Притча

Двое молодых людей предложили двум девушкам стать спутницами их жизни. Один сказал: — Я могу предложить только свое сердце, в которое может войти одна из тех, кто согласится разделить мой трудный путь. Другой же молвил: — Я могу предложить огромный дворец, в котором хочу разделить со своей спутницей радость жизни. Одна из девушек, подумав, ответила: — Сердце, которое предлагаешь ты, странник, слишком тесно для меня. Оно поместится на ладони моей руки, а я должна войти в обитель сама и ощутить простор и свет, которые могут приносит счастье. Я выбираю дворец и надеюсь, что мне в нем не будет тесно и не будет скучно. В нем будет много света и простора, а значит, будет много счастья. Молодой человек, предложивший дворец, взял красавицу за руку и сказал: — Твоя красота достойна великолепия моих чертогов. И он увел девушку в свою прекрасную обитель. Вторая протянула руку тому, кто мог предложить только сердце, и тихо молвила: — Нет в мире теплее и уютнее обители, чем человеческое сердце. Ни один, даже самый огромный дворец, не сравнится размерами с этим святым обиталищем. И девушка пошла по трудному пути в гору с тем, с кем пожелала разделить свое счастье. Нелегкой была дорога. Много невзгод и испытаний встретили они на своем пути, но в сердце любимого ей всегда было тепло и спокойно, и ощущение счастья не покидало ее никогда. Ей никогда не было тесно в маленьком сердце, потому что от Любви, которую оно излучало на всех, оно становилось огромным, и всему живому находилось в нем место. В конце пути, на вершине, которая пряталась под облаками, они увидели такой лучезарный свет, ощутили такое тепло, почувствовали такую всеобъемлющую Любовь, что поняли — какое счастье может испытать человек, если путь к нему лежит через сердце. Красавица, выбравшая богатую обитель, недолго испытывала удовлетворение от простора и света дворца. Вскоре она поняла: каким бы огромным он ни был, он имеет границы, и дворец стал напоминать ей прекрасную золоченую клетку, в которой тяжело дышалось и пелось. Она выглядывала из окон, металась между колонн, но не находила выхода. Все давило на нее, душило, угнетало. А там, за окнами, было НЕЧТО, что не осязаемо и прекрасно. Никакое великолепие дворца не могло сравниться с тем, что было за его окнами, в необозримых просторах лучезарного пространства. Красавица поняла, что ей никогда не испытать того далекого счастья. Она так и не поняла, через что ведет дорога к этому счастью. Она только опечалилась, а печаль окутала черным пологом ее сердце, которое перестало биться. И красивая птица умерла от тоски в золоченой клетке, которую сама себе выбрала. Люди забыли, что они птицы. Люди забыли, что они могут летать. Люди забыли, что есть необъятные просторы, в которые можно опуститься и никогда не утонуть. Прежде, чем сделать выбор, нужно прислушаться к сердцу, а не прикасаться к ледяной строгости ума, который более расчетлив, чем чувствителен. Люди забыли, что близкого счастья не бывает, что за счастьем нужно идти по трудному, длинному и долгому пути, и в этом смысл человеческой жизни.



Притча

Жил да был один еврей. Все у него было хорошо, складывалось все, как надо - так у него жизнь и шла.
В один из дней ему стало очень плохо: где-то что-то повернулось не так, не склеилось - и еврей (после всех переживаний и бед, которые случились с ним) почувствовал себя очень старым - в душе, конечно. У него ушли все силы. . . И единственное, на что их еще хватало - на загадывание своего новогоднего желания. А поскольку все вышеописанное происходило с ним под новый год, то это и было для него маленьким солнышком - новогоднее желание. И старый еврей загадал себе огромного счастья, большой любви и побольше везения.

И вот в Новый год, когда он поднимал свой бокал с шампанским, с 12-м ударом курантов ему послышался свыше чей-то голос, который сказал:
- Дорогой мой, старый еврей! Я выполню твое желание. И для этого позволь мне тебя спросить: а чем огромное счастье отличается от просто счастья? А большая любовь от маленькой? И побольше везения - это побольше, чем у кого? И побольше когда?

