Боже, почему я жила не в То время?
Я же могла любить, касаться ладонью
Скуластой щеки..
Мы с ним – одно племя:
Мистерии, буффонады, стихи
Немного эклеров
Отсутствие денег
Много любви.
Маленькой и большой,
Пустой, полой, развратной,
Огромной, нежной, наполненной лаской,
рвущей старые раны,
Просто усталой
Любви.

Сегодня мы вместе с Тобою, Володя.
Во-ло-дя. Владимир.
Имя льется по нёбу,
Подобно ОМУ.
Перекатывается, взрывает время
И вот мы вместе с Тобою, Володя,
Сидим в алее.
- Привет, Родная, Ты читала новую книжку?
Там снова стихи про Лилю, о маме и жизни.

Глаза, подведенные стрелками – в пол, меха
Свисают до самой подмышки,
Поеденный молью волк , похожий на мышку.
Я как принцесса в книжках…
Я с мундштуком -
Рву нежный ангельский образ,
Глотаю кипящий воздух, дрожащим горлом.
Володя…

-Читала. И знаешь, стишок про Лилю...
Она…
Она у Тебя во плОти, как маленький Бог,
Шипящим голосом шепчет на ушко:
«Не уходи. У меня раскрутилась люстра. Осталось немного портвейна. Приходи на этой неделя. Ося будет у Феди. Приходи у меня раскрутилась люстра. Оста……лось..»

-Давай по портвейну?

Поднимаю юное тело
В снег и метель
Володя..
Трехсаженный, статный, красивый..
Ты впереди вгрызаешься грудью в зиму
Ave,
gratia Лиля!
Ты, словно Дева Мария,
Чертова Лиля.

Володя.
И снова пьяный.
Под звук гитары
Мы дышим грязным, пропитым воздухом
И снова в книжке
Ты пишешь рифмы, нещадно черкаешь.
Щенячьим голосом кричишь из строчек
Дай отдохнуть, немножечко, пожалуйста, денечек,
Секундочку, мгновение.
Незрячий, усталый, грязный,
Прокуренный, верный, любящий.
Ты пишешь снова
Боли творение.
Лиле творение.
Стихотворение.

На часах шесть или около
Какой-то холодный месяц
Снова белесое утро.
Мы опять порознь
Мне снова пора идти,
Володя.
Ты прорычишь заснувшим голосом:
- До скорого. До скорого, девочка Лёля.