Жила когда-то давно девушка, которая любила пробовать имена на вкус. И вот однажды она повстречалась со мной. Наши разговоры были недолгими, но мне нравилось её общество, оно наполняло меня фантазиями. Она мне как-то сказала: "Проба имен на вкус это интересно. Имена есть одинаковые,а вкусы разные."
Смысла в этом занятие я сначала, честно, не увидела, а потом вдруг нашла того, кто одной лишь мелодией и одним лишь словом заставил меня это всё понять. Непредсказуемый наш мир. Я взялась опять за сои фантазии и написала стих. Он был больше похож на излияние души и посвящался, наверное, даже не девушке, которая научила меня пробовать имена, а тому, кто не узнает, что есть вот такая я. Я усмотрела в этом некую иллюзию волшебства, и думала, что его это не тронет. Его, наверное и не трогает, но я не могу и думать о таком несносном выборе. Странно. Может всё-таки стояло написать о ком это и про что? Нет, моя первая идея куда лучше. И вот пальцы опять летают по клавишам клавиатуры как по клавишам фортепьяно, это несносное сравнение, но почему-то в моей голове играет мелодия, которую я пишу не музыкальными звуками, а звуками нашего родного русского языка. вполне возможно, кто нибудь догадается, что эта история написана о тех кто мне вдруг стал дорогим. Мелодия не хочет прекращаться и отстукивая ритм, делая вид, что всё это похоже на то, что я слышу в своей голове, я стараюсь описать свои чувства впервые, так как они того заслуживают. Может не так правдиво, как я это делала обычно, когда у меня не было вдохновения, но вот я поняла, что оно сейчас со мной. Он со мной с самого утра. может это сказка? Нет, это быль. Это та быль, которой достойно моё воображение. Сейчас переписывая мелодию в слова я понимаю всю ценность того, что значит вдохновение, я никогда не писала свои произведение в тот момент когда вдохновение моё сильнее всех остальных чувств вместе взятых, я абстрагируюсь от этого смешного мира и вижу всё своими словами, вижу всё свои потайным зрением. Это феномен. Я в этом уверена. А вы знаете, сколько может понадобиться букв, чтобы переписать своё вдохновение, это нечто невозможное и я боюсь, что опять упущу, то, что так бережно оберегаю от наплыва своих редкостных чувств, которые не достойны сего.