Пока ты думаешь над этим, я скажу следующее: чтобы все задуманное тобой сбылось, от тебя мне ничего не надо. Это нужно для тебя, для твоего новогоднего желания, для твоего блага. Ты спросишь меня - а что же надо? А надо только всего чуть-чуть: жить только одним, сегодняшним днем. Это очень важно для тебя. Помни всегда: сегодня, здесь и сейчас. Ни завтра, ни там и ни потом - ничего у тебя нет. Просто нет!

Старый еврей сказал:
- Да, конечно, отец мой. Ради того, чтобы сбылось мое желание, я пойду на это, я буду помнить твои слова. Об одном тебя прошу: если я забуду эти слова, напомни мне их, пожалуйста.
После этих слов наступила тишина. Наш еврей подумал, что ему это все приснилось, протер глаза, махнул рукой и . . . Стал жить дальше своей жизнью.

Однажды вечером в его квартире раздается маленький, тихий стук в дверь. Наш еврей открывает ее, и к нему заходит кто-то такой маленький, маленький и пушистый. От удивления он смог только спросить:
- Ты кто?
В ответ он услышал:
- Я маленькое, маленькое счастье. Я пришло к тебе. Можно мне у тебя остаться?
Еврей отвечает:
- Ты знаешь, мне надо подумать...

Сел и представляет себе: «вот, маленькое, красивое, пушистое счастье, вот оно у меня будет жить, потом станет огромным счастьем, потом, вдруг, я это счастье потеряю - и мне будет больно!? Нет, наверное, это счастье я не смогу сейчас впустить. Я не могу ему сделать то внимание, которое оно заслуживает. Нет у меня сил сейчас на это. . . Пусть потом придет, когда мне лучше будет. . . Там посмотрим».

Тут еврея, как молотком, оглушают невесть откуда услышанные слова: «завтра уже ничего не будет, есть только сегодняшний день!» он видит ту новогоднюю ночь, свое обещание помнить слова всевышнего, - и принимает решение оставить это малюсенькое пушистое счастье у себя.

После всех этих душевных разборок, он говорит своему маленькому счастью:
- Дорогое мое, малюсенькое счастье! Я, вот, такой старый еврей. . . Понимаешь, у меня так, вот. . ., как-то вот не так все хорошо. И в моей душе, ты видишь, такой бардак, честно, такой беспорядок. Вот. . . Везде все валяется. . . Я не могу ничего нигде убрать - просто нет сил, понимаешь? И вот для тебя есть только маленький, маленький уголок. И вообще - я ворчу иногда. . . Я иногда ругаюсь, бью тут все, что ни попадя. Вот. . . Как ты на это смотришь?

Малюсенькое счастье ему ответило:
- Ты знаешь, я могу везде жить, и прошу тебя только об одном, пожалуйста, если ты будешь. . , если у тебя на душе будет как-то нехорошо, серо, ты скажи мне, чтобы я знало, что у тебя там серо, пыльно. Тогда я тут спрячусь в ботинок, зашнуруюсь и пережду бурю. Хорошо?
- Хорошо, - ответил наш еврей.
Так они и жили: малюсенькое счастье и старый еврей.
От всех этих событий еврею и на душе стало даже как-то чуточку веселее.

В один прекрасный вечер раздается опять стук в дверь. И к нашим домашним заходит. . . Маленькая любовь - такая красивая девочка с бантиком, и говорит:
- Здравствуй, старый еврей! Можно я у тебя останусь?

Еврей сел, задумался, и размышляет сам с собой: «маленькая, красивая любовь... Такая вот девочка. Что я могу ей дать? Она станет большой и красивой барышней, будет большой любовью, а потом... Я - бах, и ее потеряю!?! И мне будет опять очень больно?... Не, не хочу... Не буду... Боюсь... Опасаюсь». И вдруг он вспоминает голос всевышнего: «дорогой мой, старый еврей! Завтра не будет. Зачем думать о том, чего может завтра и не быть? Помни мои слова - есть только сегодня!».

