Меню

Как убивают норок при изготовлении шубы



Как добывают мех для шуб из норки, лисицы и песца

Одежда из меха норки, лисы, песца и других зверей – все эти шубы и полушубки, оторочки и воротники нравятся многим женщинам. Считается, что облачиться в меховую шубу – значит, утеплиться и украсить себя, придать облику определенную статусность.

Но в последнее время все больше женщин отказывается от натурального меха, покупая не менее красивые и качественные шубы из меха искуственного или вовсе переходя на стильные синтепоновые куртки. При наличии альтернативы люди не хотят спонсировать мучения животных, которых убивают ради меха. Ведь ни для кого не секрет, как добывают мех для шуб.

Но востребованность пушных изделий в странах СНГ не уменьшается. Бизнес от звероферм приносит его владельцам неплохой доход, поэтому отказываться от этого ремесла они не намерены.

Недавно корреспонденты газеты «Глубинка» побывали на типичной звероферме в Беларуси и взяли у ее владельцев интервью. Каково это – выращивать зверей на мех? Как получают мех для шуб? Опытом поделились бизнесмены — Владимир Борисенок и его супруга Екатерина Клицова.

Их звероферма расположена в Оршанском районе, деревне Литусово. Существует уже 20 лет. Раньше выращивалось и забивалось не менее 17000 ежегодно. Но предприниматели перестали справляться с такими объемами, слишком много животных гибло от болезней, рук на всех не хватало, и поголовье сократили. На январь 2013 года в клетках было лишь 600 голов лисы и песца, а также 1000 голов норки. Остальных животных к тому времени уже забили.

Разводят они серебристо-серого песца, жемчужную и черную скандинавскую короткошерстную норку, чернобурку и рыжую лису-огнёвку. В процессе диалога корреспондент и Екатерина прохаживались вдоль длинных рядов клеток, большая часть которых уже пустовала. Оставшихся зверей планировалось забивать через неделю. По словам животноводов, мех должен «дозреть». В живых фермеры хотели оставить только самок и самцов, необходимых для последующего разведения зверей.

В естественных условиях продолжительность жизни норки составляет 10 лет. На ферме же, по словам Екатерины, прожить они могут не более 3-х лет — из-за усиленного вскармливания (для ускоренного роста) печень зверьков быстро поражается. Основная масса норок живет только 8 месяцев, рождаясь в апреле и отправляясь в расход в ноябре. Аналогичный срок и у лис с песцами. Исключение составляет лишь песец-оплодотворитель, которого держат 7-8 лет. Однако для этого в сезон он должен крыть не менее 30 самок. Вот и ответ на вопрос…как добывают мех норки.

Екатерина призналась, что никакой жалости к разводимым животным не испытывает, когда тех приходится убивать. «Наверное, профессиональная деформация. Чувствую только глубокое удовлетворение от того, что трудный и долгий рабочий процесс завершается. Радуюсь, что удалось получить качественный мех, который продам и заработаю хорошие деньги,» — призналась она.

Хозяева отмечают, что сложнее всего приходится с лисами, они наиболее агрессивны. А вот песцы, напротив, очень спокойные и добрые. Что касается норок, так это довольно любопытные животные и многое позволяют человеку. Екатерина заметила, что чем светлее тон окраски, тем добрее животное.

«Обычным людям кажется, что нет ничего сложного – посадил в клетку, корми да жди, когда вырастет. Не знают они, что звероферма – адов труд. Корм нужно найти, привезти, где-то хранить, все им правильно готовить, давать вовремя… Что-то сделаешь неправильно – и качество меха ухудшается. Главное в разведении пушнины — это своевременное планирование всех действий как минимум за полгода. Например, если в июле им жарко, когда они малыши еще, то к ноябрю, к забою, качество меха будет не то. Вот было у нас: родились щенки хорошие по 2,5 см, провели вакцинацию. И тут раз и жара 28 гр. Детеныши к жаре не готовы, умирало 30-40 голов в сутки, сердце их не выдерживало,» — рассказала хозяйка.

