Меню

Шуба роза что общего



Шуба роза что общего

В соответствии с исходной гипотезой о недостаточности у больных шизофренией опосредования познавательной деятельности факторами социального опыта при исследовании мышления был использован методический прием, основанный на сопоставлении решения больными двух видов мыслительных задач, различаю щихся по роли социального опосредования в их структуре.

В первую серию были включены задачи на сравнение понятий, вариант классификации «исключение предмета» и «конструиро вание объекта». Все эти задачи предъявлялись с «глухой» инструкцией, в условии не указывалось направления, в котором нужно было производить сравнение или классификацию, и испытуемым предоставлялась полная свобода выбора оснований для обобщения. В этих условиях актуализация того или иного признака существенно определяется знаниями испытуемых, в которых за фиксирован общественный опыт использования тех или иных предметов.

Описание методик «сравнение понятий» и «конструирование объекта» дано в гл. I . В целях исследования нами была также модифицирована известная методика «Исключение предмета». Суть модификации заключалась в том, что вместо конкретных изображений предметов предъявлялось их словесное обозначение (вербальный вариант).

Для проведения исследования использовался набор из семи карточек, на каждой из которых написаны названия четырех предметов. Путем специального подбора понятий, подлежащих классификации, варьировались условия, затрудняющие или, на оборот, облегчающие процесс обобщения, в связи с чем обобщение трех из указанных четырех понятий представляло неодинако вую трудность:

Примус, керосинка, свеча, электроплитка.

Иней, пыль, дождь, роса.

Лодка, тачка, мотоцикл, велосипед.

Самолет, гвоздь, пчела, вентилятор.

Вода, ветер, уголь, трава.

Бочка, бабочка, жук, очки.

Яблоко, книга, шуба, роза.

В 1, 2 и 4-м вариантах задания один из предметов явно противопоставлен трем остальным. В 3-м и 5-м вариантах легче объединить все четыре предмета, чем трем противопоставить чет вертый. Два последних варианта (6-й и 7-й) являются провоцирующими и не имеют решения, поскольку в них объединяются только два предмета.

Карточки предъявлялись в строгой последовательности, по од ной, со следующей инструкцией: «Объедините три предмета так. чтобы четвертый в эту группу не вошел». Таким образом, в инструкции не содержалось указания, какие три из четырех предметов должны быть объединены. В качестве основания для обобще ния допускалось использование любого признака, присущего трем предметам и отсутствующего у четвертого. Инструкция не огра ничивала число создаваемых группировок. Спецификой такого варианта методики является и то, что испытуемому не давался образец выполнения задания: в условиях такой «глухой» инст рукции он не ограничивался в выборе оснований для обобщения.

В протоколе фиксировались все высказывания испытуемого по ходу исследования и замечания экспериментатора.

Если рассматривать результаты выполнения задания с точки зрения операционных характеристик мышления испытуемого, то нахождение любого общего признака у трех предметов и отсутствующего у четвертого является достаточным для положительной оценки его ответа. Однако для более полной характеристики мыслительной деятельности необходимо определить, какого рода признаки используются в качестве оснований для обобщения испытуемым: степень их обобщенности, практической значимости, закрепленности в социальном опыте.

Для квалификации мышления испытуемых через характерис тику актуализируемых свойств и отношений необходим объектив ный критерий. Поиском такого критерия было продиктовано включение в исследование группы здоровых испытуемых. В каче стве объективного критерия была использована частота актуализации того или иного свойства группой здоровых испытуемых. При этом мы исходили из предположения, что частота использования в эксперименте тех или иных признаков должна отражать качественную характеристику мышления, поскольку человеку свойственно оперировать преимущественно свойствами предметов, значение которых закреплено общественной практикой использования этих предметов и зафиксировано в системе усвоенных им понятий.

В зависимости от частоты использования группой здоровых испытуемых все вычлененные признаки были разделены на «стан дартные» и «нестандартные». Стандартными условно было при нято считать те признаки, использование которых превышало среднюю частоту.

Характеристика испытуемого определялась коэффициентом стандартности, т. е. отношением числа стандартных ответов, используемых испытуемым во всех вариантах заданий, к общему числу данных им ответов. Чем больше испытуемый использовал стандартных свойств, тем выше был его коэффициент стандартности. В группе здоровых этот коэффициент составляет (в сред нем) 74 %.