Старый еврей так испугался, что мог бы прозевать эту маленькую, маленькую любовь, что тут же сказал ей:
- Дорогая моя, маленькая любовь! Конечно, заходи ко мне. Только... Видишь, я живу один, и на душе у меня беспорядок такой, я никак еще не могу справиться с ним... А вот там, в уголке, у меня живет маленькое, малюсенькое счастье. И... Как ты на это посмотришь? Ты же девочка, за тобой надо ухаживать, вот... А я, все-таки,.. Все-таки, вот... Как бы я привык жить один: как-то там, сям, тут не поем, там намусорю. А еще... Носки не стиранные стоят, я ими иногда гвозди забиваю. А ты все-таки, девочка... Что с этим делать будем?

А маленькая любовь так отвечает ему:
- Ты знаешь, я сумею жить так, как живешь ты - я ко всему привычная. Тем более, есть маленькое счастье. Оно меня, если что, защитит и поможет мне. Мы будем с ним вдвоем. Единственное, о чем я попрошу тебя... Если тебе будет плохо, если где-то больно будет или еще что-то, я очень прошу тебя: только предупреди меня, чтобы я никуда не выходила и не показывалась тебе на глаза, чтобы на меня пыль твоей души не осела... Просто предупреди...
- Хорошо, - ответил он.

Так у них и продолжалась жизнь: у малюсенького счастья, маленькой любви и старого еврея. Ему стало как-то так уютно чуть-чуть на душе, и в жизни стало чуть-чуть радостней и чуть-чуть больше любви...

В один такой уютный день также раздается стук в дверь. Старый еврей открывает (как-то к этому он уже привык - открывать дверь). Смотрит - а на пороге стоит что-то такое красивое, лохматое и бормочет: «знаешь, а я, вот, маленькое везение. Вот, шел мимо и решил к тебе зайти. Как ты на это смотришь?».
Старый еврей задумался, опять испугался, забоялся и сказал:
- Ты знаешь, не было у меня везения - ну, и черт с ним! А то опять будет везение, потом - раз, оно пропадет. . . Я уже не могу все это выдержать, я снова могу не пережить этой потери и этой боли от того, что мне будет плохо... Ты знаешь, я просто боюсь, что потом будет плохо... А вообще, я боюсь уже всего...

Он замолчал, и в этой тишине снова услышал знакомый, уверенный голос: «завтра не будет плохо, потому что есть только сегодня, а сегодня к тебе пришло маленькое везение».

Старый еврей жутко испугался, потому что он вдруг представил, что везения в его жизни уже вообще никогда не будет, может не быть никогда. И он сказал (с гордостью за самого себя):
- Знаешь, маленькое лохматое везение! Я, вот... Старый еврей. У меня там живут маленькое счастье и маленькая любовь. У них там уголочек в каморочке... Но ты видишь: у меня же беспорядок, хлам везде. Понимаешь... если что, я могу сорваться, матами там крыть, накрыть все и вся...вот... Так что, если тебя это устроит - то, пожалуйста, проходи, раздевайся, ложись.

Маленькое лохматое везение и отвечает ему:
- Знаешь, я нормально к этому отношусь. Я притерплюсь, выдержу... Только ты, если что, меня предупреждай, когда будешь матами ругаться. Я закрою уши - и ничего не услышу, а девчонку мы с маленьким счастьем защитим от твоих слов. Ты живи, как жил, а мы будем тоже жить. Только прошу - предупреждай заранее, без предупреждения не стреляй! И все будет хорошо - мы справимся!

Вот так они и жили (спали врозь, а дети были - это к слову) - малюсенькое счастье, маленькая любовь и маленькое лохматое везение.

В один прекрасный день светило солнышко, было очень красиво, очень ярко. Был какой-то шумный, веселый еврейский праздник.
Еврей проснулся ранним утром и заметил, что у него очень светло на душе, уютно и тепло. Он увидел, что к его малюсенькому, малюсенькому счастью пришло в гости и прилепилось столько маленьких счастий, что оно стало огромным! К маленькой красивой девочке любви зашло тоже очень много девочек, которым понравилось у маленькой любви - и они остались у нее и превратились в большую любовь.
А маленькое лохматое везение, довольное всем этим, стало толстеть (потому что оно от радости всегда ело торты и шоколад), стало таким довольным, таким гордым за себя, что прямо пузырилось и переливалось всеми цветами радуги. И в самом деле, его стало больше, чем раньше.

