Очень странно, когда то, что начиналось с: «Ты все делаешь правильно», - заканчивается: «Меня раздражает. Не хочу больше». Два дня неудержимой истерики, пачка отвратительных дамских сигарет и я пишу уже почти без слез. Курю на балконе, где он курил, в его кофте, подкуривая его зажигалкой и судорожно стираю все ласковые сообщения, которые бережно собирала в отдельную папочку, входящие-исходящие вызовы, фотографии.

Не могу в это поверить, просто не могу поверить, так не бывает. Я знаю, что он читает это, ну или прочтет когда-нибудь обязательно, и совершенно не знаю, что писать.

Никого не удивляет, когда рушится карточный домик, но наш город, как же наш город с небоскребами и цветущими аллейками?.. Как он мог стереть его с лица земли так просто, без предупреждения и шансов на выживание?...

Рухнуло даже мировоззрение, основанное на том, что в жизни все просто: любишь – люби, есть проблемы – реши их. Наверно, он и решает свои проблемы, только почему мне от этого так больно? Что мне теперь делать? Я даже очки купила, чтобы никто не видел мои красные, опухшие от слез глаза. Перед сном дала себе установку – забыть, а утром опять реву от безысходности.

Как же все, что ему нравилось? Как же любовь? Когда все успело измениться?

 

Мне нравится бумага, все слова кажутся такими спокойными. Никто и не узнает, что я сейчас кричу в полный голос от боли и уже разнесла к чертям весь балкон, если я не напишу об этом все теми же равнодушными словами.

 

«Только не делай с собой ничего», - да я никогда и не смогла бы, но как же хочется. Глупое, глубокое желание заставить его вспомнить, как он меня любил, пусть вспомнить даже в качестве причины моей смерти. Но я не настолько глупая, к счастью.

Сложно то, что и мой организм не понимает, как же так. После работы еще по привычке 7 часов, посвящаемых ему, которые теперь я провожу рыдая в своей кровати, все 7 часов подряд, не думала, что способна на такое.

 

Не хочу писать, мысли каждую минуту разные, часто противоречивые, я их даже записывать не успеваю