В колонках играет - Бумбокс - Та4то
Настроение сейчас - нет(((

Вынос мозга.*) (проза)
Она была необычной девочкой (в понимании Её родителей, учителей, одноклассников). Струящиеся мысли всегда находили место в Её голове. Поднимаясь над сознанием, Она не находила это странным. В Её мире было двенадцать измерений - десять для постраций и два для потерянного времени. А в носу почему-то всегда противно пахло рыбой.
Не обращая внимания, на шум и хохот в классе, Девочка размышляла о вечном. И о жужжании мух.
"Дорогая, останься после урока, я хочу тебе кое-что показать," - слова учительницы развеяли незаконченную мысль о тоненьких, в жилистых сеточках крыльях мухи, так удобно устроившейся на зелёной доске с известковыми рисунками на ней.
Как только все с дикими визгами вылетели из класса, чтобы поменять очередную порцию своей же тупости на 0.33 л дешёвого алкоголя, учительница потащила Девочку за волосы через чёрный вход. А Ей было всё равно.
Пришли.
Нервно почёсывая изрядно поредевшую шевелюру, Девочка пыталась сообразить зачем же она тут оказалась. "Небеса не любят ни умников, ни интеллектуалов," - гласила вывеска над зашарпанной и в красно-белых пятнах дверью. Грубый пинок, и вот Она уже в намазоленных руках мясника. А перед ним - цветные картинки из глянцевых журналов вперемешку со страницами, вырванными из Азбуки. Посадив Девочку на табуретку и направив Её взгляд на эти картинки, он отошёл на пару метров, достал откуда-то жестом иллюзиониста колбу из дутого стекла с острой железной трубкой и резким движением прижал Её голову к столу. Она ничего не почувствовала. Не почувствовала, как резко и неаккуратно он распорол её голову, выдернул оттуда серое вещество, бросил в тазик, стоявший в двух метрах от стола, и поднёс к голове железную трубку. Не почувствовала, как через эту самую трубку всыпались в Её пустую черепушку крабовые палочки, переповлнявшие колбу.
А на следующий день Девочка веселилась и дурачилась вместе со всеми. Её полюбили родители, и не только.

Когда Она плакала, от Неё почему-то пахло рыбой. Но никто этого не замечал, привыкнув к рыбному запаху из собственной головы.