Она вошла в кафе, подгоняемая неприятным зовом своего желудка, который напоминал молодой девушке, что она с утра ничего не ела. В заведении самообслуживания она встала перед нелегким выбором, как и все новоиспеченные посетители, приходящие в кафе, чтобы выбрать самое вкусное.
- Здравствуйте, что будете заказывать? – с добродушной улыбкой спросила молодая раздатчица.
- Эм … Сейчас, ладно? – улыбнулась молодая посетительница.
Пока она глазами бегала по строчкам листочка меню, возвращаясь от одного наименования к другому, к кассе медленно подошел молодой человек, опираясь на … костыли. Невольно девушка взглянула на него. Молодой симпатичный человек, с короткими русыми волосами, которые от природы закручивались на затылке в самом низу, но такой печальный и угрюмый был одет в голубой пуловер, синие спортивные штаны и черно-желтые кроссовки.
«Наверное, спортсмен …» - промелькнуло у неё в голове.
Девушке стало так жалко молодого человека. Такой хорошенький, молодой … Но такой одинокий и беззащитный. Хотелось просто по-человечески потрепать его по плечу и сказать, что все будет хорошо. Он стоял, приподнимая левую ногу – видимо ему было тяжело ступать на неё. Раздатчица нагрузила его поднос всем заказанным, рассчитала. Молодой человек медленно и осторожно достал из кошелька деньги и протянул кассирше.
- Вам помочь донести? – спросила его сотрудница кафе.
- Да, - тот лишь глухо хмыкнул, слегка опустив голову вниз удрученно.
Раздатчица взяла поднос и направилась за свободный столик.
Девушка проследила за ними взглядом, пока та самая раздатчица не вернулась и не была готова принять заказ. Она специально посмотрела не будет ли кто ещё сопровождать его – мама, девушка … но никого не было.
- Здравствуйте, вы готовы сделать заказ?
- Кремовое пироженное и глясе, пожалуйста.
- Одну минуту, - улыбнулась она.
Взяв поднос, девушка направилась вперед, в поисках свободных столиков. Она заметила один свободный возле окна и ещё посередине, но тут её взгляд упал туда, где сидел тот мальчик. Столик стоял возле стены, и молодой человек сидел, словно в закрытой позе, напротив неё. Он будто пытался отгородиться от всего мира, чтобы его никто не трогал. Костыли аккуратно лежали на полу. Девушка поджала губы, глубоко вздохнула и шагнула вперед с подносом.
«Так, все нормально. Если что, я его уже больше никогда не увижу. Чего бояться? Всего лишь мелькнувший кадр», - успокаивала она себя.
- Простите, у вас не занято?
Молодой человек медленно поднял взгляд и в нем отражалось смешанное в одном недоумение, удивление, непонимание.
- Д … да, конечно.
Девушка улыбнулась, осторожно перешагнула через костыли и, поставив поднос на стол, уселась на диванчик. Молодой человек чуть подвинул свой поднос, освобождая на столе побольше места. Девушка сняла куртку и тоже принялась за еду. Изредка она украдкой поглядывала на парня, который очень увлеченно поглощал свой заказ.
- Вы, случайно, спортом не занимаетесь? Ваше лицо мне кажется знакомым, - внезапно заговорила, она, соврав. Раньше она этого молодого человека никогда не видела.
Он ненадолго замер, затем посмотрел на неё и смущенно тихо ответил:
- Да, плаванием.
- Ммм, здорово, - восхищенно улыбнулась девушка. - Я тоже плавание люблю.
- Хм, ничего хорошего, - угрюмо хмыкнул он.
- Ну почему же? – искренне удивленно спросила девушка.
- Мне из-за этого плавания теперь … я даже поднос сам не могу принести!!! И не надо жалеть калеку, ясно?! – горячо прикрикнул парень так, что многие повернулись к ним.
Поняв, что невольно сорвался, молодой человек тут же пожалел об этом и лишь уткнулся в свою тарелку, что-то выискивая вилкой в своем салате.
Девушка чуть нахмурилась. Это явно был вызов обществу подростка, который был обижен на весь мир за его несправедливость. Но сейчас ей было больше не жалко его, а скорее жаль, что он так жалеет себя. Он буквально сдается, хотя его положение не такое уж и ужасное. Ведь бывает и хуже. Он может дышать, двигаться, говорить, видеть, чувствовать, когда некоторые лишены и этой роскоши.
