Дома и домовладельцы

Музы Эртелева переулка

В истории Эртелева переулка было несколько ярких имен деятелей отечественной культуры, выбравших этот скромный переулок местом своего жительства, среди них три архитектора.

В «Руководстве к отысканию жилищ по С. Петербургу» С. Аллера 1824 г. мы встречаем имя домовладельца участка на месте современного дома № 9 по Эртелеву переулку архитектора, титулярного советника Михаила Алексеевича Овсянникова (1776–1826).350 Выпускник Академии художеств в 1797 г., Овсянников вошел в историю русской архитектуры как мастер классицизма. С 1817 г. Михаил Алексеевич выполнял должность архитектора Публичной библиотеки. В 1820 х гг., когда зодчий жил в Эртелевом переулке, занимался реконструкцией Юсуповского дворца (Невский пр., 86, ныне – Дом работников искусств), одного из самых значительных памятников архитектуры ампира на Невском проспекте. После его смерти работой по перестройке дворца З. Н. Юсуповой занимался Г. Фоссати. Кроме того, М. А. Овсянников построил дом № 1 на Загородном проспекте (дом А. Тычинкина), более известный как «Дом Дельвига», а также перестроил здание Общества поощрения художеств (ул. Большая Морская, 38).351

В 1850 х гг. в доме № 4, принадлежавшем М. Я. Поповой, жил академик архитектуры Иероним Доменикович Корсини (1808–1876),352 служивший архитектором в Министерствах финансов и внутренних дел, известный, в первую очередь, как автор великолепной ограды шереметевского дворца с родовым гербом (наб. р. Фонтанки, 34); ему же принадлежит и отделка интерьеров Фонтанного дома в 1837–1853 гг. Архитектор завершил эту работу, проживая в Эртелевом переулке, являясь личным архитектором графа Д. М. Шереметева. По проектам И. Д. Корсини в 1840 е гг. построены Дом костела Св. Станислава на Мастерской ул., 9, доходные дома на Моховой ул., 7, и ул. Марата, 48, перестроенного особняка и здания статс секретариата Царства Польского (пр. Римского Корсакова, 35, ул. Глинки, 8)353 и др.

С Эртелевым переулком связано имя академика архитектуры А. Х. Пеля (1809–1902). В 1850 – 1860 х гг. ему принадлежал участок дома № 4,354 на нем он ничего не построил. Еще учеником Академии художеств начинал свою деятельность помощником О. Монферрана. По его проектам в столице возведено и перестроено более 60 зданий, среди которых доходные дома и особняки, благотворительные и учебные заведения. В годы, когда он владел участком в Эртелевом переулке, выполнял обязанности архитектора II отделения Собственной его императорского величества канцелярии (1861–1870 гг.), гласного Городской думы, члена многих благотворительных обществ.355 Еще об одном архитекторе, проживавшем в Эртелевом переулке, К. Ф. Мюллере, уже рассказано в предыдущих разделах.

Безусловно, одним из самых выдающихся жильцов Эртелева переулка был замечательный скульптор, живописец, график, вице президент Императорской академии художеств Федор Петрович Толстой (1783–1873). Последние годы жизни он провел в доме № 1, принадлежавшем Н. И. Чаплиной, в квартире 10. Его имя среди жильцов этого дома мы находим во Всеобщей адресной книге на 1867–1868 гг.

Путь к вершинам искусства для него был не совсем обычным, представителю знатного дворянского рода Ф. П. Толстому была уготована иная, военная, карьера. В 1802 г. выпускается мичманом из Морского кадетского корпуса в Балтийский гребной флот, но тяга к искусству привела его в Академию художеств, где он посещает классы в качестве вольноприходящего ученика. Графу пришлось преодолеть недоверие к нему ряда профессоров Академии, считавших его дилетантом, случайно вошедшем в среду художников, их настораживал его военный мундир, однако талант Федора Толстого и его прилежание в занятиях скоро были оценены, и он стремительно, с большим опережением переходил из класса в класс.

