Это цитата сообщения Kira_Zanafar Оригинальное сообщениеНебольшой вклад)

Возможно, некоторые это уже читали . . .Но все же выложу на свой страх и риск)
Название: Перед развилкой
Автор: Кира Zanafar (Akatsuki_no_Konan)
Бета: нет
Пейринг: легкий Ита/Саку, призрачный намек на Сасу/Саку
Рейтинг: G
Состояние: закончен! Несмотря на такую странную концовку, он закончен!
Размер: скорее мини. Или нечто среднее между мини и миди
Дисклеймер: естественно, мне ничего не принадлежит.
Саммари: за день до «предательства» Итачи
Предупреждение: особых нет
Примечание: есть описание взаимоотношений между кланами Харуно и Учиха. Эти самые взаимоотношения придуманы мной и я понятия не имею, что придумал на этот счет Кишимото.
Размещение: можно без разрешения, но с шапкой или с моим здешним ником и ссылкой на днев)

Как же ты один остался?
Под судьбою не сломался?
Смысл жизни потерять,
Но всегда его искать . . . ©
Тихое, неслышное утро только начиналось. Солнце еще не проснулось, и над скрытой деревней царила тихая утренняя мгла, так любимая человеком, шедшем по главной улице Конохи. Этому парню очень нравилась утренняя тишина, когда в Конохе еще не наступал час пик.
Человек неслышно прошел мимо главных ворот и отправился в лес – на свою любимую тренировочную площадку. Там всегда было тихо, даже когда в скрытом Листе начинался обычный утренний шум. Итачи медленно вдохнул чуть сладковатый воздух и улыбнулся уголками губ. Такое умиротворение и радость парень мог получить только утром.
«Потренируюсь час, пока в Конохе все не разойдутся, и потом пойду домой.»
* * *
Итачи пересек ворота, зайдя в деревню. На улицах все так же было тихо. Час пик в Конохе уже прошел, и теперь все дети были в Академии, взрослые шиноби – на заданиях, а верхушка деревни сидела в резиденции.
Учиха прошел по недавно людным улицам; на сухой земле, лежавшей на дороге, еще остались следы множества ног, ходившим здесь буквально несколько минут назад.
У Итачи никаких особо важных дел на утро не было, поэтому он решил забрести в свое любимое место – в ларек с данго. Довольно уже взрослый парень обожал эту сладость, особенно если есть её со сладким чаем . . .
Учиха, замечтавшись, не заметил, как дошел до нужного места. Юноша начал спешно копаться в своих карманах, ища свой кошелек.
- О, Итачи, здравствуй. – продавец данго, уже знавший Учиху, улыбнулся. – Как понимаю, тебе данго?
- Да, вы ведь знаете. – Итачи слегка улыбнулся, отвлекшись от поисков для приветствия. – Только заверните, пожалуйста, я ,наверное, их домой понесу. – рука юноши нащупала прямоугольный предмет, и Итачи мигом вытащил кошелек из поясной сумки.
- Два или четыре? – спросил продавец, кивая куда-то за спину брюнета.
- Д . . . – Итачи посмотрел туда, куда кивнул мужчина, и проглотил начинавшуюся фразу. – Четыре.
Рядом с прилавком стояла розововолосая девочка лет восьми, с радостью и одновременно с грустью смотря на Учиху.
- Здравствуйте, Итачи-сан . . .
* * *
- Будешь? – парень протянул девушке сладость.
- Да, спасибо. – Сакура взяла данго и начала аккуратно есть.
Итачи и Сакура сидели на скамье в одной из окраинных частей Конохи, возле небольшого парка. Здесь никого не было, и немудрено – все население скрытой деревни, кроме этих двоих, было занято своими делами.
*************************************************************************************
Клан Учиха и клан Харуно были как две противоположности. Учиха был самым знаменитым кланом страны Огня, безупречно владеющий техниками Катона, имеющий почти непобедимую глазную технику – шаринган, и стоявший на охране скрытой деревни страны Огня. Клан Харуно же совершенно ничем, по сравнению с Учиха, не выделялся. У него не было каких-то своих особенных техник, как у клана Нара или Яманака. Они не были связаны с животными или насекомыми, как Инизука и Абураме. Совершенно ничем не примечательный клан. Выделялись в нем лишь особи женского пола, которые, соответствуя своей генетике, через каждпе поколение рождались с розовыми волосами.
