Ничего, ничего. Тебе было грустно и это прошло.
И когда закроются глаза, будешь ли ты знать, для чего ты шел по всем этим асфальтам. Для чего выбирал, по каким идти.
И бурный поток промчится через тебя. И никто не узнает, какой силы он был тот, что сбил тебя с ног.
И мне сейчас еще одна боль от неизбежности смерти. И мне сейчас еще один взгляд туда где меня уже не будет.
Но стоит ли грустить об этом?
А мне чувства так важны.
Жаль, что мой мир больше не бьется на части. Что не рождается ничего нового. Я лишь бегаю с переменным успехом от тоски. И нечего мне сказать. И нечего мне делать. Я не стала собой, хотя так долго старалась научиться этому. Где-то я выбрала не тот поворот. Я слишком увлеклась возможностью плыть по течению.
Я разучилась переносить холод и боль. Я разучилась видеть смысл в поиске.
Или я становлюсь такой же как город. Он заполняет мою пустоту собой и уводит меня от себя. В конечном счете спасая от страха и не давая видеть разрушение, уничтожение. Все уходит в пустоту. Пустота сводит с ума.
Познание искушения лишает искушение силы. А рефлексия убивает мысль.
Но я не знаю в конечном счете, что мне выбрать, чтобы «прожить свою жизнь так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.»
И для этого нужно или далеко убежать от себя или глубоко в себя войти.