эдику было примерно 20.
он был высок,широкоплеч и зеленоглаз.волосы черные,как смоль.
породистое лицо и не менее породистая фамилия.
эдик жил в приморье (вообще-то его надлежало называть эриком,т.е. эрнестом).
он любил охоту.собраться утром,взять радостную собаку и вперед.

собаки у него были хорошие.всегда.
дичь чуяли превосходно,что уж там говорить,а талант к натаскиванию у эдика был.
в поселке у него было много знакомых.одному он часто носил подстреленную дичь.
тот был редкостным пьяницей,но в целом добрым малым.

однажды тот напился уж очень крепко.
шагая по поселку,он стрелял в собак,что пробегали мимо.
проходя мимо двора эдика, он выстрелил в эдикову любимую собаку.
лучшего следопыта.
но попал в позвоночник.

собака жалобно скулила и ползла к нему,неумело подгребая передними лапами.
пуля попала в позвоночник.перебит.

эдик яростно вскричал:
-перестань мучить собаку!пристрели!разве ты не видишь,что мучается?...

прозвучал выстрел,и собака растянулась на земле.

много собак было у эдика после.
но смерть одной из них запомнилась особенно.
эдику - 74.нужно называть его по имени-отчеству.но,пусть его глаза выцвели,а волосы стали седыми,он не утратил своего благородства.все тот же.
ночью (а жили они в деревне) удрали 3 его охотничьи собаки.подкоп.

вернулись 2.
внучка со слезами на глазах долго звала последнего,заунывно растягивая гласные в его кличке.
но он не приходил.
а утром сосед поехал в город и увидел то,что когда-то было гибкой и веселой лайкой.

внучка рыдала в голос,на тело посмотреть не дали.
"запомни его таким,каким ты видела его в последний раз".
и в ее памяти он таким и остался.

его сбила фура на большой скорости.удар был настолько сильным,что несколько позвонков вылетели сразу.
почки болтались на ниточках.
2 дня он пролежал там,наверху,у скоростной трассы,пока внучка завывала от тоски по своему любимцу.
она звала и не знала,что он уже охотится где-то,но не в этом мире.

когда труп опустили в могилку (эдик всегда хоронил своих собак как если бы они были членами семьи),все помолчали.
слезы,слезы.

эдик проклинал то утро,когда кобель сорвался и убежал в лес за трассой за белками.
увы,но он пожертвовал собой ради 2 своих друзей.
они успели проскочить,а он - нет.

дело было в августе,но до сих пор,когда внучка заходит к собакам дать хлебца или же просто потрепать за ушком,в зеленых и карих глазах таится нечеловеческая тоска.они ведь знают:не вернется.
и больше не ждут,а траурное бдение заменено молчанием.

лишь иногда,когда эдик гладит рыжего младшего по затылку,тот вдруг утыкается мордочкой и тихо-тихо скулит.
они все понимают,и мне кажется,гораздо больше,чем мы.

и пока идет дождь,все так же сворачиваются клубочком в соломе,но одно местечко теперь пустует.
в него так грустно и уныло капает вода,сводя с ума.
кап,кап,кап.