В табл. 14 приведены средние коэффициенты стандартности, характеризующие группу больных шизофренией (100 человек) и группу здоровых (100 человек) по трем указанным методикам.

Таблица 14. Показатели избирательности мышления, %

Вариант классификации «4-й лишний»

Во всех трех методиках для группы больных шизофренией характерно увеличение частоты использования малозначимых, «ла тентных», нестандартных свойств предметов при снижении часто ты актуализации стандартных, практически более значимых признаков. Это выразилось в более низких коэффициентах стандартности. Различия между группами больных и здоровых по всем трем методикам статистически значимы (р = 0,01, по критерию Колмогорова-Смирнова).

Следует отметить, что в число стандартных, наиболее часто используемых здоровыми, попадают практически значимые свойства (родовые и видовые, обозначающие основную функцию, не которые внешние различительные и т. д.). В числе нестандарт ных оказались практически малозначимые, а поэтому «латент ные», редко актуализируемые здоровыми испытуемыми призна ки. Приведем несколько примеров признаков, актуализируемых больными при сравнении предметов:

Воробей и соловей — вес разный; находятся на одной ступени эволюции.

Груша и огурец — сначала бывают зелеными, потом — желтыми; у одной — семечки, у другого — зернышки; цвет семечек и зерны шек различный; имеют хвостики.

Читайте также:  Как вязать шарф для мальчика 5 лет

Часырека — блестят; имеют прозрачную поверхность; издают звук; имеют камни; цикличные.

Ботинок — карандаш — оставляют след; чертят; имеют запах; один соприкасается с рукой, другой — с ногой; заостренные; хранятся в ко робке.

Во вторую серию были включены задачи на сравнение и классификацию предметов, существенно отличающиеся от задач первой серии по условиям актуализации свойств и отношений: если в задачах первой серии актуализация признаков предметов в первую очередь определялась прошлым опытом испытуемых, то в задачах второй серии она прежде всего определялась анализом условий.

Во вторую серию вошли:

1) задачи на сравнение объектов по данному основанию: I — Петя выше Димы, а Коля ниже Пети. Кто из них самый высокий? II — Черное море холоднее Каспийского, а Балтийское море теплее Черного. Какое море самое холодное?

2) задачи на свободную классификацию двадцати четырех геометрических фигур. Выбор оснований для их классификации был ограничен тремя наглядно изображенными и играющими роль различительных признаками: цветом, формой и величиной.

Результаты II серии экспериментов. Основные трудности реше ния задач на сравнение у испытуемых обеих исследованных групп были связаны с анализом условий. Результатом недоста точного анализа явилось то, что 12 % здоровых и 12 % больных шизофренией (I задача) и 36 % здоровых и 25 % больных шизо френией (II задача) не смогли правильно соотнести сравнивае мые объекты. (Анализ условий второй задачи был осложнен тем, что вывод, вытекающий из ее условий, противоречил действительным отношениям сравниваемых объектов. Этим объясняются худшие результаты при решении этой задачи по сравнению с I зада чей.) В результате повторного анализа все испытуемые обеих групп правильно решили обе задачи.

При классификации двадцати четырех геометрических фигур группой здоровых испытуемых и группой больных шизофренией в качестве оснований для классификации были использованы три признака: форма, цвет и величина. Других свойств актуализировано не было. Коэффициент стандартности, характеризовавший группу здоровых, был равен 83 %, для группы больных шизофренией — 82 %. Таким образом, результаты второй серии исследования не дали существенных различий между группой здо ровых испытуемых и группой больных шизофренией.

Сопоставление данных первой и второй серий исследования позволяет сделать следующий вывод: особенности использования знаний в процессе сравнения и классификации предметов выявились в тех задачах, решение которых было существенно опосредовано факторами социального опыта. При решении задач, основанном на анализе условий, не предполагающем такого опосредования, больные шизофренией не отличались от здоровых.

Решение проблемных задач.

Повышенная склонность больных шизофренией к актуализа ции «латентных» свойств и к видению предметов и явлений в необычных и непривычных аспектах, естественно, порождает вопрос об отношении этой их особенности к творческому мышлению, поскольку одной из его проблем является проблема обнаружения «латентных» свойств предметов, роль которых в повседневной жизни крайне мала. Трудность актуализации «латентных» свойств по Л. Секею [129] связана с тем, что в практической деятель ности человека господствуют прочно установленные функциональ ные связи. Такая функциональная фиксированность является одной из форм тормозящего влияния прошлого опыта при существующей необходимости открыть в предмете новую возможность его применения [41; 84].