Боевые генералы. Часть 8

Приняв перед войной в 1914 г. командование 2 м Кавказским стрелковым полком 1 й Кавказской стрелковой бригады, по объявлении войны он выступил с полком на Западный фронт в составе 2 го Кавказского корпуса. В начале 1915 г., по окончании Сарыкамышской операции, назначен на должность генерал квартирмейстера штаба Кавказской отдельной армии, под конец войны – начальник штаба Кавказского фронта, приняв участие в операциях Кавказской армии под командованием Юденича. Его дружба с генералом Юденичем продолжалась до самой его смерти. В эмиграции П. А. Томилов поселился и скончался 23 июля 1948 г. в Ницце и похоронен на кладбище Кокад. Его жена Наталья Аркадьевна была учительницей русского языка для русских и французских детей во всех лицеях Ниццы, позже – в Университете, участвовала в организации «детского сада» для русских детей, а также в создании Общества помощи русским учащимся. За свою просветительскую деятельность Н. А. Томилова награждена орденом «Пальм академик».348

Многие офицеры, жившие в Эртелевом переулке, после Октябрьской революции 1917 г. были участниками белого движения. Так, штаб капитан лейб гвардии Преображенского полка барон Александр Александрович Менгден (1892–1953) воевал в Добровольческой армии, в 1918 г. приезжал в Петроград для вербовки офицеров. В марте 1920 г. эвакуируется на одном из последних пароходов из Новороссийска в Югославию. Его жизнь оборвалась 7 июля 1953 г. в немецком городе Рогенбург.349

Граф Дмитрий Федорович Гейден (1862–1926), брат контр адмирала, полковник генерального штаба, сын финляндского генерал губернатора, служил в 12 м гусарском Ахтырском полку.

В Первую мировую войну был дежурным генералом в штабе 8 й армии генерала Брусилова. В 1918–1920 гг. граф воевал в Добровольческой армии, а затем эмигрировал в Югославию. В эмиграции преподавал в Крымском кадетском корпусе, был одним из основателей общества офицеров Генерального штаба, член Загребского отдела общества попечительства о духовных нуждах русских православных. Умер Д. Ф. Гейден от крупозного воспаления легких 4 февраля 1926 г. и похоронен на местном кладбище в Загребе, его сын Михаил Дмитриевич, корнет Ахтырского гусарского полка, умер совсем молодым 4 февраля 1921 г.

Яркую страницу в историю улицы вписали и деятели культуры, жившие в Эртелевом переулке.

Боевые генералы. Часть 6

Получив в 1859 г. орден Белого Орла, Бриммер по болезни уволен в 1861 г. в одиннадцатимесячный отпуск, с отчислением от должности коменданта, причем «назначен состоящим при его генерал фельдцейхмейстере, с оставлением по артиллерии», но уже в 1862 г. назначается помощником командующего войсками Одесского военного округа и в этом звании награжден алмазными знаками к ордену Св. Александра Невского (полученному им ранее, в 1862 г.), затем в 1866 г. произведен в генералы от артиллерии с зачислением по запасным войскам. Остальные восемь лет жизни Бриммера связаны с Петербургом. Удалившись от дел, он на некоторое время поселился в доме № 8 по Эртелеву переулку. Скончался в 1874 г. в Царском Селе.326

В «Петербургском некрополе» В. Саитова мы нашли информацию о том, что боевой генерал умер 22 сентября 1874 г. в возрасте 77 лет и похоронен на Лютеранском кладбище в деревне Поповке близ Павловска. Там же нашли свое упокоение его отец – Брюмер фон Карл, Карл Вольдемар, действительный статский советник, управляющий городом Павловском, и жена Дария Морицовна (1824–1891), урожденная Коцебу. Она пережила своего мужа на 17 лет. В. Саитов сообщает, что надписи на их надгробиях были сделаны по русски и по немецки.327

Память еще об одном боевом генерале долго хранилась в семье князей Масальских, с 1880 х и до 1918 г. владевших домом № 1 в Эртелевом переулке.328

В статье, посвященной этому княжескому роду в Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, сообщается, что Масальские – русский княжеский род, отрасль князей Черниговских и их потомков князей Корачаевских. В конце XVI в. Масальские были ленниками Литвы, но две ветви их вернулись в Россию.

Владимир Афанасий Масальский переселился в Россию в начале XVIII в., где остались его потомки. Один из них, князь Николай Федорович (1812–1879), генерал от артиллерии, генерал адъютант и начальник артиллерии действующей армии в турецкой войне 1877 г.,329 его боевой путь и продвижение по службе прослежены нами по Адрес календарям.