Когда приходит время, зверьков усыпляют смирительной инъекцией. Сердце останавливается и начинается процесс их обработки, на который уходит двое суток. Шкурки обезжиривают поначалу вручную, а затем — с применением особого барабана с опилками. Затем их натягивают на специальные деревянные доски для сушения. Под конец шкуры бросают в барабан с опилками и бензином (бензин – для мягкости меха, чтобы он принял товарный вид).

Стоимость одной шкурки норки составляет $50, песца около $120, а лисы достигает $170. Для шубы из норки понадобится около 60 шкурок, для полушубка — около 35. На полушубок из лисицы или песца уходит 12 шкурок.

Екатерина много лет занимается пушниной, но своего мехового пальто у неё нет. «Считаю, что деньги не должны висеть в шкафу, лучше их в производство вложу», — такое мнение у хозяйки зверофермы. Также не понимает она и претензий защитников животных. «Люди же цветы на продажу разводят, убивают их, потом продают. А я выращиваю лис, песцов, норок и продаю мех. Такова жизнь».

Читайте также:  Выкройка шапки ушанки по новому

Конкуренции искусственного меха Екатерина не боится, считая, что женщины всегда будут предпочитать натуральный. Хозяйка гордится своей работой – тем, что помогает женщинам обзавестись статусной вещью, которая, по ее мнению, делает обладательниц на 10 лет моложе.

А вот Марина Ривьера с ней не согласна. Ее легкие, красивые шубы из искусственного эко меха приходятся современным женщинам по душе. Шубки греют даже при температуре минус 35 гр, при этом высокотехнологичные материалы весят очень мало — иногда не более 2 кг. По мнению Марины Ривьера, искусственный мех в разы превосходит натуральный.

Источник

«Мехпром — это Бухенвальд». Заводчик норок — об истреблении зверьков в Дании и никому не нужных шубах в России

Фото © Getty Images

» src=»https://static.life.ru/publications/2020/10/12/1356687427073.5688.jpg» loading=»lazy» style=»width:100%;height:100%;object-fit:cover»/>

Если Дания всё-таки уничтожит 17 миллионов пушных зверьков, освободится 40% мирового рынка норковых шуб. По мнению экспертов, это шанс для российской меховой промышленности. А вот на одной из норковых ферм в Тверской области подобных надежд не разделяют. Лайф расспросил, какова ситуация в российских зверохозяйствах.

В Европе разгорается скандал, пока для пушистых зверьков готовят печи. Норки приговорены к смерти за то, что, по данным властей, переносят коронавирус.

Датские органы здравоохранения в предварительных исследованиях обнаружили новый мутировавший вирус CoViD-19 в норке, который может повлиять на действие вакцины

Из сообщения на сайте Министерства продовольствия, сельского хозяйства и рыболовства Дании

В ВОЗ прямо указывают, что изначально норки заразились от людей. То же самое говорят в США: как пишет Independent, в Штатах придерживаются версии об инфицировании животных от больных работников звероводческих хозяйств. Наконец, медицинское издание BCMJ сообщает: «Работники, инфицированные CoViD-19, распространили инфекцию среди животных».

Как бы то ни было, с июня 2020 года в Дании зафиксировали 214 случаев обратного процесса — заражения людей от норок. Более того, в 12 из этих случаев речь идёт о совершенно новой, ранее неизвестной разновидности нового коронавируса. Насколько она опасна, впрочем, пока точно не известно, но есть данные, что к ней менее чувствительны защитные антитела. В числе тех 12 заражённых восемь человек — работники зверохозяйств, ещё четверо — просто местные жители.

Коронавирус на сегодняшний день выявлен на 216 датских зверофермах, где выращивают норок. Всего таких хозяйств там 1139. Все вместе они производят 17 миллионов шкурок норки в год. Это 40% мирового рынка норки. По объёмам производства этого меха Дания на втором месте после Китая. При этом Китай одновременно и основной покупатель датских шуб.