И старый еврей, увидев все эти чудеса, вновь почувствовал себя молодым евреем. Тем, которым он был раньше и всегда. И он понял самое главное:
Если бы он когда-то проворонил эти все маленькие, маленькие счастье, любовь и везение, то сегодня было бы гораздо хуже, плохее.

Не бывает огромного счастья, не бывает большой любви и не бывает побольше везения...
Бывает малюсенькое счастье, которое надо увидеть... И это маленькое, маленькое мгновение.
Бывает маленькая любовь, которую тоже нужно найти, пригреть и не испугаться ничего...
И бывает просто везение, которое надо заметить.

И надо всегда найти в себе хоть чуточку сил, чтобы что-то увидеть. А сомнения, которые пугают и мутят воду на душе - они будут всегда, и это их работа - вводить в заблуждение, чтобы человек стал крепче.
А наша «работа» - это всегда помнить чудесные слова - есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь: сегодня, здесь и сейчас...

Вот и закончилась моя сказка. Наш еврей снова стал тем, кем был: веселым, уверенным, радостным и... Мудрым.
* * *
А в заключение расскажу вам совсем короткую историю.

У девочки была кошка. Любимая. Мудрая. И очень старая. Девочка смотрела на неё и боялась. Она боялась, что скоро кошка умрёт. А кошка ничего не боялась. Она нежила своё полосатое тело на солнце, ловила мух и смотрела на улицу глубокими как небо глазами.

И каждый из них получал то, что ждал от жизни. Девочка - страх. Кошка - удовольствие.

Не торопитесь, заглядывая вперёд. Не опаздывайте, оборачиваясь назад. Не пропускайте ежеминутного счастья в погоне за возможным будущим счастьем на час.

Живите здесь и сейчас.



Притча

Это цитата сообщения Алиночка_Лунева Оригинальное сообщениеПритча "Богатство или бедность?"

 Однажды отец богатой семьи решил взять своего маленького сына в деревню, на ферму чтобы показать сыну насколько бедными могут быть люди. Они провели день и ночь на ферме у очень бедной семьи. Когда они вернулись домой, отец спросил своего сына:
- Как тебе понравилось путешествие?
- Это было замечательно, папа!
- Ты увидел насколько бедными могут быть люди? – спросил отец.
- Да.
- И чему ты научился из этого?

Богатство или бедность?
Блог Алиночки Луневой
Сын ответил:
- Я увидел, что у нас есть собака в доме, а у них четыре пса. У нас есть бассейн посреди сада, а у них – бухта, которой не видно края. Мы освещаем свой сад лампами, а им светят звёзды. У нас патио на заднем дворе, а у них - целый горизонт.
Отец лишился дара речи после этого ответа сына.
А сын добавил:
- Спасибо, папа, что показал мне насколько богаты эти люди.
Не правда ли, что всё это зависит от того с какой точки зрения смотреть на мир? Имея любовь, друзей, семью, здоровье, хорошее настроение и позитивное отношение к жизни, вы получите всё!
Но вот купить что-либо из вышеперечисленных вещей невозможно. Можно приобрести любые воображаемые материальные блага, даже запастись ими на будущее, но если ваша душа не наполнена, у вас нет ничего!

 



Притча…

Маленькая Душа и Солнце
(Притча от Нила Дональда Уолша)
Однажды жила-была Маленькая Душа, и сказала она Богу:

— Я знаю, кто я есть!

И Бог сказал:

— Это прекрасно! Кто же ты?

И Маленькая Душа прокричала:

— Я Есть Свет!

— Это верно, — улыбнулся Бог. — Ты есть Свет.

Маленькая Душа была страшно счастлива, так как она выяснила то, что Всем душам Королевства предстоит выяснять.

