подскажите высказывания известных людей об Михаиле Лермонтове

  • Многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. Но это спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы: полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так должно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит.
    Все это было бы смешно,
    Когда бы не было так грустно.
    Уважение имеет границы, а любовь — никаких.
    Удаляясь от условий общества и приближаясь к природе, мы невольно становимся детьми: все приобретенное отпадает от души, и она делается вновь такою, какою была некогда и, верно, будет когда-нибудь опять.
    Хуже смерти ничего не случается — а смерти не минешь.
    Язык и золото — вот наш кинжал и яд.
    Радости забываются, а печали — никогда.
    Стыдить лжеца, шутить над дураком
    И спорить с женщиной — все то же,
    Что черпать воду решетом:
    От сих троих избавь нас, Боже!. .
    Все ясно ревности — а доказательств нет!
    Жизнь — вечность, смерть — лишь миг.
    Жизнь побежденным не награда.
    Зло порождает зло. ,
    Из двух друзей один всегда раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается.
    Легко народом править, если он
    Одною общей страстью увлечен.
    Любить.. . но кого же?. . на время — не стоит труда, а вечно любить невозможно.
    Поверь мне — счастье только там,
    Где любят нас, где верят нам.
    Боюсь не смерти я. О нет!
    Боюсь исчезнуть совершенно.
    Была без радости любовь,
    Разлука будет без печали.
    В природе противоположные причины часто производят одинаковые действия: лошадь равно надает на ноги от застоя и от излишней езды.
    Порой обманчива бывает седина:
    Так мхом покрытая бутылка вековая
    Хранит струю кипучего вина.
    Каждая эпоха трактует великих по - своему. Как говорится каждый выбирает по себе. В своей книге «Идеалы и действительность в русской литературе» Кропоткин писал, что «Лермонтов был поклонником свободы и врагом притеснения» , что он выразил могущественный протест против всего низменного в жизни и относился с презрением к отрицательным свойствам людей своего поколения. Лермонтов, по его мнению, не был пессимистом, «он сохранил веру в человека. Он был прежде всего гуманитарным поэтом» . Философ Вл. Соловьев в оценке характера поэзии Лермонтова делал вывод, что «Лермонтов не был занят ни мировыми, историческими судьбами своего отечества, ни судьбою своих ближних, а единственно только своей собственной судьбой» . Так же как и Вл. Соловьев, резко подчеркивал субъективизм и индивидуализм Лермонтова В. В. Розанов, который заявлял, что «нельзя отнять у Лермонтова звездное и царственное» , т. е. религиозное, что «нельзя у него оспорить подлинно стихийное. Мережковский в работе «Лермонтов — поэт сверхчеловечества» писал, что «Пушкин — дневное, а Лермонтов — ночное светило русской поэзии» , что «у Пушкина — созерцательность, а у Лермонтова — действенность» ; что и «Пушкин, и Гоголь, и Достоевский, и Толстой — все смирялись, один Лермонтов не смирился» . Луначарскому принадлежит определение, что «Лермонтов — эхо декабрьских настроений» . «Ослепительным метеором промелькнул гений Лермонтова на сумрачном небе 30-х годов» . Эта мысенная линия идёт от Белинского к Чернышевскому и Добролюбову, от них к Плеханову, а затем к Горькому и Луначарскому. Вот так и кочует образ поэта в зыбком тумане русской литературы.
  • Константин Дмитриевич Бальмонт

    К Лермонтову

    Нет, не за то тебя я полюбил,
    Что ты поэт и полновластный гений,
    Но за тоску, за этот страстный пыл
    Ни с кем неразделяемых мучений,
    За то, что ты нечеловеком был.

    О, Лермонтов, презрением могучим
    К бездушным людям, к мелким их страстям,
    Ты был подобен молниям и тучам,
    Бегущим по нетронутым путям,
    Где только гром гремит псалмом певучим.

    И вижу я, как ты в последний раз
    Беседовал с ничтожными сердцами,
    И жестким блеском этих темных глаз
    Ты говорил: "Нет, я уже не с вами! "
    Ты говорил: "Как душно мне средь вас! "