связала, но мне не идет(

фото с показа Missoni

Кайли в такой же шапочке

Платье Дженнифер Энистон из фильма «Притворись моей женой»

После того, как Дженнифер в фильме «Притворись моей женой» появилась в этом платье, вязаные пляжные платьишки стали актуальны как никогда. Говорят у VS они появились как раз после выхода фильма. Но точно не знаю, не проверяла) Дизайнер Анна Костурова.

В первом фильме про Гарри Поттера Молли Уизли дарит на Рождество свитера всем своим детям и естественно Гарри. После выхода фильма эти свитера активно продавались по всему миру и до сих пор они остаются популярными, их можно купить во многих интернет-магазинах.

Рукава самой Молли достойны отдельного внимания) Настоящий бохо стиль

Свитер Марка Дарси

Колин Ферт в фильме «Дневник Бриджет Джонс». Боже, какой он милый в этом свитере! После выхода фильма свитера с оленями стали популярны в Британии, а в музее мадам Тюссо фигуру Колина принаряжали в такой же свитер несколько лет подряд. Английский юмор)

Свитер Данилы Багрова

Этот свитер был куплен в секонд хенде за 35 рублей и по-моему он просто сросся с героем Сергея Бодрова. До сих пор на просторах интернета много предложений связать такой же свитер на заказ, как мужской так и женский вариант.

Источник