«Завядшая ветка сирени»

Глава 4.

Однажды занятие пришлось перенести на более позднее время и закончили они, когда за окнами опустился глубокий темный вечер. Ксюша тихо спустилась на первый этаж и вдруг услышала негромкую мелодичную, доносящуюся из одной из дверей слева, красивую оперу Чайковского. Ксюша не смогла подавить желание проигнорировать эту музыку и уйти, поэтому тихо приблизилась к источнику шума. Дверь комнаты была приоткрыта и Ксюша осторожно вошла. Это оказался кабинет. Он был выполнен в обоях темно-зеленых тонов и белым потолком. Под последним висела красивая люстра. У стен, напротив входной двери, стояли шкафы, заполненные книгами и папками. Впереди расположился достаточно длинный, коричневый, деревянный, лакированный стол с ноутбуком. Рядом было задвинуто большое, черное, кожаное кресло.
Ксюша взглянула налево и увидела ЕГО. Александр Филипов сидел на кожаном мягком диване и с задумчивым выражением лица попивал виски. Он смотрел куда-то далеко и даже не замечал чужого присутствия.
Ксюша увидела бледность и усталые черты на лице мужчины. Но эта усталость скопилась не от тяжести рабочего дня, а от жизни. Мучительный изможденный взгляд был устремлен в одну точку, но далеко за пределы видимого горизонта, а под его глазами нетрудно было заметить синяки от хронического недосыпа. Ксюша почувствовала, как дрогнуло её сердце в темной глубине …
- Александр Константинович.
Мужчина не сразу услышал, что его зовут и только спустя несколько долгих секунд повернулся. Он чуть нахмурился от удивления, увидев Ксюшу здесь, словно её быть тут не должно.
- Ксения?? А … ах … да, - он тяжело опустил голову, вспомнив, что они сегодня перенесли занятие. – Вы уже закончили? – Александр устало провел рукой по лицу.
Ксюша чуть помолчала, не сомневаясь, что он её даже не услышит.
- Александр Константинович, у вас все в порядке?
Филипов повернулся к Ксюше и какое-то время просто молча и задумчиво смотрел на неё. Странно, но в её глазах он вдруг увидел беспокойство за совершенно чужого человека. Какое ей вообще должно быть дело до проблем своего работодателя? Но она здесь …
- Да, все нормально, - пришел он в себя. – Спасибо. Просто очень устал. Тяжелый день был.
Ксюша немного помолчала, а затем прошла к дивану и, сев на подлокотник, произнесла, посмотрев на Александра:
- Мне кажется не только этот.
Александр внимательно вглядывался в лицо девушки. Её замечание было чересчур проницательным, без сомнения. Воцарившуюся тишину нарушали лишь постукивание настенных часов и треск поленьев в камине.
- Виски не желаете?
В ответ на такое предложение, бровь Ксюши удивленно выгнулась. Она усмехнулась и слегка улыбнулась.
- Нет, спасибо, я не пью.
- Да, конечно, - Александр поставил стакан с недопитым виски на журнальный стеклянный столик, сам прекрасно осознавая какую глупость спросил. – Извините.
- Александр Константинович, вам нужно выспаться и отдохнуть. Вы своей работой совсем себя изведете.
Филипов вглядывался девушке глубоко в глаза, пытаясь понять её сущность. Сейчас он видел в ней не просто смелую девушку и учительницу своего сына, а доброго бескорыстного человека, который неравнодушен к чужим проблемам. Это очень глубоко тронуло мужчину. Александр хмыкнул.
- Вы знаете, - немного смущенно, съежившись будто от холода, спустя небольшую паузу произнесла Ксения, - это забавно, но … вы меня тогда удивили. – Александр немного удивленно взглянул на девушку. – Вы крутой бизнесмен, у вас большой и шикарный дом и участок. И вы сами открываете гостям дверь, - Ксюша многозначительно вскинула брови. Филипов и сам не удержался от смешка. Я думала у вас служанки снуют только так, а вы лишь восседаете в своем кабинете, обитом кожей крокодила, на втором этаже и спускаетесь вниз лишь на обед. А на самом деле у вас даже повар на 8-часовом рабочем дне!