- А я не вижу здесь калеку, - молодой человек медленно поднял на девушку голову. Она говорила спокойно, словно очевидно. – Я вижу симпатичного полноценного молодого человека, который вдруг почему-то сдался. Который перестал бороться, забыл, что в жизни, как и в спорте, награда достается путем испытаний, поражений, силы воли и терпения. Он закрылся наглухо от всего мира и не хочет никого пускать к себе, хотя это глупо!!!! Ему кажется, что все от него отвернулись, что он никому не нужен, что все его только жалеют, но это лишь его вина, - брови молодого человека удивленно двинулись. – Потому что в его взгляде потух огонь жизни, и он не видит смысла в дальнейшем существовании, теряет цвета вокруг. И тогда окружающим ничего не остается, как только пожалеть …
Молодой человек был поражен смелостью и искренностью в глазах незнакомой девушки, которая вдруг подсела к нему за столик и начала его «лечить». Она громко и тяжело дышала, выпалив все на одном дыхании и уставившись на своего объекта. Её тело чуть подалось вперед, словно это могло помочь достучаться до парня.
Молодой человек хотел что-то сказать, пооткрывав рот и, оглянувшись по сторонам, а затем громко и устало вздохнул, посмотрев на девушку.
- У вас все ещё будет, - уже спокойно, тихо и убедительно произнесла она, не отводя взгляд. – И эти костыли совсем скоро уже никогда не поднимутся с пола. По крайней мере, для вас в ближайшие годы.
Он устало покачал головой, затем посмотрел в глаза девушки пару минут и уже без всякой той злости, обиды на весь мир, протянул руку и мягким голосом произнес:
- Меня зовут Кирилл.
Девушка расплылась в улыбке и пожала её:
- Даша. Очень приятно.
Кирилл улыбнулся.
У него очень приятная улыбка и зря он её прятал под этой хмуростью и угрюмостью, подумала Даша.
Это было удивительно, но ему стало легче. Ведь среди всех его знакомых и близких людей, которые лишь сочувствующе хлопали его по плечу и с жалостью в глазах говорили, что все будет хорошо, что он вернется в спорт, эта случайная знакомая – единственная, кто дал ему уверенную надежду на будущее и смотрела на него, как раньше смотрели на него все. Как на нормального человека, способного взять большую высоту и всю дорожку проплыть с задержанным дыханием. Которая одной своей улыбкой начала топить толстую корку льда, заморозившая его сердце. Давно ему никто так искренне и чисто, не натянуто, улыбался. Вот и он забыл, что такое улыбаться и зачем это надо. А теперь вспомнил. Невероятно, что может сделать одна единственная улыбка даже незнакомого человека.
- Что случилось? – серьезно спросила Даша.
Улыбка Кирилла сразу сошла с его лица, и он грустно опустил глаза. Казалось, он не мог говорить об этом, смотря человеку прямо в глаза.
- Это было перед соревнованиями. Я очень много тренировался без передышки. Наверное, устал и … - Кирилл на секунду задумался, словно вспоминал события прошедших дней. – Что-то сбоку защемило, я не выполнил необходимый кувырок, задел бортик и рухнул в воду. Помню, что меня вытаскивали. Тренер, врач … Потому что в ноге была жуткая боль …
- Прости …
Кирилл взглянул на девушку напротив. Она просит прощение? За что? Что заставила вернуться в его плохие воспоминания? Но он сам ей рассказал. Её забота и заинтересованность в его делах очень трогала парня.
- Ничего, - глухо ответил он, а затем с улыбкой добавил. – Спасибо.
- Не за что, - она улыбнулась в ответ.
Потом они заговорили о какой-то посторонней теме, не касающейся ни калек, ни травм, ни плавания, но они помнили, что смеялись. Вместе. А Даша в тот день больше не замечала его угрюмого взгляда, поглощенного безнадежностью. Кажется, он стал даже ещё красивее. Такие часто хмурящиеся складки на лбу разгладились, и лицо приобрело гладкое, чистое, сияющее отражение. Кирилл предложил довезти Дашу до дома. Она очень удивилась. Он со своей ногой, да на машине? Да он ещё сильнее, чем она думала.
