В человеческой психологии заложено - с течением времени забывать о " пронзительной радости человеческого счастья"?
Они не захотели остаться в Онлирии, потому что там нельзя было им обняться,
даже поцеловаться, и вернулись в пространство Онлирской Сибири, чтобы иметь
возможность прикасаться друг к другу губами в поцелуе или просто руками,
помогая перепрыгнуть через поваленное дерево или, как в самом начале
безсмертного путешествия, — при них еще был живой конь, — подсаживая Ревекку в
седло или ловя ее, когда она со счастливым смехом валилась с этого высокого
седла в объятия Андрея. Но по пути лошадь умерла от старости. Поцелуев и
всяких других прикосновений, коих хотелось женщине и мужчине, полюбивших друг
друга, испробовано было неисчислимое множество. Постепенно и это сошло на нет,
само собою прекратилось, перестав ощущаться из-за бесконечного их повторения,
околевшую лошадь оставили прямо на черном льду какого-то зимнего озера, там,
где настиг ее конец, а сами онлирские невозвращенцы направились дальше.. . И
никто ничего отнять у них не мог, поэтому они постепенно забыли о
пронзительной радости человеческого счастья, которое не есть видимая вещь
жизни, но всегда является тенью окончательной и беспредельной утраты.
И вот, наскучившись без обычных человеческих радостей, которые ежедневно
доступны были даже безобразно состарившимся бабам тунгусского таежного
обывателя, Андрей и Ревекка приняли из их рук деревянные долбленые блюда с
горой наваленной, дымящейся паром рыбы. Они стали есть — и пища земная, в
которой гости не нуждались раньше, теперь буквально их потрясла. И даже
показалось — Ревекке? или Андрею? — что хорошая пища земная, на которую для
одних живых тварей идут другие живые, — еда человеческая ничуть не хуже, чем
их любовь земная, телесная, тесно соприкасательная, непременно забирающая всю
устремительную силу мужского нетерпения в нежное лоно женского приятия.
И только насытившись гибельной земной пищей, они заметили — сначала Ревекка,
она толкнула под локоть Андрея и глазами указала ему на вытянутые к огню руки
одной из тунгусских старух, та зажимала ими дровяное полено, собираясь
забросить в огонь, — и на этих руках были не пальцы, а какие-то белые
огрызочные култышки.. . Анатолий Ким. Остров Ионы, метароман

o Я мощен ещё, я злораден, я весел, я жив, Пусть выцвел зрачок и потрескалась скрипка гортани, Я тем отомщу тебе, Лейден, что, рук не сложив, Умру не в тебе, а в заплёванном жизнью квартале. Михаил Крепс 1977 "У Голубой лагуны". Том 4Б ЛЕЙДЕН

  • Счастье это соединение радостных секунд, минут, может быть часов, но не больше, иначе человек может сойти с ума, от переполнения счастьем . Наверное поэтому наш мозг устроен так, что мы можем сказать или подумать --я помню, что тогда я, был счастлив, но воспроизвести во всей полноте счастливые мгновения мы не в состоянии, и точно также нам не подвластно вспомнить во всей полноте секунды минуты или часы, когда мы были во власти слишком сильной физической или душевной боли ,..А счастье больше всего похоже на радугу -- очень красиво и радостно, только совсем не долго .
    Источник: Виктория
  • В поисках счастья теряешь радость. (Геннадий Малкин)
  • Пыщ! Ололо))
  • все-лечение временем
  • (АНАТОЛИЙ КИМ
    Остров Ионы, метароман)
    "Он стоял на земле, оказывается, и смотрел в небо, запрокинув голову, лицом к ночным звездам. Рядом в темноте мерно шумели невидимые волны, влажно плюхались на мокрый песок при накате и умиротворяюще шипели, откатываясь назад.. .
    Бог создал мир, чтобы рассматривать Самого Себя. Бог создал человеческие игры, чтобы играть с Самим Собой.. . Бог, неужели Ты откажешь мне в Своей защите и не дашь мне спасения? только за то, что я не смог стать безгрешным писателем, а стал грешным писателем?
    На все твои вопросы Я отвечу тебе:
    всякий задающий вопросы уже знает на них ответы, потому он и задает вопросы;
    всякий, кто желает спасения, обязательно спасется, ибо, пожелав спасения, он уже спасся.. .
    Ну и достаточно этого. Тут Слова не надо. Оно не мое. Оно было в начале, Оно было в Нем, и Он — первое и последнее Слово.. .
    Таким образом, треугольный калейдоскоп любви опять повернулся, и в нем образовался новый цветистый узор. Но я уже не смогу рассмотреть его. Осталось совсем мало слов. Пятьдесят ровно. Вот они.

    Тихое спасибочки
    аз воздам
    всем падающим
    звездам.
    И каждая тащит
    целый ящик тем
    для поисков.
    Ищите
    да обрящете.
    Но ведь у звезды
    страшная температура.
    В глаза лез дым,
    когда горела
    душа твоя дура.
    Так сгубило тебя
    звездное любопытство
    в мильён градусов.
    А ведь живое несет само себя
    под звездным парусом. "