Я еще ни разу не писал про волейбол, а ведь, черт побери, я им занимаюсь уже 22 года. Это  уже больше 2/3 моей жизни!
Я, по-моему, своих школьных учителей  помню хуже, чем своих тренеров по волейболу (может потому, что у
меня их было всего трое):

Во-первых, Людмилу Александровну Федину, к которой меня привели на 9-м году жизни в ДЮСШ №8 - душевнейшего человека, самого любимого тренера у молодых неокрепших духом пацанов, которая научила терпению, старанию, качественному приему и классической атаке.

Во-вторых, Виктора Владимировича Шутеева, с которым я перехлестнулся в СК "Буревестник" и затем в 9-летнем возрасте в спортлагере "Кристалл" в Чардыме, где не совсем удачно прошел свою первую недельную школу молодого слона среди 11-13 летних "дедов-спортсменов". Виктор Владимирович всегда был авторитетом среди пацанов, жестким, но справедливым. Он приучил к дисциплине, он заставлял отрабатывать и отвечать за свои ошибки, а не разводить руками в стороны.

В-третьих, Андрея Борисовича Кнушевицкого (или попросту Сыч), который где только с нами, оболдуями, не мотался, чего только про себя не наслушался. Дисциплина с ним, конечно, хромала, но по соревнованиям он нас помотал как никто: хотя бы только за то, что он в 89-м году смог вывезти команду из 10 человек в Пицунду на месяц! я готов поставить ему памятник. А уж сколько накатали по области, да в Волгоград, да в Москву. Конечно, по сравнению с профессиональными турнирами мы ездили мало, но надо учитывать, что все мы были школьниками (а не спортсменами), да к тому же время было ох не сытое... Жили в гостиницах а-ля бараках, питались в пельменных (и это было очень круто), но были довольны и самостоятельны.

Сейчас мало кто из родителей спокойно перенесет 10-ти дневное отсутствие сыночка дома при учете, что у него нет сотового телефона, 5-10 рублей на жизнь, и он где-то в Волжском: где точно - неизвестно, когда приедет - неизвестно, потому что он ни разу не звонил даже по межгороду. А сынок спокойно поездом возвращается ночью и к 5 утра пешком с вокзала приходит домой. Или отравившись тушенкой, ночует в какой-то ужасной больнице в Аткарске, испытав промывание 3 литрами водицы, самстоятельно на Пазике возвращается домой...  и никто не психует, не нападает на тренера, не подает в суд на ДЮСШ и не требует назад оплату занятий.

Это было другое время, другие люди и другие ценности.

Мы тогда много о чем не догадывались.

Я любил думать, что со мной случиться в 2000-м году на стыке тысячелетий. Сейчас уже пронеслись 10 лет 21 века, и я не могу сказать, что я более свободен чем тогда, 20 лет назад, живя в СССР.