Фото © ТАСС / Moro / ROPI via ZUMA Press

В октябре правительство Дании велело казнить 2,5 миллиона заражённых норок. А 4 ноября вышел приказ убить все 17 миллионов, что есть в стране. Спустя несколько дней министру по вопросам продовольствия Могенсу Йенсену пришлось публично извиняться за это решение. Он заявил, что это был не приказ, а убедительная просьба, что столь радикальные меры потребовались ввиду экстренной ситуации. При этом министр продолжает настаивать, что разведение норок сейчас крайне опасно.

Интересно, что в правительстве Дании считают необходимым уничтожить и шкурки уже убитых заражённых животных. Мех считают опасным и в Нидерландах: там запретили развозить заказчикам готовый товар. Голландцы производят 4,5 миллиона шкурок норки ежегодно. На 69 фермах тоже выявили ковид. В июне, по информации DutchNews, 600 тысяч голландских норок убили в газовой камере. Меж тем российский депутат Владимир Бурматов рассказал, что норок в Европе собираются сжигать в печах теплоцентралей, и сравнил эти меры с фашистским изуверством.

Кроме вышеупомянутых стран ковид нашли у норок в Испании, Италии, Швеции и США. По мнению экспертов, это может оказаться последним гвоздём в гроб европейской меховой промышленности. К примеру, в тех же Нидерландах ещё несколько лет назад решили полностью закрыть все пушные фермы к 2024 году. Теперь же на фоне последних событий этот процесс решили максимально ускорить — хотят избавиться от таких ферм к весне 2021 года.

Такое решение считают самым правильным в российской общественной организации «Голоса за животных». Её представители убеждены, что то же самое нужно сделать и в России.

Самой разумной и безопасной альтернативой мы видим закрытие звероферм. Сегодня разведение животных не только опасно, но и бессмысленно, ведь в наше время есть множество материалов, которые не уступают по качеству и свойствам и более экологичны. Многие страны уже пошли по этому пути, частично или полностью запретив разведение пушных животных, импорт и даже продажу меха

Читайте также:  Штаны шорты с сеточкой

молекулярный биолог, координатор проекта «Животные не одежда» организации «Голоса за животных»

На этот счёт Лайф просветил директор звероводческого хозяйства «Новые меха» в Тверской области Владимир Бозов.

90% российских зверохозяйств, если бы им предложили компенсацию, сами бы с радостью забили всё своё поголовье

Директор звероводческого хозяйства «Новые меха»

Предприниматель рассказал, что в этом году на его ферме было 195 тысяч особей молодняка норки, это на 50 с лишним тысяч меньше, чем пару лет назад. Но по сравнению с общемировой ситуацией в звероводстве — потеря невеликая. По данным Российского пушно-мехового хозяйства, в целом в стране производят около 1,5 миллиона шкурок норки в год. Но, по прогнозам Владимира Бозова, в этом году их будет от силы 1,2 миллиона — почти вдвое меньше, чем в 2014 году. В целом по всему миру шесть лет назад произвели за год 89 миллионов шкурок норки, в этом году — 30–35 миллионов, сообщил он.

Мы сейчас как выжатый лимон, мы сейчас нищие! Нам, чтобы с колен подняться, нужно не знаю сколько лет. Представьте себе, как наши войска освобождали Бухенвальд. Вот эти пленники, как вы думаете, могут самостоятельно подняться с колен? Вот мы сейчас такие же! Российское звероводство на грани вымирания. Мы всем должны, нам зверей кормить нечем

Директор звероводческого хозяйства «Новые меха»

Примерно десятая часть российской норки идёт на экспорт, всё остальное покрывает половину потребности страны. Это значит, что вторая половина покупаемых в России норковых шуб — импортные или сделаны из импортного сырья. Норку завозят в том числе из Дании и Нидерландов. Если закупки меха из этих стран прекратятся, даст ли это шанс российской меховой промышленности?