Филипов рассмеялся.
- Простите, что разочаровал. Разрушил все ваши представления.
Ксюша тоже хихикнула. Вообщем, она вовсе не была разочарована. Это просто было забавно.
- Вы знаете, я ещё по дому, бывает, в пижаме хожу, - добавил Александр и они вместе рассмеялись. – А если без шуток, - тут голос мужчины посерьезнел, - я просто устал от людей. Знаете, Ксюша, на работе ведь ни минуты покоя. Телефонные звонки, переговоры, переговоры, совещания, партнеры, секретарши с договорами … Голова закружится. И только приходя домой я наслаждаюсь тишиной. Я ведь поэтому и купил здесь дом. Здесь нет никакой суеты, только тишина и покой. Я придерживаюсь принципа «сой дом – моя крепость». Здесь моя семья, а не офис, поэтому я стараюсь свести к минимуму присутствие рабочего персонала. А налить кофе и открыть входную дверь я и сам могу, - при этом он улыбнулся, но от проницательного взгляда девушки не могла ускользнуть та грусть и усталость, заполонившие его глаза. Он улыбался, глядя жизни в лицо, а у самого словно в душе настоящий хаос и крики боли.
- Понятно, - сдавленно произнесла молодая студентка.
Она немного помолчала, набираясь смелости спросить то, что уже давно не давало девушке покоя.
- Александр Ко … - громко и тяжело, наконец, выдохнула она, но тут Филипов перебил её.
- Зовите меня Александр, - и он мягко улыбнулся.
Ксюша выдавила легкую натянутую улыбку, судорожно вздохнула и продолжила, переминая пальцы рук:
- Але … Александр, простите меня за любопытство… Я понимаю, что это не мое дело … но …я просто заметила, что весь дом вы несете на себе … все хозяйство, воспитание сына на вас … и я хотела давно спросить … Александр … а где ваша жена?
Филипов сразу посерьезнел, на его лбу появились глубокие складки и всегда такие скрываемые морщинки вдруг вылезли наружу, говоря о глубокой боли и печали своего хозяина, которую он испытывал не раз и очень тяжело и глубоко отпечатались в его сердце. Он выпрямился, поставил стакан с недопитым на дне виски на стоящий перед диваном стеклянный журнальный столик, немного помолчав.
Ксюша же почувствовала, что вторглась во что-то очень личное и трагическое, и уже упрекала себя за свой длинный язык. Ей хотелось прямо на месте провалиться под землю.
- Моя жена умерла, - внезапно ответил Александр.
В воцарившейся гробовой тишине его голос и ответ прозвучал очень резко, словно острый нож прошелся по воздуху громким лязгом, твердо и даже страшно.
Сердце девушки больно сжалось, а брови удивленно подскочили вверх. Она продумывала несколько возможностей отсутствия госпожи Филиповой – сбежала с любовником, бросила больного сына, лежит в клинике или ещё что, но такого она даже представить себе не могла. Бедный мальчик!
- Пять лет назад они с сыном ехали домой и попали в аварию. Лена умерла сразу, а Андрей остался жив. Правда, не в полном смысле этого слова … - грустно заключил он. – Как видите … С той самой аварии Андрей и не ходит. Я перепробовал все, что возможно! – Филипов искренне растеряно пожал плечами, словно стоял на большом распутье и не знал, что ему делать. – Показывал его нашим и зарубежным лучшим врачам, отправлял на лечение в Швейцарию, но … все оказалось напрасным … Все в один голос твердят, что нужно время. А сколько этого времени?! – Александр посмотрел на Ксюшу, словно спрашивал ответа у неё. Словно надеялся, что она может сказать ему успокоить его душу. – Если бы я только знал, что он действительно выздоровеет и это время поможет …!!!! Да я бы всю жизнь ждал! Месяцы, годы! Все равно. Главное, знать, что мой мальчик снова станет настоящим полноценным человеком и сможет вести такой же образ жизни, как и все мальчишки! Получать такое же удовольствие от футбола, как и все его ровесники, мчаться на велосипеде с ветерком, падать и набивать даже себе шишки, наконец …!!!!!
