Хочу рассказать про кино, которое выйдет в прокат на днях, но мне его посчастливилось (или скорее «посчастливилось») посмотреть его чуть раньше.

 Море крови – фраза это именно про это кино. Причем без всякого образного преувеличения. Снег, омытый кровью растерзанного клана будущего властелина степи, кадр не менее запоминающийся, чем тот, в котором к его ногам падают головы поверженных врагов (чем-то это напоминает хронику легендарного парада на Красной площади, посвященного победе над Германией, только там вместо голов – знамена).

Вообще в этом фильме можно провести немало аналогий. Например, авторы вложили в уста Великого кочевника до боли знакомую фразу: «Пришедшие с мечом, погибнут от наших мечей» (авторы объясняют это свое решение тем, что хотели так показать родство Чингис Хана с Александром Невским).

Я уже не говорю о том, что история сама по себе набила оскомину несколько лет назад. Тему становления степной государственности в кино начал эксплуатировать Бодров-старший в «Кочевнике» четыре года назад. Только режиссер нового эпоса (министр культуры Якутии, к слову) не боится сравнений не в свою пользу. Андрей Борисов говорит, что Бодров показывал географическую принадлежность правителя, а он в своем кино искал его сущность…

Начинается фильм достаточно миролюбиво. Маленький Тимучин делает свои первые шаги по великой степи и окропляет ее мочой. Весь остаток фильма эту же степь он окропляет уже чужой кровью. Перед этим, правда, нам показывают его не простое детство. Как-то сразу не везло великому правителю: то в реку упадет, но будет спасен другом, то отца-правителя отравят, но от расправы родственников спасет семья невесты (тогда помолвку играли еще в глубокой юности), то пойманный и наказанный за дерзость, бежит каким-то чудом и будет выручен неким загадочным степным старцем.

 Все эти перипетии очень живо и искренне переживает мать юного правителя. Отчаяние и материнскую боль в этом кино нам показывают несколько раз, но, безусловно, талантливая и самобытная Степанида Борисова (исполнительница этно-рока, народная артистка РФ и – так совпало – жена режиссера) отыгрывает ее эти чувства так, что каждый раз что-то разрывается внутри…

И кочевник с судьбой правителя (или режиссер?) не жалеет материнских чувств. Ему и с женой как-то не везет. Семейная жизнь начинается робкой сценой любви и жесткой сценой похищения невесты. Темучин начинает борьбу за нее, и возвращает-таки. Только ценой большой крови и с ребенком под сердцем (чуть раньше нам пытаются показать, что ребенок это его и рождению малыша правитель искренне радуется, но лично во мне до самого конца по этому поводу сидел некий червячок сомнения).

История становления Чингисхана, как правителя покрыта еще большим туманом. Табунщик начинающего хана убивает похитителя самой красивой лошади из его стада. Только оказывается, что похитителем этим был брат его большого друга (того самого, что не дал утонуть в детстве) и похитил «красавицу» он шутки ради: хотел подарить своей невесте и, по совместительству, сестре Чингисхана (вопрос о том, откуда взялась эта сестра, если нам четко дали понять, что остаток своих дней мать правителя провела в гордом одиночестве, я уже и не задаю).

 Друг, что естественно, требует отмщения. В споре с ним в сознании Чингисхана рождается простая мудрость: «месть рождает месть» и правитель не отдает подчиненного на верную гибель. Насаждая эту идею силой, Чингисхан теряет друзей и собирает под собой степные племена и земли. Кульминацией, естественно, становиться большая битва. Плюсом этой части фильма становятся батальные сцены. Там нет ни одного рисованного воина…

Как заканчивается этот бой, думаю, рассказывать не надо…

И тут бы авторам поставить точку, но фильм идет еще… полчаса. За это время очередной появившийся ниоткуда герой – философ и хронограф – открывает Чингисхану тайну его жизни: он изменит мир, но только ценою большой крови. Эту «тайну», вошедшую позднее в учебники истории, как мне кажется, собиратель монгольских земель и сам должен уже понять, положив на алтарь государственности столько народу в любимой степи, но мудрый правитель, кажется, искренне удивляется…

 Но все казусы сценаристов этому фильму я простил за прекрасные виды природы. Непревзойденный Байкал, жестокая красота Лены и Великая степь во всех ее проявлениях. Цветущий ковыль, непокоренный конским копытом, я еще долго не забуду.

И не верьте тем, кто скажет, что снять природу не красиво нельзя. Тем более за такие деньги (на новое кино про создателя нескольких народов правительство Якутии и тамошняя алмазная компания потратили 10 миллионов долларов). Сомневаюсь, что кино это станет кассовым. Создатели стремились не к этому.  Это кино про любовь к степной родине. Потому так доступно там показаны нехитрые обряды степных жителей. А лица их потомков, выходящих с премьеры, вообще не описать…