В обществе работали две секции – секция по изучению вопросов истории философии и мистики христианства, секция по изучению истории и философии религии. Председатель первой секции – Вячеслав Иванов, второй – Сергей Платонович Наблуков. Членами этой секции состояли Дмитрий Владимирович Философов, Зинаида Николаевна Гиппиус (Мережковская) и сам Дмитрий Сергеевич Мережковский.

Общество, созданное еще в 1902 г., объединяло писателей, художников, философов, общественных деятелей и духовенство. Его идею наиболее точно выразила З. Н. Гиппиус: «Религия не одиночества, а общения, соединение многих во имя единого».

Одним из известных центров литературной жизни столицы в предреволюционные годы являлся дом № 3, которым в то время владели наследники действительного статского советника Д. П. Мордухай Болтовского. Здесь, в небольшой тесной квартире во дворе, размещалась редакция «Нового журнала для всех», сюда приходили виднейшие поэты и писатели Серебряного века. Здесь можно было встретить А. А. Ахматову, О. Э. Мандельштама, К. Бальмонта, М. Кузмина и др. «Журнал был настолько беден, – вспоминает один из современников, – что гонорары, за редкими исключениями, редакция не платила», но было другое, что привлекало сюда литераторов. Осенью – зимой 1915/16 гг. в помещении редакции, где, по свидетельству современников, «умели принимать по семейному, тепло и скромно», собирались поэты, сотрудничавшие в журнале. Каждую среду здесь проходили вечера с чтением стихов и выступлениями актеров.

З. Н. Гиппиус

Д. С. Мережковский

Собирались к вечеру. Приходили поэты разных направлений и групп, актеры и обычная окололитературная молодежь. Часто хаживал сюда и молодой поэт, только что опубликовавший свои первые стихи, – Иннокентий Аксенов. Его воспоминания рисуют маленькую тесную квартиру редакции с тесной передней, по средам заваленной шубами, пальто и шинелями; стены комнат оклеены дешевыми обоями и украшены произведениями «левых» художников. Здесь были рисунки Натана Альтмана и Льва Бруни, «композиции» из кусочков железа, проволоки и картона, выполненные Владимиром Татлиным. В одной из комнат стоял стол, покрытый скатертью, «испещренной подписями поэтов и прозаиков, искусно вышитыми разноцветным шелком».

Обычно на вечер собиралось так много народу, что не хватало стульев, и гости размещались «по подоконникам и даже по столам. Стараясь создать непринужденность и уют домашнего приема, хозяйки готовили бутерброды, а редакционный мальчик Ваня непрерывно подогревал самовар», чтобы поить гостей горячим чаем.