Так, из Адрес календаря на 1855 г. мы узнаем, что князь Николай Федорович Масальский – командир лейб гвардии артиллерийской бригады, генерал майор,330 а в Адрес календаре на 1877 г. сообщается, что он уже генерал адъютант и генерал лейтенант, начальник артиллерии Петербургского военного округа.331

Из «Петербургского некрополя» В. Саитова известно, что князь Николай Федорович Масальский умер 9 ноября 1880 г. и похоронен на Смоленском православном кладбище.332 Успешную военную карьеру сделал и его сын Владимир Николаевич, владелец дома № 1 (1860–1940): дослужившись до звания генерал майора от артиллерии, был командующим гвардии Конно артиллерийской бригады, состоял в свите его императорского величества. В мортирологе «Незабытые могилы. Российское зарубежье. Некрологи. 1917–2001» В. Н. Чувакова мы нашли дополнительную информацию о князе Николае Федоровиче Масальском. В годы Первой мировой войны служил инспектором артиллерии Румынского фронта, награжден Георгиевским крестом, в Гражданскую войну воевал на Северном фронте, а затем эмигрировал во Францию. В эмиграции Владимир Николаевич был председателем общества взаимопомощи лейб гвардии Конной артиллерии. Умер 10 апреля 1940 г. в Париже, его жена, Софья Александровна (урожд. Дмитриева, 1885–1935), умерла за 5 лет до мужа. У них был сын Николай Владимирович, названный в честь деда.

Боевые генералы. Часть 5

Выросший в строю, следовал не инструкциям, а понятиям и приемам, в которых окреп сам с юношеских лет, являлся заботливым главой семейства и всеми своими мерами подготовил вверенную ему артиллерию к блестящему поприщу, открывшемуся в турецкой войне 1853–1855 гг.

Наследник престола великий князь Александр Николаевич, посетив Кавказ в 1856 г., остался очень доволен артиллерией, которая, несмотря на постоянные военные действия с горцами, находилась в замечательном состоянии, подтвердившемся на деле. В походе против турок в Малой Азии в 1853 г. Бриммер лично командовал артиллерией корпуса и отдал приказ: «Чтобы поближе познакомился с нами, неприятель должен действовать преимущественно с ближней дистанции». Этот приказ исполнялся в каждой батарее; в первом же сражении при Баяндуре, 2 ноября 1853 г., русская артиллерия выдерживала огонь двойного числа турецких орудий, скрыто поставленных, и нанесла им немалый вред, хотя и сама при этом пострадала. Справившись своими средствами, в следующем сражении при Баш Кадык Ларе, 19 ноября, после подготовки артиллерийским огнем атаки, Бриммер, видя, что стрельба затягивается напрасно, двинул свои ближайшие батареи на турецкие и овладел 22 орудиями, тем решил сражение в пользу русских. Турецкие войска, расстрелянные картечью, бежали. Бриммер 4 декабря 1853 г. за это сражение награждается чином генерал лейтенанта.

Пример безусловной геройской отваги он проявил в следующем сражении при Курюк Даре 24 июня 1854 г., здесь вместе с пехотой он двинулся на турок под их убийственным огнем и, переменяя позиции, приближался к ним все ближе и ближе. Сперва он осыпал турок картечью с расстояния 400 сажень, затем подошел к ним на 250 сажень и снова открыл огонь. Узнав, что в его резерве не имеется более ни одного человека, он, тем не менее, подошел к ним на расстояние в 60 сажень, сильным огнем устлал поле турецкими трупами и затем бросился на них с пехотой в штыки. В приказе по армии главнокомандующий князь Бебутов благодарил Бриммера за это сражение и заметил при этом, что «победу доставила нам артиллерия, заменив своею меткою стрельбою малочисленность наших войск». Затем участвовал в осаде крепости Карса в 1855 г., и на его долю выпала тяжелая обязанность в день неудавшегося штурма этой крепости. Видя тщетность геройских усилий наших войск овладеть Карсом, главнокомандующий граф Муравьев в последний час кровавого штурма передал Бриммеру командование над войсками и разрешил ему поступить по своему усмотрению. Наши войска, двинувшись на штурм без лестниц, фашин, перекидных досок, не могли взобраться на стену и, поражаемые турками в упор, гибли напрасно. Бриммер успел собрать колонны и отвести их назад, не оставив в руках турок никаких трофеев. По окончании военных действий в Малой Aзии Бриммер награжден орденом Св. Владимира 2 й степени и назначен командующим корпусом на турецко кавказской границе. Находясь в Александрополе, заботился о раненых, больных и пленных и о благосостоянии вверенных ему войск.