Когда они вышли из кафе, они подошли к его золотистой нексии и аккуратно поехали. Кажется, одна нефункционирующая нога ему не мешала. Они ехали плавно, спокойно, без происшествий. Выходя, Даша случайно оставила визитку со своим номером телефона, а он был просто счастлив, т.к. сам так и не решился спросить его. На следующий день он позвонил своей новой знакомой, и они проболтали несколько часов, пока на телефоне не закончились деньги.
По своему настоянию, хотя Кирилл очень сопротивлялся этому, Даша пошла с ним на осмотр к хирургу. Она видела, как тяжело ему было разрабатывать травмированную конечность. Видела, как он потел, прилагая невероятные усилия, чтобы встать на обе ноги в буквальном смысле этого слова. В те моменты, что-то больно сжималось внутри девушки и хотелось кинуться к нему, но она останавливала себя и лишь гордилась, какой он у неё сильный. Да, она была влюблена. И она не позволяла ему больше хмурится.
Он смотрел на неё через стекло в кабинете и от этой поддержки новые силы брались прямо из воздуха.
Однажды, она встретилась с его бывшей в коридоре. Последняя видела, как Даша шла с ним под руку и помогала ему. Шикарная брюнетка случайно столкнулась с ней, когда она шла за анализами Кирилла.
- Ты так наивна, что надеешься, что он останется с тобой после того, как ты его «выходишь»? – это последнее слово было сказано так резко и с издевкой, что внутри Даши все мерзко перевернулось. – Ты для него просто нянька, которая с ним, потому что больше никто не хочет быть с калекой. Если он так и останется пловцом «бывшего запаса», поздравляю, - брюнетка злорадно усмехнулась. – Но если бы он был здоров, он бы на тебя даже не посмотрел, - она напоследок хихикнула и удалилась по коридору, покачивая своими бедрами.
Это был бред сивой кобылы, но этот бред заставил Дашу задуматься о правоте слов этой фифы. Ведь возможно, он действительно с ней, потому что больше никого рядом нет. Просто запасной вариант.
Вернувшись в тот день домой, Даша заперлась в ванной, скатилась по стенке на пол и заплакала. Она не хотела его терять, ведь полюбила этого спортсмена всем телом и душой. Она желала его выздоровления, но одновременно и боялась.
В один день её молитвы были услышаны и он полностью, не чувствуя ни единой боли, встал на обе ноги. Он вернулся в спорт, наперекор прогнозам врачей. Проходя мимо того кафе, он мысленно благодарил его, что свел с таким замечательным ангелом, который спас его. С тех самых пор Кирилл стал завсегдатаем этого заведения.
А Даша его отпустила. Она не хотела усложнять ему жизнь объяснениями с ней же, что она очень ему помогла и он очень ей благодарен, но теперь … Нет, она не вынесла бы этого и пусть уж этот омут останется навечно молчаливым. Так было менее больно. Она дала ему выбор.
А вот Кирилл не понимал, почему эта добрая девушка вдруг изменилась. Она не отвечала на его звонки, не открывала ему дверь. Она просто исчезла, словно и не было вовсе. Но как может исчезнуть то, что было. ВСЁ! Её глаза, её голос, её прикосновения … которые когда случались, он забывал обо всем и верил ей, был уверен, что все действительно будет хорошо. Она обещала, что он сбросит свои костыли и это произошло. Но только благодаря ей. И где же она теперь.
И вот однажды, прокараулив её весь день возле подъезда, с озябшими руками, он поймал её. Они встретились взглядами и её глаза наполнились слезами. Она увидела впервые, как он самостоятельно и уверенно стоит на ногах и не могла пошевелиться, впрочем, как и отвезти взгляд от его пронзительно голубого взгляда. Он так всматривался в её глаза, словно искал что-то до боли знакомое и потаенное. Она не выдержала и расплакалась, упав на его плечо. А он держал её так крепко, как поддерживала его она, помогая двигаться без костылей. Она больше не чувствовала себя Спартаком, который вел всю борьбу и нес всю тяжесть положения на себе. Теперь он стал ведущим в их войне и боролся он за неё. Даша снова почувствовала себя слабой и беззащитной, какой хочет чувствовать себя любая девушка в объятиях любимого человека. Она вновь чувствовала незабываемый запах его кожи и сквозь свои глухие всхлипы услышала лишь тихий его шепот:
- Глупышка моя … Я тебя люблю …