Сегодня почти не думала о тебе.

Знаешь, мне приятно мужское внимание. Нравится нравиться людям. Нравится, когда человек противоположного пола тянется ко мне, пытаясь прикоснуться, а я делаю шаг в сторону. От него. Нравится, когда мне говорят, что я красивая. Сегодня Вит сказал, что я красивая. Я улыбнулась.

Мне нравится, когда рядом со мной стоит три или четыре МЧ и ни одной девушки, и все они слушают меня, улыбаются мне, пытаясь остротой своего ума привлечь мое внимание. Мне нравится, когда Лекс говорит о моей язвительности и каждый раз пытается уколоть меня больнее, чем я его. Сегодня что-то такое сказал. Все, кто стоял рядом, начали с интересом улыбаться и смотреть на меня, ожидая моей реакции. А я промолчала. Лишь мило ему улыбнулась. Ведь я могу быть милой. А он это видит и хочет (зачем-то), чтобы я стала милой. К черту!

Мне нравится, когда мне пишут по ночам и зовут прогуляться. Мне нравится отвечать "блииин, извини, но в моем расписании уже все забито", даже если мне совершенно некуда и не с кем пойти. Почему-то я лучше останусь дома и тупо уткнусь в монитор, чем пойду слушать любовные бредни надоедливых поклонников.

Мне нравится, когда человек начинает говорить о каких-то своих чувствах, пускай завуалированно или по-детски, и напрямую, нагло смотря в глаза, спрашивать его: "Зачем?". Зачем мне все это говорить? Зачем быть со мной?

Мне нравится, что я нравлюсь.

Я почти не думаю о тебе. Только сегодня в автобусе, когда ехала домой.

Почему ты не пишешь?
Глупый вопрос.
А почему не пишу я? Почему я жду этого от тебя?
Я не знаю.
Я боюсь навязывать себя тебе. Боюсь надоесть, как мне надоедали другие. Я следую своим каким-то замороченным мыслям, поэтому не пишу тебе. А ты не пишешь мне... почему?

Почему меня трясет, когда я думаю о тебе?..

Лекс, наверное, не может понять, как кто-то может быть со мной? Как кто-то может бороться с моей язвительностью? Как кто-то может любить меня?

Когда я об этом думаю, сразу вспоминаю Ромео. Он единственный, кто любил меня вместе с моей язвительностью. А потом я поняла, что с тем, кто мне действительно нужен, я абсолютно не язвительна. А Ромео... был интересен на тот момент. И не больше. Потому что до этого я никогда не встречала человека, который был способен ответить мне... Он ушел в армию. Почему-то меня поврегло это в шок. Сам, по собственному желанию. Ищет себя. А я минут пять сидела как в ступоре.

А тебе мне хочется улыбаться. И слушать тебя. Смотреть на тебя.
Если опять что-то пойдет не так, я и правда сойду с ума. Сначала сломаюсь, затем сойду с ума. По ночам буду выть на луну. Днем буду смотреть на снег. Или на дождь. А если он не будет идти, я его придумаю... В прохожих буду искать тебя. Я ни разу не говорила, но однажды, после того как ты сказал про девушку из Америки, на улице я увидела тебя. Ты был темноволосым, шел рядом с девушкой. Я едва ли не свернула шею. Мне вдруг захотелось подойти к вам и спросить: "Это ты?" Я была тогда с Мэри, и она меня увела. А я потом еще долго всматривалась в ваши силуэты. Конечно, это был не ты... Но на тот момент это было так реально. Сэрреально.

...Сойду с ума, а затем, наверное, какой-нибудь человек подберет меня. Как дохлую собаку. И начнет залечивать раны. Поначалу я буду кусаться, затем, когда моя шерсть начнет отрастать заново, я присмотрюсь к нему, загляну ему в глаза, пойму, что он не причинит мне боли, и начну вилять хвостом. Выкину тебя из головы. И лишь иногда по ночам ты будешь мне сниться. Мое дыхание будет учащаться, а сердце биться в три раза чаще. А тот человек, что меня подобрал, будет смотреть на меня, понимать, что мое "Я" уже отдано, но все равно будет оставаться со мной, потому что он будет знать, что нужен мне. Что нужен как никто другой, чтобы я могла подняться. Чтобы смогла выжить.

Мне нравится, что ты такой.
Я сейчас не чувствую боли. Я ее не чувствовала тогда. Я лишь чувствовала пустоту. Как будто потеряла, глупая, что-то самое ценное.

Почему я так говорю?

Ведь все будет хорошо. Я знаю. И ты знаешь.
Ты мне обещал.
Никогда не была наивной, но я тебе верю.
Все будет хорошо!