Вскоре Бриммеру пришлось расстаться с Кавказом: он назначается комендантом крепости Новогеоргиевска близ Варшавы. Сослуживцы торжественно проводили любимого генерала. Растроганный до слез боевой генерал выпил последний бокал и, бросив его на землю, сказал: «Не бывать мне более на Кавказе, не своя семья, не кавказцы закроют мне глаза». Слова его оправдались: боевое поприще и длительная служба Бриммера с отъездом с Кавказа закончились. В Новогеоргиевске его мучили недуги и принуждали неоднократно ездить за границу для лечения на воды, тем не менее, он и здесь, помимо заботы о самой крепости, прилагал усилия к устройству русских колоний близ крепости.

Боевые генералы. Часть 3

Во Всеобщей адресной книге Санкт Петербурга за 1867–1868 гг. мы нашли сведения об 11 военных, проживавших в Эртелевом переулке в эти годы. Среди них боевые генералы – Эдуард Владимирович Брюмер (другой вариант написания фамилии – Бриммер, дом № 8), Николай Иванович Святополк Мирский (дом № 8) и Иван Семенович Порохня (дом № 5).321

О генерал майоре И. С. Порохня известно только, что он служил в Управлении иррегулярных войск.322

Значительно большая информация содержится о жильце дома № 5 по Эртелеву переулку (тогда дом принадлежал М. Н. Ханыкову) Николае Ивановиче Святополк Мирском (1833–1898), генерал адъютанте, генерале от кавалерии. Из Энциклопедического словаря Ф. А. Брокауза и И. А. Ефрона мы узнаем, что после окончания Пажеского корпуса военную службу он начал при светлейшем князе М. С. Воронцове на Кавказе, где участвовал в боях с горцами и турками. Во время Русско турецкой войны 1877 г. Святополк Мирский командовал пехотной дивизией, с 1881 г. боевой генерал состоял наказным атаманом войска Донского, а в 1898 г. назначен членом Государственного совета.323 Как уже было отмечено выше, в 1880 х гг. владелицей дома, в котором он прожил последние годы, становится его жена, а потом вдова – княгиня Клеопатра Михайловна Святополк Мирская, позже – его сын Семен Николаевич.

Информация о судьбе сыновей и внуков казачьего атамана Донского войска содержится в мортирологе «Незабытые могилы. Российское зарубежье. Некрологи. 1917–2001».324

Упомянутый ранее боевой командир, генерал от артиллерии Эдуард Владимирович Бриммер (1797–1874) проживал в доме К. К. Неллиса (№ 8)325 в одно время с адмиралом А. И. Панфиловым. Его жизнь достойна остросюжетного романа.

Большая статья о нем помещена в «Русском биографическом словаре». Из нее мы узнаем, что Эдуард Владимирович – потомок одной из древнейших фамилий, получив первоначальное домашнее обучение, определяется в 1 й кадетский корпус в Петербурге, в котором за отличное поведение и учение назначен фельдфебелем 1 й (старшей) роты. Прекрасно выдержав экзамен, в 1815 г. Бриммер выпускается из корпуса с чином прапорщика артиллерии и за отличия зачисляется в 9 ю артиллерийскую бригаду, находившуюся в то время в пределах Франции в составе оккупационного корпуса, оставленного в этой стране по условиям Парижского мира.

По возвращении в Россию Бриммер, по воле главного начальника артиллерии великого князя Михаила Павловича, прикомандирован к гвардейской артиллерии и вскоре назначен в учебную артиллерийскую бригаду. При проезде в 1820 г. с Кавказа через Петербург генерала Ермолова (в то время начальник войск, отправляемых для усмирения вспыхнувшего волнения в Ичкерии), Бриммер, в числе прочих, представлялся Ермолову и, пораженный генералом, возымел желание продолжать службу под его начальством. По просьбе Бриммера его в 1822 г. переводят в 3 ю легкую роту кавказской артиллерийской бригады, расположенную на Кавказе. Скоро своею распорядительностью и личной отвагой во время экспедиции в Кабарду Бриммер обратил на себя внимание Ермолова. По возвращении из экспедиции Бриммер стоял в Гомборах и на персидской границе и участвовал в 1825 г. в боях отдельных отрядов, лично предводительствуемых Ермоловым против горцев и персов. Во время