Учитывая повышенную способность больных шизофренией к актуализации нестандартных свойств и отношений, мы предположили, что при решении некоторых задач из круга творческих,, основная трудность которых будет заключаться в выявлении «ла тентного» свойства, больные шизофренией могут иметь определенное преимущество перед здоровыми.

Для проверки этого предположения мы использовали в несколько измененном виде задачу Л. Секея [129], которая в общем виде заключалась в следующем. Перед испытуемым на столе располагались весы и несколько предметов, среди которых находилась свеча. Нужно было уравновесить весы таким образом, чтобы через некоторое время они сами вышли из равновесия. После установления равновесия испытуемому запрещалось вносить какие-либо изменения в ситуацию. Испытуемый в результате анализа задачи должен был установить, следствием какой причины может быть нарушение равновесия весов. Результатом такого анализа является вывод о том, что причиной нарушения равновесия является потеря веса предмета, находящегося на одной чашке весов. Таким предметом была свеча. Но вся трудность в том, что свойство свечи терять вес при горении является «слабым», «латентным», оно замаскировано более «сильным» свойством — давать свет, а потому не сразу вычленяется испытуемыми.

В исследовании Л. И. Анцыферовой [7], проведенном на здоровых испытуемых, решение этой задачи рассматривается как процесс последовательного анализа свойств предметов, раскрывающихся во все более глубоких причинно-следственных отношениях. В ходе решения свеча должна быть включена в причинно-следственную связь: предмет, теряющий вес, — нарушение равновесия весов. Но даже установив, каким свойством должны обладать предметы, с помощью которых задача будет решена, испытуемые долго не могут использовать свечу. Им легче привлечь для решения задачи отсутствующие предметы, для которых потеря веса является «сильным» свойством, чем лежащую перед ними свечу. Из отсутствующих, по данным Анцыферовой, прежде всего предлагались легко испаряющиеся вещества: эфир, вода, спирт и т. д. (Факт более успешного решения задачи с помощью испаряющихся веществ здоровыми и больными с органическим заболеванием ЦНС был также отмечен Л. Секеем.)

Читайте также:  Шапка ушанка евро норка р 58 60

В нашем варианте методики [87] рядом с весами наряду со свечой располагались: разновески, электрический фонарик, ба ночка с солью, баночка с сухой ватой, карандаши, счетные палочки, ластик. Задача формулировалась следующим образом: «Используя какие-то из этих предметов, уравновесьте весы так, чтобы через некоторое время они сами, без Вашего вмешательства, вышли из равновесия».

В исследование были включены больные шизофренией, на чавшейся в юношеском возрасте и протекавшей без выраженной психотической симптоматики (50 человек). Анализ результатов проводился на основании сопоставления с данными исследования группы здоровых, соответствующего возраста и образования (50 человек). Результаты, полученные нами при исследовании группы здоровых испытуемых, во многом совпадают с результатами исследования Л. И. Анцыферовой. Оказались сходными общая схема решения, основное направление и этапы анализа задачи.

Существенным моментом на ранних этапах анализа является вывод о том, что надо добиться не колебания весов, а стойкого нарушения равновесия. С этим связан довольно длительный у отдельных испытуемых анализ условия невмешательства. Результатом этого анализа является существенный для решающего задачу вывод: что-то должно произойти с самим предметом, находя щимся на весах. В ходе дальнейшего анализа вывод уточняется: нарушение равновесия весов является следствием изменения веса предмета, находящегося на одной чашке весов. В связи с этим возникает вопрос: какой именно из данных предметов можно использовать? Самостоятельно решили задачу 29 здоро вых испытуемых (58 %), 11 потребовались подсказки, 10 — задачу не решили.

Для большинства наших здоровых испытуемых, как и в опытах Анцыферовой, первым способом решения задачи являлось предложение использовать быстро «опаляющиеся вещества (эфир, спирт, бензин и т. д.), отсутствующие в экспериментальной ситуации. Свойство этих предметов улетучиваться, исчезать является наиболее значимым, «сильным». В нашем исследовании такой способ решения в качестве первоначального был предложен двадцатью семью здоровыми испытуемыми (54 % всех испытуемых).

