Это цитата сообщения nickchay Оригинальное сообщениеОчень стоит задуматься... (nickchay)

Шлёп по-русски, шлёп по-фински

 [«Аргументы Недели», Владимир АБРАМОВ, писатель, отцеборец ]

Шлёп по-русски, шлёп по-фински

Россия – Сфинкс! Ликуя и скорбя,

И обливаясь чёрной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя

И с ненавистью, и с любовью!..

Александр Блок

«СКИФЫ»

Папа отшлёпал свою дочку, т.е., говоря языком Уголовного кодекса РФ, совершил деяния, предусмотренные частью 1 статьи 116.

Только папа не учёл одно обстоятельство: отшлёпывание происходило на территории Финляндии, где насилие в отношении ребёнка является уголовно наказуемым деянием.

И вот этот отшлёпанный, униженный, оскорблённый и обгаженный ребёнок пришёл в школу, где никто из детей даже в страшном сне не может представить себе, что с ним может случиться подобное, а девочка, боясь, что это повторится, решилась рассказать своим подругам.

Узнав о случившемся, финские товарищи приняли исчерпывающие меры, чтобы этого не повторилось, и детей у гражданки России Анастасии Завгородней забрали в приют, чтобы защитить их от рукоприкладства. Это не Россия, вариант «когда убьют, тогда приходите» в Финляндии не проходит.

Наши недошлёпанные журналисты устроили истерику – ничего, мол, не случилось, у нас это, дескать, в порядке вещей, шлёпай себе сколько хочешь, и тебе за это ничего.

Возмущённая общественность в лице недошлёпанного уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка Павла Астахова также выразила недовольство поведением финских властей, и назвала его «небывалым и варварским актом».

Следом подключился российский МИД: «К сожалению, финская сторона ведёт себя вызывающе неконструктивно».

Ничего, что папа – подданный другого государства. Говоря проще, он, конечно, сукин сын, но это наш сукин сын.

Куда смотрела мать, как допустила, что её ребёнка избивают? Она знала, что в отношении ребёнка совершено насилие, и молчала, следовательно – соучастник преступления.

Одно радует, что финские товарищи, надеюсь, дадут жёсткую и принципиальную оценку действиям папы и мамы, у которых будет время посидеть и подумать, стоит ли в следующий раз поднимать руку на ребёнка.

Финны всё сделали в соответствии со своим законодательством, они просто защитили ребёнка.

Не успели высохнуть чернила наших борзописцев, как раскудахталась ещё одна курица – Альбина Касаткина: «Я детей никогда не избивала. У меня забрали сына и дочь 12 сентября. Сейчас полиция ведёт расследование, меня обвиняют в том, что я избивала их».

Просто так, прибежали и забрали.

Больше заняться нечем. Все остальные проблемы в Финляндии решены, остались две – Анастасия & Альбина.

В причинно-следственную связь этих событий вникать никто не стал, а надо бы. Почему минздрав Финляндии рекомендует «перевоспитывать» русских родителей? Потому что культура отношения к собственным детям у них отсутствует. Для наших родителей отшлёпать ребёнка в порядке вещей.

Финны просто заботятся о детях, проживающих на территории их страны. Они понимают, когда отшлёпанные дети вырастут, они будут отшлёпывать своих детей и считать это нормой. Любое насилие в отношении ребёнка меняет его психику. Кто вырастет из наших отшлёпанных детей? Закомплексованные, озлобленные на весь мир люди?

И вот подрастают эти отшлёпанные дети, выходят на улицу, берут в руки пистолетик и шлёпают кого попало.

Если человек в начале своего жизненного пути подвергся насилию, всю свою оставшуюся жизнь он будет пытаться отомстить обидчику или выместить злобу на более слабом.

И с ними мы хотим строить светлое будущее?

Этот порочный круг надо разорвать.

Кстати, хочу напомнить: нация, не уважающая своих детей, будущего не имеет.

Дядям из нашего МИДа не понравилось, что их сравнили с Сомали.

А что, собственно, вызывает у вас «глубокую озабоченность», товарищи? В России и Сомали насилие против детей не является уголовным преступлением или нарушением закона.

Финский омбудсмен по правам ребёнка Мария Кайса Аула руководствуется документом «Не бей ребёнка! Национальная программа по предупреждению насилия против детей 2010–2015».