Боевые генералы

Изучая историю улицы, мы обратили внимание на то, что многие боевые генералы, уходя в отставку, поселялись в тихом Эртелевом переулке, расположенном рядом с Литейным и Невским проспектами. Уже в самой первой и старейшей из просмотренных нами «Санкт Петербургской адресной книге на 1809 г.» в списке проживающих в Эртелевом переулке мы встретили имена двух генералов в отставке: генерал лейтенанта Ивана Карловича Бома и генерал майора, князя Филиппа Семеновича Жевакова,314 а в Руководстве к отыскиванию жилищ по Санкт Петербургу С. Аллера за 1824 г. – генерал майора Петра Францевича Бонтона.315

К сожалению, ни в «Русском биографическом словаре», ни в Энциклопедическом словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона, ни в «Петербургском некрополе» В. Саитова и даже, что удивительно, в «Адрес календарях» на 1790 – 1800 е гг. мы не нашли никакой информации об этих генералах. Зато еще об одном генерале, имя которого мы встретили в «Руководстве к отысканию жилищ Санкт Петербурга» Самуила Аллера, генерал майоре, а позже генерал лейтенанте Иване Федоровиче Богдановиче,316 содержится обстоятельная статья в «Русском биографическом словаре».

И. Ф. Богданович в 1820 е гг. проживал в доме, расположенном на участке № 272, современный адрес – дом № 4.

Будущий генерал лейтенант и сенатор родился в Полтаве в 1784 г. и умер в 1840 г. Происходя из штаб офицерских детей, Богданович обучался в Горном корпусе, из которого выпущен 25 апреля 1802 г. колонновожатым с назначением в свиту императора Александра I по квартирмейстерской части. В конце 1802 г. командирован в Бухарию, а в следующем, находясь в киргизской степи, 9 сентября был атакован 3000 киргиз кайсаков, выдержал двухсуточную осаду, имея при себе всего 27 казаков, затем пробился сквозь ряды киргизов и возвратился на русскую границу. 9 марта 1804 г. Богданович прибыл в Санкт Петербург. В том же году, участвуя вновь в Бухарской комиссии, получил в награду 2000 рублей, а 19 декабря 1804 г. произведен в подпоручики. В 1805 г. Богданович ездил при посольстве в Китай (до г. Урга) и вернулся в Санкт Петербург в январе 1807 г., за участие в этом посольстве награжден бриллиантовым перстнем. Затем с 11 августа 1808 г. по ноябрь 1809 г., Иван Федорович опять находился в Бухарской комиссии и 13 октября 1809 г. произведен в поручики. В 1810–1811 гг. Богданович участвовал в работах по исправлению подробной карты России.

Во время войны 1812 г. находился при корпусе донских войск, в арьергарде, под начальством Платова и участвовал во многих боях. 27 и 28 июля сражался при местечке Маар, за что награжден орденом Св. Анны 4 й степени; 6 августа – при местечке Романова и за отличие 22 ноября 1812 г. произведен в штабс капитаны, позже принимал участие в Бородинском и Тарутинском боях, за что вручен орден Св. Владимира 4 й степени.

При отступлении французов Богданович все время находился в авангарде и за отличие в разных сражениях награжден орденом Св. Анны 2 й степени. 10 февраля 1813 г. поступил в отряд генерал адъютанта Чернышева, в котором и находился до окончания войны, 20 февраля этого же года пожалован чин капитана. За отличие в сражении при Люнебурге получил Высочайшее благоволение и орден военного достоинства от короля прусского, а за участие в битве при Гальберштадте и во взятии Туаза награжден 1 июля 1813 г. чином подполковника и золотой шпагой с надписью «За храбрость».