В жизни эти кланы пересекались довольно редко. Для верхушки клана Учиха клан Харуно считался чем-то низшим, словно мусор. Даже на фестивали Конохи, проводившемся раз в пять лет, эти кланы общались между собой через силу, брезгливо пожимая друг другу руки.
А ведь именно на этом фестивале Итачи и познакомился с маленькой наследницей клана Харуно. Юноша, видевший, с каким презрением его отец здоровается с главой Харуно, отвел взгляд и наткнулся на маленькую девочку. До сих пор Итачи не мог понять, чем же его зацепила эта девчушка: необычным цветом волос, ярко-зелеными глазами или же какой-то недетской задумчивостью и грустью, с которой этот ребенок смотрел на пожимавших друг другу руки глав кланов. Девочка словно понимала, что творится между Учиха и Харуно.
Сакура, почувствовав на себе удивленный взгляд парня, повернулась и осторожно поклонилась.
- Здравствуйте . . . ммм . . .- девочка замялась.
- Итачи. – тепло улыбнулся юноша.
- Итачи-сан. – также улыбнулась Харуно. Учиха потрепал девчушку по голове, отчего она смутилась.
- Будем знакомы. – Итачи предпочел не заметить, каким взглядом его окинул отец. Мать же осторожно улыбнулась – она предпочитала дружить с кланом Харуно, а не презирать их.
С того дня прошло около восьми месяцев. Брат Итачи, Саске, только-только пошел в Академию, и теперь дома по утрам было тише, чем раньше. Итачи в это время всегда был дома в одиночестве, наслаждаясь спокойствием, но к его сожалению, родители возвращались домой довольно быстро. Поэтому юноша бродил по парку, пытаясь найти спокойное местечко. Да, Итачи любил мир, спокойствие и тишину, несмотря на то, что он был выдающимся шиноби. Ниндзя – это прирожденные убийцы, это Итачи вбивали в голову с самого детства.
И вот, семь месяцев назад Учиха увидел младшую Харуно сидящей на скамейке в том самом парке. Девчушка сидела тихо, уткнувшись носом в колени и собрав ноги в кольцо рук. Учиха заметил, что Сакура еле заметно трясется.
- Здравствуй, Сакура. – Итачи подошел к ней и сел рядом.
Девочка резко вздрогнула и осторожно отняла лицо от коленей. Итачи отметил, что глаза у девочки покрасневшие, и в их уголках собралось немного слез.
- Что-то случилось? – обеспокоенно спросил Учиха, кладя свою ладонь на лоб девочки и одновременно с этим приподнимая чуть свисавшую челку ребенка.
- Н-ничего, Итачи-сан. – Сакура опустила глаза, глядя куда-то на траву.
- А все же? – юноша осторожно заправил прядь волос девочке за ухо. Харуно подняла взгляд на Итачи.
- Какие вам интересы до моих проблем? – тихо произнесла девочка.
Учиха опешил. Он никак не ожидал таких слов от восьмилетнего ребенка.
Сакура посмотрела на брюнета, почувствовав неловкость. Девочка явно сожалела о своей грубости.
- Меня дразнят. Из-за лба. – тихо произнесла она.
- А что твой лоб? – удивился Итачи.
- Ну . . он ведь такой . . . широкий. – пояснила Сакура. Учиха рассмеялся.
- Твой лоб совсем не широкий, уж поверь! – Итачи осторожно ударил девочке по лбу пальцами, так же, как он иногда делал своему брату. Харуно зажмурилась. – Просто те, кто говорит тебе это, завидует твоему красивому лбу.
- Правда? – недоверчиво спросила Харуно. Итачи кивнул.
Прошло довольно много времени, но Сакура и Итачи все также, почти каждый день сидели на этой скамеечке, разговаривая о чем-то своем.
*************************************************************************************
Учиха внимательно наблюдал за сидевшей рядом девочкой. Парень с первого взгляда понял, что у его подруги что-то случилось.
- А почему ты не в Академии? - Итачи задал первый пришедший ему на ум вопрос. И, как оказалось, попал в точку: Сакура внезапно вздрогнула и мгновенно опустила взгляд.
- Просто. – тихо ответила девочка. Она уже съела всю свою порцию данго и теперь просто сидела, слегка ссутулившись.
- Тебя кто-то обидел? – нахмурился Итачи. В последнее время ему стало казаться, что у него словно появилась младшая сестренка, которую нужно защищать, заботиться о ней . . .
