- Дим! Дим! – я сидела в полной темноте на первой этаже дачи на диване напротив его кровати. Не решалась подойти ближе, чтобы разбудить, поэтому делала это издалека. – Дим, - в последний раз прошептала я. Не отвечает. Спит. Я решила остаться на старом ободранном диване, который стоял тут из хозяйской милости, до утра. Я почти этого и хотела. И какой черт меня дернул захотеть экстремального отдыха в компании друзей, когда я совершенно спокойная и занудная домоседка? Мы поехали на дачу. Из разряда тех, где почти нет условий для жизни. Здесь они почему-то были – странное недоразумение. Не было только электричества. Но это-то пустяк, правда? В качестве же бонуса предлагался леса окошком, озеро в десяти метрах ходьбы по живописному нефтепроводу (вернее, бывшему нефтепроводу – нефть давно исчезла, а название, прикрепившееся к летним дачникам-однодневкам, осталось) и отсутствие цивилизации, в нашем случае, соседних домов на довольно большом расстоянии. Заброшенные участки и развалины не в счет.
Так вот. На этом экстремальном отдыхе оказалось одно «но». Ленке и Катюше – близняшкам – неразлучницам стало плохо, и их парни (одиночками в нашей компании были только я и Дима, взятые явно не без умысла, что сообразила я, когда уже было поздно и за окнами потрепанной Волги проносился лес) повезли их в город, оставив меня и Диму тут. «А мы ж вернемся утром!» - веский аргумент. Конечно, они правы. В салон небольшой Волги влез бы еще один человек ( сюда Дима приехал своим ходом), оставаться одной мне не хотелось, да и ребята побоялись сему рискованному шагу, а бросить друга я не могла. Он меня – тем более, да и ему здесь понравилось, городской аристократ Димка по неизвестным причинам во всех походах и вылазках на природу ощущал себя как рыба в воде. И вот ночью я, как идиотка, спустилась со второго этажа по скрипучей ветховатой лестнице под свет мобильного, а теперь сидела на полуразвалившемся диване. Спать, да и просто находиться наверху я не могла. По ноуту, который я взяла с собой, посмотрела ужастик-триллер-психодел… И теперь я не могла находиться одна нигде. Меня трясло, да и было просто необходимо чувствовать, что в этом мире я не одна… пусть просто слышать чье-то дыхание недалеко. А наверху открытое окно, черные лапы ели, виднеющаяся темнота ночного леса… Хотела спросить Диму, можно ли побыть мне на диване. Рядом. Хотя на самом деле, моя природная культура и желание спросить разрешение – лишь предлог. Просто мне хотелось хоть с кем-то поговорить.
Я забралась на диван с ногами и, положив руки на колени, опустилась щекой на них. Вот так. Почти не страшно. Главное не спать. Как же тут холодно! Я только в легком топе и широких джинсах. И босиком.
Прошло два, три часа…. Или быть может несколько минут. Я потеряла счет времени, а мысли текут с разной скоростью: то невероятно быстро, то слишком медленно…. Мобильный на старом столе у лестницы, к нему уже нет сил подойти.
-Ааааа! - коротко закричала от неожиданности я, ощутив прикосновение теплой руки, и, пошатнувшись, чуть не упала.
- Что ты тут делаешь?! – Дима? Конечно, кто бы это еще мог быть.
- Сижу.
- Зачем? Иди спать.
- Не могу, - я только подняла на него, стоящего надо мной, аза.
- Почему? – он раздражен, или мне кажется? гл
- Страшно.
- Что? – чистейшей воды изумление.
- Фильм. Еще окно… Ёлки.. Темно.. Лес… И… И я одна! И тени!..
- Стоп-стоп-стоп. Что-то тут не то. Если бы я не был уверен, что ты девственница, я бы решил, что ты таким нездоровым способом пытаешься меня соблазнить… - по смутному движению его головы в темноте я поняла, что он, наверное, окинул меня взглядом. И не из добрых. – Значит, на самом деле страшно. Или ложись на кровать.
- А ты?
- Я тут.
- Нет!
- Да.
- Нет! Я не за этим пришла…
- За чем тогда?
- Мне нужно любое человеческое существо рядом. Будь тут хомячок, я бы пришла к нему, - я начинала злиться. На его слова. На него. На ночь и дачу. На себя.
Он отошел в сторону кровати. Вот и отлично! Я прилегла на край кровати, положив голову на подлокотник и свернувшись клубком.