— О! — сказала Маленькая Душа. — Это действительно здорово!

Но вскоре знание того, кем она была, показалось ей недостаточным. Маленькая Душа почувствовала внутренний дискомфорт, теперь ей захотелось быть тем, что она есть. Итак, Маленькая Душа вернулась к Богу (что совсем неплохая идея для всех душ, которые хотят узнать, Кто Они Есть в Действительности) и сказала:

— Теперь, когда я знаю, Кто Я Есть, скажи, можно ли мне быть этим?

И Бог сказал:

— Ты хочешь сказать, что хочешь быть Тем, Кто Ты Уже Есть?

— Ну, — ответила Маленькая Душа, — одно дело знать Кто Я Есть и совсем другое — фактически быть этим. Я хочу почувствовать, как это быть Светом!

— Но ты уже есть Свет, — повторил Бог, вновь улыбаясь.

— Да, но я бы хотела узнать, как это чувствовать себя Светом! — воскликнула Маленькая Душа.

— Хорошо, — сказал Бог с улыбкой. — Я полагаю, я должен знать: ты всегда любила приключения.

И затем Бог продолжил уже по-другому.

— Есть только одна деталь…

— Что это? — спросила Маленькая Душа.

— Видишь ли, нет ничего иного, кроме Света. Понимаешь, я не создал ничего отличного от тебя; и поэтому тебе не так просто будет познать Кто Ты Есть, пока нет ничего, что есть не ты.

— Хм… — сказала Маленькая Душа, которая была теперь несколько смущена.

— Подумай над этим, — сказал Бог. — Ты подобна свечке на Солнце. О, ты там, не сомневайся, вместе с миллионом, квадриллионом других свечей, которые составляют Солнце. И Солнце не было бы Солнцем без вас. Нет, это бы осталось солнце без одной из своих свечей. И это было бы вовсе не Солнце, так как оно бы уже не было такое же яркое. И всё-таки, как же познать себя, как Свет, когда ты внутри Света — вот вопрос.

— Ну, — подпрыгнула Маленькая Душа, — ты — Бог. Придумай что-нибудь!

Бог опять улыбнулся.

— Я уже придумал. Раз ты не можешь увидеть себя как Свет, когда ты внутри Света, мы окружим тебя темнотой.

— Что такое темнота? — спросила Маленькая Душа.

Бог ответил:

— Это то, что не ты.

— Я буду бояться темноты? — вскрикнула Маленькая Душа.

— Только, если ты выберешь бояться, — ответил Бог. — В действительности нет ничего, чего можно было бы бояться, пока ты не решаешь, что это так. Видишь ли, мы все это придумываем. Мы притворяемся.

— О, я уже чувствую себя лучше, — сказала Маленькая Душа.

Затем Бог объяснил, что для того, чтобы что-либо испытать в полной мере, должно случиться нечто полностью противоположное.

— Это величайший подарок, — сказал Бог — потому что без этого ты не можешь знать, что есть что. Ты не можешь знать, что такое Тепло без Холода, Верх без Низа, Быстро без Медленно. Ты не можешь знать Лево без Право, Здесь без Там, Теперь без Тогда. И поэтому, — заключил Бог, — когда ты окружена темнотой, не грози кулаком, не кричи, не проклинай темноту. Лишь оставайся Светом внутри темноты и не сердись на неё. Тогда ты узнаешь, Кто Ты Есть в Действительности, и все остальные тоже это узнают. Позволь своему Свету светить так, чтобы каждый узнал, какая ты особенная.

— Ты полагаешь, хорошо показывать другим, что я особенная? — спросила Маленькая Душа.

— Конечно! — хихикнул Бог. — Это очень хорошо! Но запомни, «особенный» не означает «лучший». Каждый является особенным, каждый своим уникальным образом! Только многие забыли об этом. Они увидят, что это хорошо для них быть особенными только тогда, когда ты поймешь, что это хорошо быть особенной для тебя самой.

— О, — сказала Маленькая Душа, танцуя, подпрыгивая и смеясь от радости. — Я могу быть такой особенной, какой мне хочется быть!