Александр сильно и больно зажмурился и уронил голову в свои раскрытые ладони, чуть побродя пальцами рук по волосам.
Ксюше вдруг стало так жалко Александра и Андрея. Просто по человечески хотелось подойти и обнять его, пожалеть. Но она знала, что это будет переход через все допустимые границы и едва сдерживала себя. Теперь ясно, почему Филипов-ст. выглядит таким усталым. Он ведь, как Атлант, несет все на своих плечах – и заботу о семье и все проблемы. Но человек не металл. В одиночку он не может выйграть войну и не равен час, когда он просто сломается, как тростинка. Даже если этот человек такой сильный, как Александр. Ксюша сглотнула.
- Простите, - с комом в горле глухо произнесла она. – Александр, я не хотела … Извините. Я лучше пойду.
Удрученно встав, Ксюша медленно направилась к двери, но Александр её остановил.
- Постойте.
Ксюша замерла на месте, не оборачиваясь. Она помнила его мучительный взгляд и боялась встретиться с ним. Ей было стыдно, что она вновь заставила Александра вспомнить и прочувствовать всю его боль.
Давно забытая горечь и боль снова наполнили сердце Александра. Он и не знал, что она до сих пор так крепко сидит в нем, хотя прошло уже немало времени. И вот снова время … А Ксюша. Она так заинтересовалась его историей, его бывшей женой … Так пропустила через себя все эмоции, его боль, словно это была и её личная трагедия. Александра это удивило и секунду он с любопытством смотрел на её затылок. Ни одна из его женщин, которые были ему ближе этой обычной молодой учительницы, которые делили с ним постель, его кошелек, свободное время так не интересовались его прошлой жизнью. Да и сам он ограничивался лишь ответом на их вопрос «Где твоя жена» просто – «Умерла». И больше никаких вопросов, лишь обычное хмыканье. А здесь … совершенно чужой человек, не требующий ничего взамен, переживает и скорбит вместе с ним. Делит с Александром ни постель его, ни кошелек, а его боль … Что было для Филипова просто невероятно. Во что было трудно поверить. Да и сам он так честно и открыто все рассказал ей, без утайки. Одновременно это было тяжело и легко. Он почему-то знал, чувствовал, что может ей открыться, может довериться и она поймет. В комнате будто стало душно. Филипову не хватало воздуха. Единственный человек, которому удавалось просто клещами выпытывать у Александра всю суть его проблем – человек, что касается личного, он всегда был закрытым, - была Лена. А тут он сам вылил весь свой душевный груз на хрупкие плечи бедной девушки. Что с ним такое происходит? Но почему-то в Ксюше он чувствовал настоящую надежность, стену, о которой ходят столько семейных легенд, и хотел открыться ей.
- Поздно уже, - Александр подошел к Ксюше и уже мягко посмотрел на неё.
В этот момент и в душе девушки что-то смягчилось, даже потеплело. Нагнанная всей этой тяжелой историей темнота и груз начали рассеиваться. Ксюша чуть улыбнулась.
- Мой водитель отвезет вас домой.
Ксюша немного заколебалась, думая отказаться, но на улице и впрямь было уже темно, поэтому она тихо согласилась, смущенно опустив голову.
- Хорошо, спасибо.
- Спокойной ночи.
- Спокойной ночи.
Сделав один шаг, Ксюша перешагнула через порог.
Александр ещё какое-то время стоял на том же месте, засунув руки в карманы и глубоко задумался.



«Завядшая ветка сирени»

Глава 3.

