В колонках играет - Зарисовка - Дыши
Настроение сейчас - меланхоличное

Глава 2. Стихийные бедствия.

Пока одна из моих подруг отправилась на отдых, действия не прекращаются ни на минуту. Закончилось всё мной, а началось с Насти. Она описывала мне свою жизнь сегодня ночью, в контакте.

…Третье июня. Утро – пробежка. Брат сказал, что она толстая, потом Настя качала пресс (как это на неё похоже, у меня жииивотик), после чего по плану она едет с Викой в ЦРБ( у Вики мама беременна). Но так как обычно Настёна не успевала, то Вике пришлось ехать одной. После душа она позвонила мне, и мы решили пойти работать, но сначала встретиться у парка. Ждала я этого с нетерпением, потому что погода была хорошая. Но в последний момент, всё быстро переменилось, всем нашим планам был уже определён итог. Я не смогла выйти из квартиры по причине того, что не могла до мамы дозвониться.
Потом моей любимой подруге позвонила бабушка и рассказала о том, что у них прибавление. Они не нашли ещё имя для мальчика, но Настя не растерялась. Как вскроется далее, Настиного ЕГО звали Антон, на этом и остановился её выбор.
И в общем финальной частью дня стала авария.
Никто не думал, что такое может произойти. Меня всколыхнула смс-ка он подруги почти в 11 вечера. Я очень испугалась. Странно, но меня даже скрутило поначалу. Моя реакция на такого рода события всегда не утешительна. Но оказывается, у Насти всё было хорошо.
Позднее я читала вот такой монолог:
-Перекрёсток (где автошкола). Светофор мигает жёлтый, мама набирает скорость, что бы успеть, но через несколько метров (расстояние приличное) загорается тот же жёлтый. Впереди машина тормозит, мама, не успевая затормозить, пытается уйти от удара и берёт влево. БАХ, приехали. Из машины выходит парень, достаёт треугольник, ставит его, звонит в Гаи. Мама в шоке. Я отхожу от шока, успокаиваю маму. В общем, вышла еле-еле (потому что слева был разделитель), повреждения не сильные. Ну, там у него фара разбита, у нас фара и бампер справа. Когда же мы всё же вышли, парень нагло осмотрел меня (глаза его видела вверх вниз пря как в песни кто ты), в ответ я ухмыльнулась. Все едут, все смотрят, чурка чуть шею себе не свернул, второй сказал, что я самая красивая (наверно меня с машиной сравнил или еще, что-нибудь придумал), не выдержав взглядов, я села в машину. Ну, тут пошло, ничего интересного. Приехало Гаи и папа. Я позвонила Косте, написала тебе. А мама всё ещё в шоке. Дальше ничего интересного. Все мы поехали в ГАИ. Меня оставили в машине. И началась гроза (сухая), через некоторое время пришёл папа (злой), посадил меня в машину, и мы поехали домой. После такого стресса, он ехал быстро, и я постоянно говорила убавить газ, а подъезжая к дому, он так разогнался, что я не выдержала и сказала: «Тебе что мало? Ещё проблем хочешь? И пошла домой.»

Мы ещё разговаривали с ней до часа ночи, а по соседству с Настиным разговором, я вела его с Викой.

Наша волшебная Викуся опять влюбилась. Теперь она любуется ЕГО фотографией. У Викуси, как я заметила, было много влюбленностей и у неё обозначение ОН будет менять имена, но так же всегда будет с восхищённым акцентом, потому что они все по-особенному хороши, а кто сомневается в этом, просто у вас не было подруги, которую трудно заслужить, а если есть, то вы меня я думаю, поймёте.

Так вот сейчас, точнее, в час ночи, кому интересно, она рассказывала мне о Саше, великолепном и прекрасном. В её случае произошло то, что от неё всегда ждали, она влюбилась. И вроде бы влюбилась крепко. Даже его фотография стояла у неё заставкой на рабочем столе её ноутбука. Мы разговаривали ночью, меня тянуло спать и только две мои красотки удерживали меня на плаву. Я сидела за компьютером и читала их мысли и их замечания насчёт первой главы. Я искала псевдоним для своего парня, точнее для того чьё имя осталось за кадром. Мне трудно было найти, что либо и всё-таки парень чьё имя осталось за кадром существовал у меня в эмоциях и моей голове. Я не верила, что после 3 дней попыток забить на него у меня ещё не выветривался запах его сигарет и его рассказы обо всём: о жизни, о братьях, о сестре, о школе, о нём. Я просто слышала эхом всю эту канитель и хотела побыстрее отсесть от компьютера и залечь в кровать, где мои мысли становились чем-то особенным, они проникали вглубь моего сознания, а я, отключая мышление, искала ответ на то, что лежит на поверхности и что может убедить меня в прямой противоположности.

Ушла я уже к двум. Решила, что стоит разобрать кровать и ложится. Но тут меня поджидало бедствие. Моя кровать ломалась уже раза 3 или 4. Я не считала, потому что думала, что это разовые случаи, но всё оказалось не просто так.

Я начала раздвигать свой диванчик, на котором как обычно, лежали мягкие подушки-сердца. И вот странный звук, пружина звенит и пронзает тишину остротой своего полночного крика, мягкий, но в то же время очень громкий хруст и дальше только звук полёта пружины и болтика в дальний угол моей кровати. У меня был шок. Я стояла и смотрела на ранения моей кровати и не знала, что делать дальше. Надо было как-то чинить, но было уже 2 часа. Будить папу? Нет, он будет стучать молотком опять, а соседи не переживут такого издевательства над своими нервами и над своим слухом. Делать самой? Нет, это уже не переживу я. Ложиться спать на полу? Нет, я не бомжик, у меня ещё есть парочка вариантов. Просто забить на всю эту ерунду и спать на сломанном диване под страхом, что всё это развалится к чёртовой бабушке? Да, только это сейчас могу сделать я.

Я аккуратно заползла на кровать, чтобы не сломать ещё что либо, и попыталась уснуть. Долгое время я думала о том, что жизнь состоит из ярких пятен и пусть они не всегда того цвета, какого хотелось бы, но они всегда яркие вне зависимости от ситуации.