— Да, и ты можешь начать прямо сейчас, — сказал Бог, который танцевал, подпрыгивал и смеялся вместе с Маленькой Душой. — Какой частью особенного ты хочешь быть?

— Какой частью особенного? — переспросила Маленькая Душа. — Я не понимаю.

— Ну, — объяснил Бог, — быть Светом — это быть особенным, а быть особенным — это иметь массу частей особенного. Особенно — быть добрым. Особенно — быть нежным. Особенно — быть творческим. Особенно — быть терпимым. Можешь ли ты придумать какой-нибудь другой способ быть особенным?

Маленькая Душа помолчала мгновение, а затем воскликнула:

— Я думаю о множествах способов быть особенной. Особенно быть щедрым, особенно уметь дружить. Особенно сочувствовать другим!

— Да! — согласился Бог. — И ты можешь быть всем этим или любой частью особенного, которой ты пожелаешь быть, в любой момент. Это то, что означает быть Светом.

— Я знаю, чем я хочу быть! — сообщила Маленькая Душа с огромным воодушевлением. — Я хочу быть частью особенного, которое называется «прощением». Это особенно — быть прощающим?

— О, да, — подтвердил Бог. — Это очень особенно.

— Хорошо, — сказала Маленькая Душа. — Это то, чем я хочу быть. Я хочу быть прощающей. Я хочу испытать себя именно как прощающая.

— Ладно, — сказал Бог, — но есть одна вещь, которую тебе необходимо знать.

Маленькая Душа начала проявлять лёгкое нетерпение. Так всегда бывает, когда есть некоторые сложности.

— Что же это? — воскликнула Маленькая Душа.

— Нет никого, кого надо было бы прощать.

— Никого? — Маленькая Душа с трудом верила услышанному.

— Никого, — повторил Бог. — Всё, что я создал — совершенно. Среди всего сотворённого нет ни одной души менее совершенной, чем ты. Оглянись вокруг!

И тут Маленькая Душа обнаружила, что собралась огромная толпа. Души собрались отовсюду, со всех концов Королевства. По нему разнеслась весть, что между Маленькой Душой и Богом происходит необыкновенная беседа, и все захотели послушать, о чём они беседуют. Вглядываясь в бессчётное число других душ, собравшихся там, Маленькая Душа была вынуждена согласиться. Не было ничего менее прекрасного, менее чудесного и совершенного, чем сама Маленькая Душа. Так удивительны были собравшиеся вокруг души, так ярок был излучаемый ими Свет, что Маленькая Душа едва могла на них смотреть.

— Кого тогда прощать? — спросил Бог.

— Это становиться вовсе не смешно! — проворчала Маленькая Душа. — Я хотела испытать себя как Та, Которая Прощает. Я хотела познать, что чувствует эта часть особенного.

И Маленькая Душа поняла, что означает чувствовать печаль. Но как раз в это время вышла вперёд из толпы Дружественная Душа.

— Не печалься, Маленькая Душа, — сказала Дружественная Душа, — я помогу тебе.

— Ты? — посветлела Маленькая Душа. — Но как ты это сделаешь?

— Я могу дать тебе кого-то, кого можно бы было простить!

— Ты можешь?

— Разумеется! — прощебетала Дружественная Душа. — Я могу прийти в твоё следующее воплощение и сделать тебе что-то такое, что ты должна будешь простить.

— Но почему? Почему ты это сделаешь? — спросила Маленькая Душа. — Ты, которая сейчас пребываешь в состоянии абсолютного совершенства! Ты, вибрации которой создают такой яркий Свет, что я едва могу смотреть на тебя! Что может заставить тебя хотеть понизить твои вибрации до такой степени, что твой яркий Свет превратится в густую темноту? Что может заставить тебя, которая так светла, что может танцевать со звездами и перемещаться по всему Королевству с любой задуманной скоростью, прийти в мою жизнь и сделать себя настолько тяжёлой, что ты сможешь совершить плохое?

— Очень просто, — промолвила Дружественная Душа, — я сделаю это, потому что я люблю тебя.

Маленькая душа, казалось, была удивлена таким ответом.