Адмиралы с Эртелева переулка. Часть 4

В 1856 г. А. И. Панфилов – военный губернатор Николаева и Севастополя, заведовал морской частью в Николаеве, затем – главный командир Свеаборгского порта и военный губернатор города. В 1857 г. Александр II назначает его начальником морской части в Финляндии, а в 1858 г. – членом Адмиралтейств совета. Его Безукоризненная служба отмечена новыми наградами – орденами Белого Орла и Св. Владимира 2 й степени.303 Последние годы прославленного адмирала связаны с Эртелевым переулком. Из «Петербургского некрополя» В. Саитова мы узнаем, что вечный покой адмирал обрел на Смоленском православном кладбище.304 Между тем как в справочнике «Исторические кладбища Санкт Петербурга» информация о захоронении адмирала отсутствует.305

Среди жильцов дома № 5 в 1893 г. нам встретилась фамилия графа А. Ф. Гейдена,306 еще лейтенанта Морского гвардейского экипажа. В последствии он станет известным деятелем русского флота, дослужится до звания вице адмирала (1913 г.). Стремительный взлет карьеры приходится на 1900 е гг.: в 1900–1906 гг. – начальник канцелярии Императорской главной квартиры, с 1906 г. – член конференции Николаевской морской академии, в 1906–1908 гг. – начальник Морской походной канцелярии его императорского величества, председатель комиссии для описания действий флота во время Русско японской войны. С 1908 г. Александр Федорович находится в императорской свите. В 1916 г. его назначают членом Адмиралтейского совета, за свою безупречную службу награжден орденами Св. Владимира 3 й и 2 й степеней, Св. Станислава 1 й степени, Св. Анны 1 й степени.307

Н. К. Рейценштейн

Почти полвека спустя, в 1900 х гг., в доме № 2, принадлежавшем О. В. Ивановой, в квартире № 10 жил капитан 1 го ранга, а впоследствии адмирал, Николай Карлович Рейценштейн (1854–1916).308 Окончил Морской корпус в 1874 г. и Минный офицерский класс в 1877 г. В 1886–1887 гг. – флагманский минный офицер штаба начальника эскадры Тихого океана, в 1889 г. – командир миноносца «Нарва» Балтийского флота, в 1890 г. – старший флаг офицер штаба начальника отряда судов Морского корпуса, с 1891 г. – старший офицер клипера «Разбойник», с 1895 г. – командир канонерской лодки «Ерш», флагманский минный офицер штаба командующего практической эскадрой Балтийского моря. В 1895–1898 гг. Николай Карлович командовал военным транспортом «Европа», а в 1899–1904 гг. – крейсером «Аскольд». С 1904 г. Рейценштейн – начальник Владивостокского отряда крейсеров, затем – командир отряда крейсеров эскадры Тихого океана, базировавшегося в Порт Артуре. В 1907–1909 гг. возглавил Учебно артиллерийский отряд Балтийского флота. С 1909 г. Рейценштейн является членом Адмиралтейств совета, в 1912–1916 гг. – председатель особого комитета по организации прибрежной обороны. С 1916 г. Николай Карлович в отставке. За свои заслуги награжден орденами Св. Владимира 4 й степени с бантом, Св. Владимира 3 й степени с мечами, Св. Станислава 1 й степени, Св. Анны 1 й степени. Похоронен на Новодевичьем кладбище рядом с женой О. П. Рейценштейн, сохранилась его могила.309

Адмиралы с Эртелева переулка. Часть 2

В 1861 г. Истомин произведен в вице адмиралы, с 1862 г. – член Адмиралтейств совета, а с 1875 г. – председатель Главного военно морского суда. Его заслуги высоко оценены, Константин Иванович награжден орденами Св. Александра Невского, Св. Владимира 2 й степени, Св. Анны 1 й степени, Св. Станислава 1 й степени. Скончался в 1876 г.

В 1860 – 1870 х гг. в этом же доме жил выдающийся русский морской историк Феодосий Федорович Веселаго (1817–1895).298 Вот лишь некоторые вехи его биографии.299

Ф. Ф. Веселаго

Будущий генерал (1892 г.), почетный член Российской Академии наук (1884 г.), Конференции Николаевской морской академии (1877 г.), Морского технического комитета (1892 г.), после окончания Морского корпуса (1834 г.) и Офицерского класса при нем (1837 г.) оставлен в Морском корпусе преподавателем мореходной астрономии и навигации и до 1853 г. заведовал Офицерским классом. В 1852 г. за свой первый труд «Очерк истории Морского кадетского корпуса» награжден орденом Св. Анны 2 й степени и удостоен полной Демидовской премии. Его карьера развивалась стремительно: в 1861 г. произведен в статские советники, в 1862 г. – в действительные статские советники, а в 1872 г. – в тайные советники. В 1866 г. Феодосий Федорович сопровождал великого князя Алексея Александровича в плавании на фрегате «Ослябя» по Атлантическому океану, в том же году становится членом совета Главного управления по делам печати. До 1871 г. сопровождал великого князя в плаваниях и путешествиях, читал ему лекции по математическим и морским наукам. За свои заслуги Феодосий Федорович награжден орденами Св. Станислава 1 й степени и Св. Анны 1 й степени.