«Проведённое в рамках наших служебных полномочий изъятие детей из этой семьи произошло в соответствии с обычной процедурой, такие решения принимаются в каждом случае, когда есть подозрение, что благополучие ребёнка под угрозой. Закон касается всех проживающих в Финляндии детей вне зависимости от гражданства. Поэтому наличие у матери двойного или российского гражданства ничего не меняет в ситуации».

Оказывается, вопрос не в русофобии или конфессиональной принадлежности родителей, для финских товарищей это вопрос принципа. Окажись на месте наших мам финская мамаша в 17-м поколении, с ней поступили бы так же.

Dura lex, sed lex. Закон суров, но это закон.

Господин Астахов возмущён: «Финская система защиты детей не предлагает альтернативы в кризисных семейных ситуациях. Изъятие детей – опасный ювенальный конвейер».

Ну а как быть, если у кого-то вдруг руки зачесались или приступ рукосуйства замучил? Может, к Коле Валуеву? Думаю, он не откажет, проведёт профилактическую работу: отшлёпает мастерски и вылечит патологию.

Простите, а что надо делать: спрятать голову в песок и делать вид, что ничего не происходит? Произошло – полетели в командировку за казённый счёт.

Господин уполномоченный, Вы считаете, что если оставлять беззащитных детей один на один с родителем-изувером, то это повысит их безопасность?

Когда в США убивают наших детей, Вы делаете скорбное лицо и продолжаете жить дальше, как и Ваши коллеги. В отставку никто не подал, все на своих местах. Для нас это стало нормой. Давно хочу спросить у господина уполномоченного, кроме самопиара, что именно Вы сделали для защиты детей?

А тут ещё отличился наш министр всё ещё советской юстиции А. Коновалов и, похоже, что спросонья, заявил: «Нам кажется абсолютно несоразмерным решение об изъятии ребёнка у матери в качестве реакции на поступившую информацию о том, что к ребёнку в этой семье было применено довольно мягкое насилие».

Во-первых, когда кажется – надо креститься.

Во-вторых, судя по всему, к министру в детстве было применено довольно жёсткое насилие тупым твёрдым предметом по голове, теперь он зол на весь мир, я искренне ему сочувствую, но почему из-за этого должны страдать другие дети? Министру пора проснуться от летаргического сна. Мир давно изменился, а он всё спит. Владимир Владимирович, ради бога, хоть Вы его разбудите. Как это сделать? Просто, уважаемый Владимир Владимирович. Отшлёпать. Учитывая Ваше спортивное прошлое, думаю, что Вы это сделаете не хуже, чем вышеупомянутый товарищ Николай. Только когда проснётся – глаз с него не спускать, а то спросонья такое натворит, вернее, наговорит, что за всю страну стыдно станет. И напомните ему, что в России с начала года от рук родителей погибли 243 ребёнка.

Господин министр, вам нужен ещё один труп?

244-й?

Складывается впечатление, что всем вышеперечисленным должностным лицам права ребёнка не интересны, ни один из них не осудил избиение ребёнка. Подумаешь – шлёпнул, а ведь шлёпни любого из этих товарищей, такой вой поднимется, припишут всё: и покушение на жизнь, здоровье, честь и достоинство. А ребёнка, значит, можно шлёпать? И грустно осознавать, что эти товарищи вошли в состав президентского совета по разработке проекта Национальной стратегии в интересах детей. Одно только обнадёживает, что нашему президенту хватило мудрости назначить руководить этим советом председателя Совета Федерации Валентину Ивановну Матвиенко, и нет сомнения, что эта обаятельная, энергичная женщина сдвинет проблему защиты наших детей с мёртвой точки, и совет, под Вашим руководством, уважаемая Валентина Ивановна, разработает комплекс мер по защите наших детей от любых посягательств, и верю, что Вы не остановитесь на полпути.

Недавно я наткнулся на знаменитый советский плакат времён Великой Отечественной войны, соз­данный художником Ираклием Тоидзе в конце июня 1941 года. «Родина-мать зовёт!»

Валентина Ивановна, когда я смотрю на этот плакат, я вижу Вас. Это Вы стучитесь в наши сердца и зовёте помочь детям.

Тогда шла война. Сейчас она тоже идёт, и это война за наших детей, и Ваш призыв услышан, мы готовы Вам помочь.

Нам больше некуда отступать.

Мы победили в 45-м, мы победим и сейчас.