Шли дни. Ксюша интенсивно занималась с Андреем. Она давала ему не только языковые знания, но и помогала расширять кругозор. Андрею было очень интересно с новой учительницей и именно этого урока мальчик с безумным упоением и трепетом ждал каждый день. Более того, в Ксюше он обрел настоящего хорошего друга. С ней ему было хорошо в общении – он мог разговаривать с ней на любую тему и она очень часто смеялась и улыбалась. Как его мама …
Ксюша давала подопечному очень интересные задания, каждый вечер тщательно продумывая их. Например, однажды она попросила Андрея найти какие-нибудь интересные факты об определенной стране, её традициях и людях. А затем на уроках они обменивались этой информацией.
- … and did you know that British people have scales in their houses just for decore? …. ( … а ты знал, что британцы используют в своих домах весы только для украшения? …)
- … аnd did you know that in Korea … ( … а вы знали, что в Корее …).
Задания всегда вызывали у Андрея интерес и любопытство и он использовал все доступные ему средства и силу, чтобы выполнить упражнения на отлично. На этих уроках время пролетало незаметно в отличии от уроков хотя бы сухой математики. В какой-то момент Андрею показалось, что учи алгоритмам его Ксюша, он бы и от неё получал удовольствие. Ведь где-то в глубине этот предмет Андрею нравился, но одно лишь воспоминание о сплошных учебниках и правилах в красных рамочках, вызывали у мальчика моментальное отвращение.
Андрей очень жалел, что в часе всего 60 минут и путешествие в увлекательную иностранную страну заканчивается так быстро. С появлением новой молодой учительницы в доме, его небольшие обитатели не могли не заметить в мальчике кардинальные изменения. Он стал меньше играть в компьютерные игры, а когда слышал звонок в дверь, резко прилипал к окну. Андрею хотелось прыгать от радости, едва завидев белый пуховик на стройной фигурке молодой знакомой девушке и услышав стук её тонких шпилек. А ещё он помнит аромат её духов. Волшебный и цветочный, словно сошедший со страниц красочной сказки. Ксюша была словно ангелом во всем белом одеянии и среди белого снега, сошедшего с могучих небес. Мальчик сразу улыбался и махал рукой, стучал в окно своего второго этажа, даже если Ксюша его не видела. Его переполняло безграничное счастье.
Через какое-то время Ксюша привыкла, приближаясь к дому, смотреть на верх и всегда видела там своего подопечного, расплывшегося в радостной улыбке и тоже мило улыбалась ему. Она не знала, видит ли он её маленькую с такой высоты улыбку, но знала, что он все понимает по его глазам, когда встречала его на пороге его комнаты, полным неудержимого волнения, возбуждения и радости.
Чуть скрипнули тяжелые дубовые ворота, когда Ксения Варламова толкнула их и вошла. Она шла по заснеженной тропинке. Её шпильки высоких черных бархатных сапог проваливались в мягком мокром белом снегу. Солнышко тепло разливалось по поселку, протискиваясь между голых веток деревьев, - которые непреклонно и, сопротивляясь всякому порыву ветра, словно воины, что никогда не сдаются и идут напролом за победой вперед, - чтобы гордо занять свою место среди ясного, чистого, голубого неба и испытывать восхищение и любовь людей, которые подпитывают его тепло. Где-то рядом девушка услышала легкий шорох птичьих крыльев и едва уловимый писк. Ксюша оглянулась по сторонам и увидела лишь, как на одной из веток, поближе к стволу, что-то мелькнуло и остался виден один лишь хвостик какой-то маленькой пташки. Девушка слегка улыбнулась. Она громко вздохнула и вдохнула морозный воздух в легкие. Тут взгляд молодой учительницы случайно упал на правый участок сада возле дороги, где из больших пышных сугробов выглядывала небольшой отросток – какого-то рода с короткими, торчащими в разные стороны, тонкими веточками. Она остановилась им с любопытством засмотрелась туда. Ксюша чуть нахмурилась и что-то тревожное колыхнулось в её сердце.