В 1873 г. Веселаго назначается председателем Комиссии по разбору и описанию дел архива Морского министерства. В 1875 г. за труд «Очерк русской морской истории» удостаивается Уваровской премии и награждается орденом Св. Владимира 2 й степени. В знак признания его научных трудов в 1879 г. избран член корреспондентом Российской академии наук, в 1881 г. – директор Гидрографического департамента Морского министерства, председатель ученого отделения Морского технического комитета и Комитета морских учебных заведений. В 1883 г. Веселаго награжден орденом Св. Александра Невского и становится председателем комиссии по пересмотру лоцманских уставов. С 1885 г. Феодосий Федорович – член Адмиралтейств совета, в 1894 г. последовала новая награда – орден Св. Владимира 1 й степени. На протяжении многих лет он состоял членом Русского географического и исторического обществ и Общества спасания на водах.

Веселаго – автор трудов «Краткие сведения о русских морских сражениях за два столетия с 1656 по 1856 г.», «Список русских военных судов с 1668 по 1860 г.», «Материалы для истории русского флота» (ч. V–XV), «Общий морской список» (ч. I–VIII) и др. Думается, будет справедливо, если на фасаде дома № 1 установят мемориальную доску этому выдающемуся морскому историку.

М. Д. Новиков

На государственной службе. Часть 4

Заслуживают внимания и чета Крейц, занимавших квартиру в доме № 18/7 в 1892 г. Граф Александр Александрович Крейц, статский советник в звании камергера, входил в придворный штат его императорского величества, а его жена графиня Елизавета Петровна – первая дама комитета Российского общества Красного Креста. Ей принадлежали два доходных дома в столице.288 В «Ведомости о доходах» с дома № 7 за 1889 г. записан действительный статский советник А. Н. Копец. В Адрес календаре на тот же год сообщается, что Александр Николаевич служит при Дворе в П. Н. Милюков звании камергера.289

В историю Эртелева переулка вписано имя видного государственного деятеля Ивана Логиновича Горемыкина (1839–1917), в разные годы занимавшего важнейшие посты – министра внутренних дел и председателя Совета министров. Как уже было сказано, в 1894 г. он жил в доме № 5, принадлежавшем княгине К. М. Святополк Мирской,290 и выполнял к тому же обязанности ее доверенного лица. В тот год Иван Логинович – сенатор и тайный советник, а в 1895 г., 55 лет от роду, будет назначен министром внутренних дел.291

Так совпало, что в 1900 – 1910 х гг. в квартире № 1, которую занимал Горемыкин, жила вдова другого знаменитого государственного деятеля, обер прокурора святейшего Синода К. П. Победоносцева (1827–1907), – Екатерина Александровна (1848–1932) с приемной дочерью.292 Видимо, она переехала сюда после смерти мужа с казенной квартиры на Литейном проспекте, которую до последних дней жизни занимал покойный.293

В доме К. К. Неллиса (№ 8) в 1910 х гг. жил известный политический деятель и ученый, профессор русской истории, лидер конституционно демократической (кадетской) партии Павел Николаевич Милюков (1859–1943).294

Член Государственной думы П. Н. Милюков с женой Анной. 1910 е гг.

В марте – апреле 1917 г. занимал пост министра иностранных дел Временного правительства, после 1917 г. находился в эмиграции.295

Еще один известный общественный деятель, признанный лидер «Союза 17 октября», профессор Санкт Петербургского университета и Училища правоведения, известный юрист Василий Николаевич Латкин, в 1890 е гг. снимал квартиру в доме № 9.

Но не меньше, чем крупных государственных чиновников, в Эртелевом переулке проживало адмиралов и боевых генералов.