- Н-нет. – моментально ответила Сакура, помотав головой.- Я . . . просто так.
- Ну а почему ты тогда такая грустная? – поинтересовался Учиха.
Харуно подняла взгляд на юношу. Брюнет чуть отшатнулся от неожиданности – в глазах девочки было столько грусти . . . Это было довольно необычно для ребенка такого возраста.
- Я, наверное, пойду. – тихо сказала Сакура, спрыгивая со скамейки. – В Академию.
- Хорошо. – Итачи проводил Сакуру взглядом, затем посмотрел на свои руки, подумав:
«А ведь я даже не попрощался . . .»
Юноша знал, что с завтрашнего дня его уже будут считать отступником.
* * *
- Мы все-таки встретились. – еле слышно прошептал Итачи, наблюдая за стоявшей перед ним командой.
Хатаке Какаши, явно желавший отомстить за свое предыдущее поражение возле Конохи. Узумаки Наруто, также горевший жаждой мести. Старуха из скрытого Песка, Чиё, которая была бабушкой Акасуна но Сасори, состоявшего в Акацуки. И, наконец, Харуно Сакура, повзрослевшая, ставшая совершенно неузнаваемой. Теперь к этой девушке совершенно не привязывался образ маленького, грустного ребенка с большими зелеными глазами. Сейчас это была грозная, уверенная в себе куноичи, желавшая с успехом выполнить данную ей миссию.
Почему-то Итачи чувствовал себя не очень уверенно. Юноша столько раз сражался с различными шиноби и куноичи за годы своего отступничества . . . Казалось бы, он должен быть уверенным в своей победе.
Но нет, вся уверенность старшего Учихи мгновенно испарилась, стоило ему посмотреть на Сакуру. Ему было непривычно видеть девушку такой, и поэтому Итачи четко чувствовал разливавшуюся по телу боль, начинавшуюся откуда-то от груди.
- Это – Учиха Итачи? – тихо спросила Харуно у Чиё. Отступник, услышав это, почувствовал, что боль в груди усилилась.
«Она даже не помнит меня» - с каким-то сожалением подумал Итачи, зная, что на его лице все равно не отразится ни одна эмоция.
А ведь вся жизнь могла пойти по другому пути. Учиха мог бы отказаться от приказа верхушки деревни, тогда он бы остался в деревне. Возможно, что дружба Итачи и Сакуры не прервалась бы на середине, а, может быть, переросла бы и в нечто большее.
Учиха понял, что он, скорее, даже надеялся на последний исход. Но ничего не получится и не получилось бы , он – отступник, у него не будет свободных минут в жизни, семьи, детей. . . Его брат клан возрождать явно не собирался, Мадара был слишком старым для этого (автору сразу вспоминается две пословицы(ухмыляется): «В тихом омуте черти водятся» и «Есть еще порох в пороховницах»))), следовательно, клан был обречен на вырождение.
Все эти мысли приходили в голову старшего Учихи, пока он дрался против Какаши и Наруто. Узумаки в последний раз понесся на врага, на ходу собирая чакру. Теневой клон испарился.
- Оодама Разенган!
Итачи легко улыбнулся, зная, что эту улыбку Наруто, «лисенок», заметит и обязательно ненавязчиво передаст Сакуре. Брюнет знал, что на Кьюби-но-джинчуурики можно положиться, он поймет, кому предназначалась эта мимолетная улыбка . . .
* * *
Мрачная пещера, в атмосфере которой совершенно не проглядывалась даже капля оптимизма. Большая статую – голова с девятью пока еще закрытыми глазами, и две каменные руки, торчащие из-под земли и словно просящие подаяния.
На пальцах этих рук стояли девять фигур. Семеро из них были голограммами, двое – материальными людьми.
Голограмма, стоявшая на большом пальце правой руки, слегка дернулась, повернув голову:
- Зецу, убери тела тех двоих, которых мы использовали для техники имитации.
- Понял. – ответил ему человек с мизинца той же руки.
Голограмма Лидера чуть сдвинула голову вправо, смотря на конец каменного безымянного пальца правой руки.
- Итачи, перечисли врагов и их особые способности.
Выше названный медленно закрыл глаза и начал говорить:
- Группа из четырех человек из Конохи. Хатаке Какаши, наставница из Песка, Чие, Кьюби-но-джинчуурики, Узумаки Наруто, и . . . – парень шумно выдохнул. - . . . Харуно Сакура.
 (434x401, 144Kb)