Стук дождя по подоконнику раздается в моем сердце. Это не приход весны, это слезы моей любви. Ведь ты ушел из моей жизни, ушел навсегда. Сколько бы времени не прошло, я не могу перестать думать о тебе. Но тебя не вернуть, и вновь в подушку крик и слезы. Ты ушел…
Я помню, как мы повстречались. Это был теплый весенний день, я шла по дороге в никуда. Проходя по набережной, я почувствовала, что кто-то смотрит на меня. Я обернулась и увидела тебя. Ты подошел ко мне и не промолвил и слова, просто протянул мне полевую ромашку. Меня это очень удивило, но все же я взяла цветок, а он просто развернулся и ушел. Я долго стояла оцепеневшая от такого, но осмыслив, что я не понимаю, что происходит, просто пошла домой. Придя домой, я поставила ромашку в маленькую вазочку. Весь вечер я любовалась ей, хотя ведь это просто ромашка, но она притягивала мой взор. «Что есть любовь», спросила я. Но ромашка лишь цветок, она не ответит мне. И с этими мыслями я легла спать. Ночью мне снился сон, те минуты нашей встречи. Проснувшись, мои глаза устремились на цветок, и первая мысль была отправиться туда снова. Я не думая собралась быстро и побежала на набережную, но его там не было. Я так глупо себя почувствовала, а когда обернулась, увидела его. Он улыбался так искренне. Его улыбка была такой теплой, что невольно я и сама улыбнулась. Так мы и познакомились…
Мы встречались каждый день, и каждый день он приносил мне ромашку. Он делал меня поистине счастливой, такой счастливой, какой я не была еще никогда. Спустя полгода наших встреч, он сделал мне предложение с большим букетом белоснежных ромашек. Я не раздумывая согласилась, ведь понимала, что только с ним мое счастье. Я так была счастлива, что словно за спиной выросли крылья. Но в день свадьбы он не пришел. Я ждала, не смотря ни на что, но тут раздался телефонный звонок. Те слова, сказанные мне, стали роковыми.
Первая неделя была очень сложной для меня и все наши близкие поддерживали меня, но они ничего не могли сделать. В тот день, день нашей свадьбы я потеряла самое дорогое, что было у меня.