Появившаяся впереди коляска Андрея, которую не без труда по рыхлому снега везла какая-то женщина лет 50 в меховой шапке и коричневой дубленке, выдернули девушку из её раздумий и она, затаив волнительное дыхание, направилась к ним, расплывшись в скромной добродушной улыбке.
- Здравствуйте, Ксения Валерьевна! – искренне радостно воскликнул Андрей, когда Ксюша подошла к ним вплотную.
- Привет, - улыбнулась она ему своей белоснежной улыбкой. – Гуляешь?
- Да! – гордо заявил мальчик. – Ксения Валерьевна, познакомьтесь, это Лидия Гавриловна, моя няня.
- Здравствуйте, - девушка протянула женщине руку в черной перчатке, но та только высокомерно смерила её вытянутую руку взглядом и только повела бровью, даже не пошевелившись, а затем обвела таким же взглядом всю молодую учительную – от головы до ног, не забыв задержать взгляда на каждой детали одежде.
Ксюшу от такого проедающего взгляда насквозь как-то передернуло. Казалось, он открыто кричал о недостойности такой молодой неопытной девушки работать в таком богатом доме.
- Здравствуйте, - повторила женщина с еле уловимой издевкой, как показалось Ксюше.
А может просто показалось? Воцарилась неуютная тишина. Нельзя было не почувствовать нависшее грозовое облако между этими двумя женщинами. Лидия Гавриловна продолжала стоять на месте, не двигаясь. Ксюша ждала, когда же она, наконец, уведет Андрея в его комнату. А сам мальчик боялся вставить даже слово, кожей ощущая все напряжение ситуации и только поджимал губы. Контакт не произошел. Да Андрей и не был удивлен. Его няня была тяжелой женщиной, молчаливой и парню она никогда не нравилась. С некоторых времен Филипов-мл. вообще тайно мечтал, чтобы место этой непробиваемой злыдни заняла Ксюша. С этой легкой, веселой, доброй девушкой Андрей был бы счастлив проводить не только учебное время. Но перед отцом этого вопроса мальчик не ставил. Да и вряд ли он согласится, ведь Александр считал Лидию Гавриловну опытным прекрасным педагогом, прислушиваясь к её мнению и советам в воспитании сына, а уже давнюю просьбу Андрея найти ему другую няню, отец категорически воспринимал, как эгоистичный каприз.
«То, что она тебе не нравится – не повод отказываться от её услуг, - говорил Филипов-ст. – И я достаточно доволен её работой. Присмотрись к ней получше. Не всегда все прекрасное лежит на поверхности …»
- А вы давно здесь работаете? – решила Ксюша предпринять ещё одну попытку наладить отношения, произнеся это немного слабо и робко.
Но Лидия только молча и с недоброжелательным блеском смотрела на бедную девушку и только потом сухо ответила:
- Достаточно.
Ксюша бесшумно вздохнула и взглянула на Андрея. У него был такой удрученный вид, словно говорящий «вот так и живем».
- А … а вы знаете … мне все было интересно …, - Ксюша волнуясь, поджала губы. – Я вон там … - она кивнула головой в сторону, где был закопан пенек, - заметила что-то вроде корня от вырубленного дерева. Что это было?
Около минуты Лидия Гавриловна смотрела на Ксюшу странным взглядом, - не высокомерным, не презрительным, но трудно описуемом, - и в один момент в её взгляде мелькнул какой-то другой блеск, но Ксюша не успела его распознать, потому что исчез он также быстро, как и появился.
Лидия Гавриловна высокомерно вскинула одну бровь. После небольшой паузы она произнесла:
- Вам лучше спросить об этом Александра … - глухо сорвалось с её губ. Ксюша чувствовала, что она намеревалась ответить ей более резко, но что-то её остановило. – И вообще вам пора заниматься.
Она бесцеремонно развернула коляску к крыльцу и завезла её внутрь по плавному сплошному подъему.
Ксюша усмехнулась себе под нос и последовала за ними.