Доковыляв, волоча за спиной парашют, до места сбора, я сразу бросилась к инструкторам.

— Я успею со вторым заходом прыгнуть?
— Парашюты кончились!
Чуть было не ляпнула, что я могу и так прыгнуть, но вовремя прикусила язык! Проводила тоскливым взглядом уходящую гуськом колонну ещё не обстрелянных/не распрыгавшихся парашютистов, и потихонечку пошла в столовую. Есть не хотелось, но надо было себя чем-то занять. Взяла супчику, оказался гороховый. Видимо повара хотели хоть как-то увеличить скорость падения.
А в небе выкидывают новою партию парашютистов. Оказывается, очень красивое зрелище! В голубом небе, подернутом рябью белых облаков, парит ма-а-аленький самолётик и из него вываливаются тройками уже совсем игрушечные парашютисты! Для Почти мгновенно, а для них - спустя три секунды, что в небе очень много, раскрываются белые купола парашютов, очень похожие на одуванчики. Последний разворот самолета и в небе последняя партия «одуванчиков». Самолёт дальше набирает высоту, и уже в небе раскрываются не белые одуванчики десантных парашютов, а цветные купола управляемых. Ещё виток и в небе раскрывается «крыло»! А в это время первая партия «одуванчиков» готовится к приземлению. Одного унесло на постройки, но приземлиться ему удалось все-таки на полянку. Сама не видела, но очевидцы рассказывали, что парашют уложил как значок ВДВ, ровный купол и прямые стропы! А работники кухни потом жалуются, что у них огород потоптан!

После приземления инструктора собрали нас на посвящение в парашютисты. Просто прыгнуть, понятное дело, недостаточно! Выглядело все следующим образом: самый большой парень становиться на четвереньки и начинает гудеть — это поток, посвящаемого укладывают в позу свободного падения (руки-ноги в стороны), а инструктор бьёт запаской по заднице! Меня как активистку посвятили первой! Вот так я стала парашютисткой. Хотя нет. Меня ТАК хлопнули запаской, что теперь можно гордо назвать меня «ПАРАШЮТИСТ»!