Самый известный смех в литературе?
"Преступник открыл глаза, приподнял голову и необычно громким для умирающего голосом, в котором вместе с предсмертным хрипом звучало какое-то странное спокойствие, с зловещим выражением произнес несколько слов; при каждом слове ему приходилось подымать всей грудью кучу наваленных на "его камней, могильной плитою пригнетавших его к земле.
— Я поклялся хранить тайну и действительно хранил ее до последней возможности. Темные люди — люди верные; честность существует и в аду. Сегодня молчание уже бесполезно. Пусть будет так. И потому я говорю. Ну, да. Это он. Таким его сделали мы вдвоем с королем: король — своим соизволением, я — своим искусством.
Взглянув на Гуинплена, он прибавил:
— Смейся же вечно.
И сам захохотал.
Этот смех, еще более страшный, чем первый, звучал как рыдание.
Смех прекратился, голова Хардкванона откинулась назад, веки опустились. " (В. Гюго "Человек, который смеется")

Спасибо за ответы!

  • Огромная, почти невероятная радость засветилась на розовой физиономии Кьоу. Он уронил карандаш. Его глаза обратились к загорелому молодому человеку, в них отразились и веселье и страх. Он боялся, как бы все это прелестное событие не оказалось сновидением.

    — Ради бога, — сказал он взволнованно, — скажите мне: вы Динк Поусон?

    — Меня зовут Пинкни Доусон, — ответил король репейного рынка.

    В тихом упоении Кьоу соскользнул с кресла на пол, на свой любимый коврик.

    Немного было звуков в Коралио в этот душный и знойный полдень. Среди них мы могли бы упомянуть восторженный и неправедный хохот простертого на коврике ирландского янки, пока загорелый молодой человек стоит и смотрит на него проницательным глазом в великом изумлении и замешательстве. А также топ-топ-топ-топ многих обутых ног, шагающих по улицам. А также тихий шелест волн Караибского моря, омывающего этот исторический берег.

    Источник: О. Генри "Короли и капуста"
  • Есть ещё " проданный смех"
  • "Красный смех" Леонида Андреева
  • Играть! когда точно в бреду я,
    Ни слов я,
    ни поступков своих не понимаю!
    И все же должен я играть!
    Что ж, ты разве человек?
    Нет, ты паяц!
    Ты наряжайся
    и лицо мажь мукою.
    Народ ведь платит, смеяться хочет он.
    А Коломбину
    Арлекин похитит.
    Смейся, Паяц, и всех ты потешай!
    Ты шуткой должен
    скрыть рыданья и слезы,
    А под гримасой смешной
    муки ада. Ах!
    Смейся, Паяц,
    Над разбитой любовью,
    Смейся, Паяц, ты над горем своим!
  • Смех Варвары Саввишны, погубивший Беликова.
    Источник: А фамилия его слишком известная, чтобы я Вам ее называл.