Смотрел я вчера трансляции рождественского богослужения...
Самое впечатлительно впечатление (как всегда!) Дмитрий Анатольевич в кислотно-голубом галстуке, и Владимир Владимирович в Сочи без галстука. Оба крест кладут по-писанному, поклон ведут по-ученому. Увервали наши правители в Господа-Б-га нашего Иисуса Христа.
Дмитрий Анатольевич, Владимир Владимирович, не верю (С) я в вашу набожность, не верю (С) в вашу воцерковленность. Вот ни на грош не верю (С).
А почему?
А очень просто!
Оба наших правителя городские мальчики, один из 60-х, другой из 70-х годов. А что такое городской мальчик эпохи развитого социализма я отлично знаю по себе. Я сам 65-го года, Дмитрию Анатольевичу ровесник, меня набожностью не проведешь.
Ведь как тогда было?
Сначала "октябрята дружные ребята, читают и рисуют, играют и поют, весело живут". "Только тех кто любит труд негром в Африку берут Октябрятами зовут".
Потом "... вступая в ряды Пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю: жить учиться и бороться, как завещал Великий Ленин, как учит Коммунистическая партия...." (помню до сих пор, о как! Не подсматривал текст, чесслово!)
Потом шесть орденов ВЛКСМ и мучительные вопрос - "а зачем Вы хотите вступить в Комсомол?" На всех приемных комиссиях, во всех Райкомах его задавали.
А венчало все членство в КПСС. В коммунисты, правда, я не сподобился, не успел, но процедуру знаю тоже не по-наслышке.
И где тут место для "Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков"? Где? Пролетарско-интеллигентская городская среда, а именно оттуда наш тандем и произрастает, никакого Православия не терпела. У нас, шестидесятников-семидесятников, был свой Б-г - Владимир Ильич, и Церковь тоже своя - "передовой отряд пролетариата" (Отче Наш по-советски: "Ленин! Партия! Ком!-со!-мол!!!"). И Святое писание тоже свое было - 50 томов ПСС В.И.Ленина. Не было в нашем детстве места Христианству, и быть не могло - идеологический отдел ЦК КПСС свой хлеб ел не даром. Очень даже не даром. Но заложенное в моск в детстве и юности - не вытравишь этого никак. Все мы законченные атеисты, и кривляться перед камерами не стоит. И легенды про детскую воцерковленность рассказывать не стоит. Своих не обманешь. Свои своих насквозь видят.
Такие дела.
А лицемерие, между прочим - смертный грех.