Да никуда мы не развернёмся. Если что-то где-то и начнёт подниматься, то точно не мы эту нишу займём, потому что мы сейчас одной ногой в могиле

Директор звероводческого хозяйства «Новые меха»

Прошлая зима оказалась тёплой, из-за пандемии отменились выставки мехов и аукционы, посетовал бизнесмен. Онлайн-торговля не работает: шубы люди любят смотреть живьём и трогать. Как результат — в сентябре 2020 года было продано лишь 10% норковых шуб, сшитых в 2019 году. Они лежат на складах рядом с нераспроданными позапрошлогодними запасами. Так что никакого заметного подорожания норковых шуб в отсутствие датского импорта предприниматель не ожидает.

На рынке ничего не изменится. Предложение шкурок в связи с тем, что в Дании там что-то произойдёт, не нарушится. Шкурок на рынке достаточно, их хватит ещё на 2–3 года вперёд точно. Склады забиты пушниной. Вся пушнина 2019 года ещё непроданная лежит, пушнина 2018 года не продана

Директор звероводческого хозяйства «Новые меха»

И в Европе столь же плачевная ситуация, как и по всему миру, заверил бизнесмен: Копенгагенский аукцион продаёт шкурку по цене в среднем на 10 долларов ниже себестоимости, и это длится не первый год. А прошедшим летом ещё и мигранты не приехали: приезжие из Молдавии, с Украины, из Прибалтики — основная рабочая сила на многих зверофермах в Европе, пояснил Бозов. Так что датским и голландским владельцам хозяйств с норкой избавиться от убыточного производства на самом деле выгодно, убеждён он.

Знакомые литовцы, кто там работал, рассказывали, что в этом году голландские фермеры, у кого было некому работать летом, наоборот, стремились, чтобы их ферму признали заболевшей и чтобы их зверей убили, они чуть ли не приглашали, зазывали и говорили: поставьте и моих зверей под забой

Директор звероводческого хозяйства «Новые меха»

Всё дело в том, что у европейского звероводства сильная господдержка, подчеркнул директор фермы: за ликвидацию производства датчанам предлагают такие компенсации, что гораздо привлекательнее получить их и забыть разведение норок как страшный сон, чем продолжать подсчитывать потери.

Датское королевство выделяет на компенсацию за убитых животных 400 с лишним миллионов долларов. Это больше, чем они смогут заработать с продаж шуб. И то же самое в Голландии

Директор звероводческого хозяйства «Новые меха»

При этом несколько миллионов шкурок Дания в этом году всё-таки выставит на продажу, подчеркнул Владимир Бозов. Уничтожению подлежит только мех заражённых животных. И он выразил мнение, что даже этих шкурок зря боятся. Шуба, заявил он, не может заразить никаким вирусом, потому что вирус без живого хозяина быстро погибает.

Шкурку высушивают, её обрабатывают, а когда выделка — это вообще химический процесс, там и температура, и химия. Коронавирус погибает даже при мытье рук обычном, а здесь дубильные процессы идут, здесь кислоты, никак он не может от шкурки передаться

Читайте также:  Шапка для реквизитов организации

Директор звероводческого хозяйства «Новые меха»

Шубы из норки забоя 2020 года поступят в продажу лишь к осени будущего года, добавил директор. Насчёт своей фермы он, кстати, отчитался Лайфу: все норки проверены, заражений нет.

Источник

Статья о выделке меха и заблуждениях зоозащитников

Замазали фото, чтобы не шокировать людей, которые не хотят это видеть. Полное доступно по ссылке , и предупреждаем, что может вам не понравиться.

Это и другие похожие фото уже давно ходят по пабликам с припиской о том, что шкуру сдирают именно с живых животных. Но это, к счастью для всего цивилизованного мира и к сожалению для пиарящихся на этом пабликов — ложь. Почему?

Зачем сдирать заживо?