— Не изумляйся так, — сказала Дружественная Душа. — Подобную вещь ты уже делала для меня. Ты не забыла? О, мы танцевали друг с другом множество раз. Мы скользили сквозь вечности и через все века. Через все времена и во многих-многих местах танцевали мы друг с другом. Разве ты не помнишь? Мы обе были Всем От Этого. Мы были Верхом и Низом от Этого, Левым и Правым от Этого. Мы были Здесь и Там Этого, Теперь и Тогда Этого. Мы были мужским и женским, добром и злом. Мы обе были жертвой и злодеем Этого. Так мы приходили вместе, ты и я, множество раз прежде, каждый принося другому точное и совершенно противоположное, чтобы выразить и испытать Кто Мы Есть в Действительности. И поэтому, — объяснила чуть погодя Дружественная Душа, — я приду в твоё следующее воплощение и на этот раз буду «плохой». Я сделаю что-нибудь воистину ужасное, и тогда ты сможешь испытать себя как Та Которая Прощает.

— Но что ты сделаешь такое, настолько ужасное? — спросила Маленькая Душа, уже слегка нервничая.

— О, мы что-нибудь придумаем, — ответила Дружественная Душа, подмигнув.

Затем Дружественная Душа стала серьёзной и тихим голосом добавила:

— Тебе надо бы знать об одной вещи.

— Что это? — пожелала узнать Маленькая Душа.

— Я замедлю свои вибрации и стану очень тяжёлой, чтобы сделать эту, не такую уж приятную вещь. Мне придётся стать чем-то очень непохожим на себя. А взамен я попрошу у тебя лишь одно доброе дело.

— О, что угодно, что угодно! — закричала Маленькая Душа и принялась танцевать и петь. — Я стану прощающей, я буду прощающей!

Тут Маленькая Душа увидела, что Дружественная Душа остаётся по-прежнему очень тихой.

— Что это? — спросила Маленькая Душа. — Что я могу сделать для тебя? Ты просто ангел доброжелательства, что сделаешь это для меня!

— Конечно, эта Дружественная Душа — ангел! — вмешался Бог. — Каждый — ангел! Всегда помни: я никого кроме ангелов вам не посылаю.

И тогда Маленькой Душе ещё больше захотелось сделать ответный подарок Дружественной Душе, и она снова спросила:

— Что я могу сделать для тебя?

— В тот момент, когда я буду мучить тебя и избивать, в тот момент, когда я сделаю тебе самое плохое, что ты только можешь вообразить, в этот самый момент…

— Что? — не выдержала Маленькая Душа. — Что же?

Дружественная Душа стала ещё тише и спокойнее:

— Помни Кто Я Есть в Действительности.

— О, я буду помнить! Я обещаю! — воскликнула Маленькая Душа. — Я всегда буду помнить, как я видела тебя здесь, именно сейчас!

— Хорошо, — сказала Дружественная Душа, — потому что, видишь ли, я притворюсь так сильно, что забуду себя. И если ты не будешь помнить, кто я есть в действительности, я не смогу это вспомнить очень-очень долго. И если я забуду, Кто Я Есть, ты можешь забыть, Кто Есть Ты, и мы обе потеряемся. Тогда мы будем нуждаться в приходе другой души, чтобы она напомнила нам обеим, Кто Мы Есть.

— Нет-нет, мы не забудем, — вновь пообещала Маленькая Душа. — Я буду помнить тебя! И я буду благодарна тебе за этот подарок — шанс испытать себя Кто Я Есть.

Итак, соглашение было достигнуто. И Маленькая Душа отправилась в новое воплощение, чтобы стать частью особенного имя которому «Прощение». И Маленькая Душа с волнением ожидала возможности испытать себя как Прощающую, и поблагодарить любую другую душу, сделавшую это возможным. И в любой момент времени в этом новом воплощении, когда бы новая душа не появилась на сцене, что бы эта новая душа ни принесла, радость или печаль, и особенно, если она приносит печаль — Маленькая Душа думает о том, что сказал Бог:

— Всегда помни, никого кроме ангелов я вам не посылаю.