После этого испытуемым вновь предлагалось все же найти среди наличных предметы, пригодные для решения задачи. Часть испытуемых пыталась прямо применить тот же способ, они иска ли среди данных предметов испаряющиеся. После неудачных попыток вычленить в них свойство испаряться десять испытуемых предложили искусственно создать это свойство, намочив ватку, соль, ластик, предложив расплавить свечу, чтобы она лучше ис парялась, и т. д.

Характерным является и то, что из десяти здоровых испытуе мых, которым так и не удалось в процессе решения задачи использовать свечу как предмет, теряющий вес при горении, шесть пытались вычленить в свече свойство испаряться, усыхать. Обра зование новой связи «горение — нарушение равновесия», безус ловно, способствует вычленению в свече искомого свойства. Од нако девяти испытуемым, использовавшим принцип горения, это удается не сразу: прежде чем назвать свечу, они предлагали поджечь бумагу, счетные палочки и другие предметы.

Ход анализа задачи больными шизофренией не отличался от наблюдаемого у здоровых испытуемых. Отмеченные основные эта пы анализа задачи выявлялись и у больных.

При анализе полученных результатов сразу обращает на себя внимание высокий процент больных шизофренией, предложивших в качестве первого способа решения свечу, сумевших сразу вы членить в ней свойство терять вес при горении. Этот способ пред ложили двадцать девять испытуемых (58 %, т. е. в два раза боль ше, чем здоровые, см. табл. 15).

Источник

В. М. Блейхер И.В. Крук. Патопсихологическая диагностика >> Нередко больные шизофренией при классификации минуют первый этап выполнения задания и сразу же делят все карточки на две (живая и неживая природа) г.

Нередко больные шизофренией при классификации минуют первый этап выполнения задания и сразу же делят все карточки на две (живая и неживая природа) группы. По характеру проведения классификации больными шизофренией нередко можно судить о нарушениях у них целенаправленности мышления, приводящих к непродуктивности мыслительной . деятельности, хотя выполнение отдельных достаточно сложных заданий свидетельствует, что интеллектуальный уровень у них не снижен. Примером этого является приведенная выше классификация, построенная на несопоставимых критериях. Об этом же свидетельствует проведение классификации на разных уровнях обобщения — . наряду с достаточно обобщенными нередко на основе выделения абстрактного признака группами остается множество единичных, не рубрифицированных карточек ( — говорит больной). При выполнении заданий по методике исключения больные также производят обобщение по несущественным, формальным признакам. Больной Л. объединяет в одну группу ножницы, катушку и трубку — . Он же объединяет весы, очки и часы и исключает термометр — .

Легкость актуализации , чрезмерно обобщенных признаков обнаруживается, когда больному шизофренией предъявляют карточку, где изображены далекие друг от друга предметы. Здоровые обследуемые в таких случаях либо отказываются выполнить задание, говоря, что эта карточка не содержит изображений трех предметов, которые можно было бы обобщить, либо дают обусловленно — формальное решение ( ). Больные шизофренией в этих случаях легко производят обобщение и отстаивают правильность решения задачи. Так, например, предъявляется карточка, на которой нарисованы роза, яблоко, шуба, книга.

Читайте также:  Модные шапки для мальчиков весна 2021

Больной С. : . Больной О. : .

При исследовании методикой исключения нередко у больных шизофренией обнаруживаются явления разноплановости мышления. Одно и то же задание больной выполняет в нескольких вариантах (иногда один из них правильный). При этом предпочтение какому — либо решению не отдается.

В. М. Блейхер И.В. Крук. Патопсихологическая диагностика. Киев, 1986.

Источник

Шуба роза что общего

Больные с явлениями снижения уровня обобщения в своей деятельности руководствуются второстепенными, несущественными признаками, исходят из конкретной ситуации, например: «Чтобы шить, нужны наперсток, ножницы и нитки. Но и трубку нельзя исключить, если портной курящий». Больной шизофренией, руководствуясь латентными признаками предметов, это же задание решает следующим образом: «Трубка, катушка и ножницы имеют сквозные отверстия, а наперсток является гнездом».