Во-первых, сдирание меха с животного заживо невозможно. Для этого необходимо каким-то образом аккуратно разрезать мех, не зацепить при этом покровные ткани и мышцы (ведь животному обязательно нужно оставаться живым, по-другому нельзя!) и не помять мех, не повыдирать из него клочки шерсти.

Во-вторых, для снятия шкуры с животного просто необходимо:
1. Обескровить тушку
2. Оградить попадание подкожного жира на мех
3. Охладить тело до 10 градусов по Цельсию

Несоблюдение этих правил ведёт к порче товара — например, если тушу не обескровить, кожный покров станет жилистым — это серьёзный порок кожи, при котором на внешнем слое видны отдельные тёмные жилки (потемневшие от свернувшейся крови капилляры). Также может появиться бугристость кожи.

На других похожих картинках мёртвые и живые зверьки лежит в кучах прямо на улице, но это тоже не так — для охлаждения умерщвлённых зверей раскладывают по одному. Иначе может произойти подпревание шкурок и образование плешки от соприкосновения тушек друг с другом. Температура окружающей среды должна быть 0-10 градусов по Цельсию, иначе снова провал. Это также порча товара, после такого мех можно просты выкинуть.

На некоторых производствах существует технология, при которой обескровливать шкурку не обязательно, но при этом к ней нельзя прикасаться руками и другими хоть мало-мальски грязными предметами — грязь испортит шерсть моментально.

Мы портим естественную экологию!

Существует поверье, что зверей отлавливают в дикой природе или что ещё похуже, но это не так. Дело в том, что все те звери, что идут на убой — одомашенные и выведены как селекционная порода, не встречающаяся в диком мире. Это связано с тем, что проще вывести специальный вид и держать его в ухоженном виде и выводя породу с лучшими качествами меха, чем бегать по полю за каждой дикой шиншиллой, шерсть которой потом окажется грязной, может, некачественной и короткой. Поэтому по поводу популяций беспокоиться не стоит.

Убиение: чаще всего зверьков усыпляют парами хлороформа или эфира, они не чувствуют боли и просто засыпают. Что же тогда изображено на фото? Судя по всему, кролик или кенгуру, лишившийся шерсти вследствие болезни.

А я видел!

Также по сети гуляет множество видео с жестокими забоями животных ради меха. Однако, во-первых: их все-таки перед этим убивают. В поисках опровержения приходилось натыкаться на дискуссии, где активисты сначала голосили о том, что шкуру с животных снимают заживо, а следом кидали материалы, на которых их сначала забивают. Причём, момента снятия шкуры как такового не запечатлено, что вообще ставит под сомнение факт убийства этих животных ради меха.

Во-вторых, почему-то ни на одной видеозаписи этого действа нет шиншилл. Были кролики и даже еноты, но сдирание шкуры с шиншиллы (будь то живой или мёртвой) не было показано нигде.

В-третьих — все видеозаписи имеют старые даты, интерфейс, свидетельствующий о том, что запись велась на старые VHS кассеты и, что очень важно, люди, которые этим занимаются однозначно из стран третьего мира — об этом говорит язык и внешность. Также найденные источники видео показывают дату аж от середины девяностых, а место съёмки находится преимущественно в неразвитых странах Африки или Азии. Ни в этих, ни в других случаях эти видеозаписи не могут являться доказательством всей тенденции. Если вы не поняли, почему, то ещё раз перечитайте начало поста про правила снятия шкуры.

А вывод?

Всё это говорит лишь о чёрном рынке и незаконном производстве/сбыте товаров, причём ужасного качества. Все эти места добычи уже прикрыты, а контрабандисты-живодёры отбывают наказание. Шубы, которые продаются в магазинах, всегда сертифицированы, а значит на фермах соблюдаются все правила безопасности, санитарные условия, а также гуманность по отношению к животным. В России, например, мех без маркировки сразу же изымается и проверяется — будь то граница или магазин, а за живодёрство следует наказание.

Источник