В колонках играет - "Express Yourself" - саунд к Mr.&Mrs.Smith
Настроение сейчас - Неописуемое настроение, точно вам говорю, неописуемое...

Вот вчера сижу я на керамике, разрисовываю моё панно на выставку "Зимняя сказка", счастливая, что после долгой болезни таки выбралась на занятие. Ну, на последнее в этом году, ну и что? Всё равно радостно. Потом покрасила галерею свинок (друзьям на подарок), кошачье панно (два месяца не могу ему время уделить), и, наконец, перешла к моему любимому сюрреалистическому жирафу... Вот тут-то кайф и обломался. Жираф этот, надо сказать, распрекрасный. Эта одна из тех работ, которые нравятся мне полностью и безоговорочно. А таких, признаю, немного. И ждёт он покраски уже с месяц, и лучше бы ждал ещё месяц. Но тут моя козлиная натура уперлась: Что ж на Новый год его тут оставлять? незаконченные дела тоже не очень приятно переносить... и вообще... Ну и покрасила я его. Когда время было красить загривок, в мою соломенную голову пришла-таки ясная мысль: "Так, загривок у жирафов тёмный. Он контрастирует со светлой шкуркой". И тут я поняла, почему в течение всего времени, что я его красила, вились, словно рой летних пчёл, вокруг головы моей неясные тревожные мысли... Шкура у моего жирафа была коричневая...
Сказать, что мне хотелось завыть нечеловеческим воем, значит практически ничего не сказать. Потом я готова была разреветься, потом рассмеяться, ну, и, наконец я успокоилась, и, рисуя на коричневой шкурке желтые полосочки, думала: "Ну почему у всех всё, как у людей, а у меня... не стану продолжать. И так всё со мной ясно". Это сообщение моего неразумного разума меня, надо сказать, даже порадовало. Просто таки развеселило.
Конечно, если бы это произошло с какой-либо другой работой, я не была бы так расстроена.Но это был Мой Любимый Сюрреалистический Жираф... Хотя, с другой стороны, это добавляет в его образ ещё более интересных мотивов. Мало того, что он сидит, шея у него узлом завязана, в глазах - "грусть-тоска меня съедает", а язык рогаликом вывалился на камушек, на котором, собственно говоря, и лежит съедаемая тоской голова, так он ещё и загорелый...