При предположительной диагностике шизофрении используют карточки с изображениями предметов, которые нельзя объединить в соответствии с инструкцией (например, на карточке изображены роза, шуба, яблоко и книга). Здоровые в таких случаях либо заявляют, что задание невыполнимо, либо дают обусловленно-формальный ответ, например: «Из изображенных на этом рисунке предметов нельзя выделить группу, состоящую из 3 предметов, но если вы настаиваете, то я предлагаю следующее решение — в отличие от яблока роза, шуба и книга являются несъедобными». Больной шизофренией может объединить в одну группу розу, книгу и яблоко, так как «все они имеют листочки».

Задания в методике исключения следуют с нарастающей сложностью.

Выделение существенных признаков. С помощью этой методики устанавливают способность обследуемого дифференцировать существенные признаки предметов и явлений от несущественных, второстепенных. Кроме того, наличие ряда заданий, одинаковых по характеру выполнения, позволяет судить о последовательности рассуждений обследуемого, о его «обучаемости» в ситуации исследования.

Обследуемому предлагают понятия, к каждому из которых даны 5 слов, имеющие к нему какое-либо отношение. Следует выбрать 2 слова, являющиеся наиболее существенными, неотъемлемыми признаками заданного понятия. Например, к понятию «игра» даются слова «карты», «игроки», «штрафы», «наказания», «правила». Из них основными, без которых никакая игра вообще невозможна, являются слова «игроки» и «правила».

Источник

Шуба роза что общего

Несущественные признаки

Сообщение Kurzewile » 11 мар 2018, 23:56

Re: Несущественные признаки

Сообщение Alarika » 12 мар 2018, 00:26

Я не знаю, каким образом я определяю. Как и во многих других случаях (естественно, не во всех, а где требуется воссоздание визуально-логического образа), ответ возникает сам, когда сосредоточишься на вопросе и представишь всё.

С вопросами типа «четвёртый лишний» у меня никогда ошибок не было, кроме одного раза из очень многих (отвечала на подобные вопросы по психолого-психиатрическим книгам раньше неоднократно, так как мне нравятся загадки и тесты разного рода). И даже не представляла, что вопросы подобного рода могут обозначать что-то особенное в диагностике (кроме общего уровня логики и умственных способностей).

Re: Несущественные признаки

Сообщение Fratervagus » 12 мар 2018, 01:09

Re: Несущественные признаки

Сообщение 1956432 » 12 мар 2018, 01:13

Re: Несущественные признаки

Сообщение Alarika » 12 мар 2018, 01:24

Re: Несущественные признаки

Сообщение Jesse » 12 мар 2018, 04:41

Re: Несущественные признаки

Сообщение Alarika » 12 мар 2018, 07:06

А что, возможно, именно это для подобных тестов и нужно — способность знать/угадать типичное мнение большинства людей или создателя тестов (а вовсе не на самом деле умение выделять существенные признаки). Потому что именно с умением угадывать возможное мнение большинства у меня и хорошо. Именно на это и натренировывалась в школе, когда были проблемы с нетипичными ответами (на уроках или в обычных разговорах) — говорить так и то, что и как ожидается от человека в каких случаях или положено говорить (а не то, из-за чего потом будут считать ненормальной или нестандартно мыслящей). Что у меня так и проявляется по умению выбрать ожидаемый ответ в тестах, выбрать наиболее подходящие ключевые слова при поиске в интернете, иногда в процессе угадывания целей и мыслей человека при разговоре (но это уже требует уточнения дополнительными вопросами; и вообще меня всегда «убивает» свойство людей не говорить сразу и прямо свою основную целевую мысль разговора, а говорить про это как-то косвенно или нередко даже совсем не про то, что говорят словами изначально).

А вот умение на самом деле выбрать ведущий/специфичный признак предмета/ситуации/болезни и т.п. — у меня очень проблематично. И я это знаю, так как и мне это говорили неоднократно, и я в этом убедилась. Одно дело в теоретической задаче, где я сразу пойму замысел составителя её и логику ответа. А другое дело в реальности, где этот главный признак оказывается не тот, на который я думала. И это (неумение выделить главное) я и считаю одним из довольно значительных своих неправильных качеств мышления. На работе в диагностике это решается опытом и знанием своих типичных ошибок. В жизни это никак не решается (это же сколько лет прожить нужно, чтобы понять и запомнить все свои типичные ошибки в поведении и разговорах).

Источник