Уильям Браудер: «В России нет государства. Это территория оккупированная преступниками»
Время публикации: 18 декабря 2012 г., 17:52

Русское агентство Nat Press опубликовало интервью известного британского предпринимателя Уильяма Браудера c только что назначенным директором русскоговорящего отдела американской госрадиокорпорации RFE/RL/Radio Free Afghannistan М. Гессен (ее могут уволить после праздников, в феврале 2013 г.) о судьбах России.

Браудер был начальником убитого Путиным в тюрьме юриста Магнитского, разоблачившего путинскую банду жуликов и воров. В интервью он в частности сказал:

«В России нет государства. Это территория, оккупированная горсткой преступников. В России живет 141 миллион нормальных, работящих, щедрых, умных, порядочных людей. И миллион преступников, которые все разрушают. А государства никакого нет.

Россия проклята. Россию никто не контролирует. Ни плохие, ни хорошие. Так что и плохим там очень страшно. Все может случиться. Я удовлетворюсь, когда те, кто убил Сергея Магнитского, будут сидеть в тюрьме. До тех пор мы не остановимся.

Россия непрозрачная, это правда. Но зато Россия в пять раз более забюрократизирована, чем любая европейская страна. Россия – очень коррумпированная страна. Но все нити коррупции находятся в руках горстки людей. А большинству ничего не перепадает.

В России можно заработать, если ты готов рисковать потерей не только денег, но и жизни. Для большинства бизнесменов это неприемлемые риски.

Мне часто угрожают. По SMS, по электронной почте, по голосовой почте. Я объявлен в розыск. Хорошо, что я британский гражданин и живу за пределами России уже пять лет.

Но убийцы Магнитского обвиняют меня в том же преступлении, по обвинению в котором пытали его. С теми, кто связывается с Россией, может произойти что угодно, где бы они ни были.

С Медведевым я встречался в 2005 году и раньше. У него были хорошие часы. Что-то очень дорогое швейцарское, золотое. Я еще тогда подумал: интересные часы для государственного служащего.

Нельсон Мандела считался преступником и террористом, а потом стал президентом страны. Я считаюсь самым нежелательным иностранцем в России, но, думаю, когда-нибудь я стану одним из самых желанных».