Однажды, солнечным, послепраздничным утром, я и мой брательник направились в военкомат. Надо сказать, что шли мы туда не по своей воле, причина была в прописке, а чтобы ее получить нужно было получить какие то документы в военкомате.
Итак, солнечный денек, 11 часов утра, мы не очень бодро, как я уже сказал день послепраздничный, открываем тугую дверь военкомата и попадаем внутрь. Тишина и пустота стоят смертельные. Удивленно переглянувшись, мы заходим в первый попавшийся кабинет и сходу рубим: «Здрасте, мы вот два брата хотим встать на учет в ваш прекрасный военкомат». За столом сидел, как мы уже потом поняли самый главный начальник данного заведения. Чуть не поперхнувшись рюмкой с водкой, которую он тока что опрокинул он видимо немного ошалел. На самом деле представьте, день послепраздничный, погода хорошая, у всех болит голова и тут приходят двое одинаковых чудика, в костюмах (праздничных), белых рубашках, начищенных туфельках и ХОТЯТ зарегестрироваться САМИ, без повестки. Подхватив крылом носа скупую мужскую слезу, расчувствовавшись полковник начинает отдавать приказания.
В кабинет было вызвано еще четверо офицеров, трое смотрели на нас как на сыновей, трепали по голове, а четвертый, заполняя какие то формуляры через раз повторял «какие молодцы, будущие защитники» и все в таком духе.
Дальше были врачи. Длинный холл с дверями по бокам. И вот полковник, сам, стучиться в каждую дверь, отворяет её и говорит «Вот! К вам!». Врачиха пошатнувшись, толи от удивления, толи от похмелья. Начинает спрашивать всякие глупости. Захожу к одной довольно миловидной женщине. Ну я был просто уверен, что это именно тот врач, которому нужно показать то, короче половые органы. И тут она мне что то говорит, таким тихим голосом, почти шёпотом. Но я то был уверен. Ну я для неё и стягиваю трусы и жду когда она начнет мне там «обследовать». Её немного качнуло и она почти басом мне говорит «Мальчик! Трусики снимают кабинетом позже». Я конечно опешил. Ну не привык я снимать трусы по два раза за 10 минут. Но честно сказать совсем не расстроился и даже стыдно не стало. Одеваю трусы и почти строевым шагом иду в следующий кабинет. Бабулечка лет 78, сама стягивает трусики смотрит и ничего не прощупывая пишет «Здоров». Интересно как она определила?
В конце концов после медиков и долгих напутствий мне и брату (нужно набрать еще 1 килограмм веса, а то парашют унесет) мы выходим из этого заведения, а на крыльце стоят и провожают нас счастливые : полковник в окружении остальных офицеров машут нам руками, один из них делает одобрительные мужские знаки, медики кричат что-то типа («И прополаскать в марганцовочке»). А мы уносим в кармане необходимые документы.
Конечно тут есть немного вымысла, но основное так и было. Чессс слово!

п.с.Зачем я это написал? Крму это нужно? Господи, ну почему я такой мнительный (сказывается детство?)