Вокруг всё белое и тёплое. Нет пола, нет стен, нет вообще ничего. Передо мной стоят три мужчины. Все разные… очень разные… это заметно, хотя образы их плывут перед глазами, всячески отказываясь обрести хоть какую-то форму завершённости.
- Выбирай. Пора. Только одного, - прозвучал голос из-за спины.
Странно, но желания обернуться даже не возникло. Голос был низким, бархатным. Обычно на такие голоса я делаю стойку степного суслика, а тут почему-то такое чёткое понимание бессмысленности попыток разглядеть говорившего.
Я подошла ближе к мужчинам, стала вглядываться в лица. Мы знакомы… или я с ними знакома…или они со мной.
И тут один из них сделал шаг мне навстречу.
- А что тут выбирать? И так давно всё понятно, - сказал он
Он был похож на молодого бога… Не возникло даже доли сомнения в правильности выбора.
Я протянула к нему руку. Он меня обнял.

Вспышка

Я сижу на потрескавшемся засохшем киселе и пересыпаю из ладони в ладонь сухое молоко. Встаю что бы оглядеться, вытирая руки о джинсы… слишком крупные руки, что б быть моими… мужские руки… красивые мужские руки… я – мужчина… Вокруг пустыня, с классическими трещинами обезвоженной земли, только вместо земли кисель, я точно это знаю. Тут и там валяются горстки птичьих костей. «Гуси-лебеди…», мелькает мысль.
Прямо передо мной дверь. Стоит себе посреди кисельной пустыни. Открываю её, делаю шаг.
- Ну как там?, - голос из-за спины раскатился гулким эхом по металлическим коридорам
- Плохо там. Сказки умирают, - не оборачиваясь отвечаю я тёплым баритоном и протягиваю руку к следующей двери

Вспышка

Поле. Трава и одуванчики, как мы и хотели. По небу пушистые облака. В бокалах вино. В корзинке сендвичи. Тишина. И никого. Вообще никого. И нас там нет. Всё это ещё там, тихо ждёт, когда мы наконец вернёмся.

Вспышка

Тишина кошачьим хвостом скользнула по щеке.

- Доброе утро…
- Доброе… Обними меня пожалуйста, я полежу с тобой ещё 5 минут и буду вставать.