В значительной степени образом Суворина и окружавшей его средой навеяна чеховская «Скучная история», плохо понятая современниками.

Дом Суворина – один из самых главных петербургских адресов Чехова. В первый приход сюда он напомнил Сувориным Базарова, и все его последующие приезды становились праздником для всей семьи. Всякий раз он знал, что в этом доме его ждет уютная двухкомнатная квартира с великолепным письменным столом (к сожалению, не сохранился). Заботливый хозяин делал все, чтобы Антону Павловичу здесь хорошо отдыхалось и работалось. Как корреспондент «Нового времени» Чехов в 1890 г. ездил на Сахалин и очерки об этой поездке опубликовал у Суворина. Писатель сотрудничал с газетой до 1898 г. Впоследствии Вл. И. Немирович Данченко рассказывал: «В Петербурге, несмотря на большие связи с писательскими кружками, им овладевал Суворин».417 Недолюбливая газету, Чехов ценил редактора издателя, «а с самим Сувориным у него были отличные отношения, и с ним, и с его домом. Суворин тоже был влюблен в талант Чехова».418 Сохранились свидетельства о совместных поездках Суворина и Чехова в Западную Европу, о прогулках по Петербургу.

Суворина и Чехова сближало общее критическое отношение к формалистическим тенденциям в искусстве, к тому, что получило название «декадентство»; это вовсе не означало, что они не принимали нового. Суворин оценил новые явления в литературе и искусстве, но его возмущали чистое теоретизирование и «духовный разврат»: «Теперь бы надо лиризма, зажигательного, общественного, прославляющего русскую душу и силу».419 Эти слова мог бы сказать и Чехов.

Известно, что некоторые писатели осуждали Чехова за его сотрудничество с «Новым временем». Объясняя свою позицию, он признавался, что Суворин – «очень хороший человек», и даже столь сложная личность, как В. П. Буренин, может хвалить или ругать, но молчать не будет. Чехову важно было, что в «Новом времени» не было равнодушия.

Антон Павлович делился с Сувориным литературными замыслами, одно время он даже предполагал писать совместно с ним пьесу «Леший», а когда он написал пьесу «Татьяна Репина», Чехов участвовал в ее постановке в Москве.

Высказывания Чехова о Суворине неоднозначны: «Ваше мнение для меня – золото» (1892 г.), и в то же время – «умнейший циник», «искренний и хороший человек» и др. Антон Павлович испытывал сложные чувства к издателю, да они и не могли быть иными. Уважение и даже любовь к нему не исключали порой и осуждения. Несомненно другое – моральное воздействие Чехова на Суворина, и этим он мог гордиться.

В доме Суворина Чехова навещали писатели, среди них И. Ясинский, С. Атава, А. Н. Плещеев… Здесь состоялись его литературные знакомства. Сам Антон Павлович иногда просил литераторов что нибудь написать для суворинского издания. Его любили дети Суворина, более того, Алексей Сергеевич хотел, чтобы Чехов женился на его дочери Анастасии (когда она подрастет). Отцовское отношение Суворина к Чехову отмечал и В. В. Розанов. Активный участник бурной литературной жизни 1860 – 1900 х гг., Суворин был также необходим Чехову, его портрет висел на стене в кабинете писателя ялтинского дома рядом с портретами Толстого и Левитана.