Газета, во многом усилиями Буренина, претендовала на роль руководителя общественного мнения. Борьба лагерей и кланов была суровой и порой беспощадной, как любая литературная борьба в России. Острые стрелы могли поразить каждого, так было и с известным скандалом, «героями» которого явились Буренин и один из идеологов «Мира искусства» С. П. Дягилев (по Сурикову – «Гадилев»).

В действительности все обстояло гораздо серьезнее. За внешней резкостью, даже скандальностью современники, даже такие чуткие и проницательные, как Серов, конечно же, не могли разглядеть рационального зерна буренинской критики. Сегодня, зная долгие и противоречивые пути искусства XX в., мы можем понять и правоту Буренина, справедливо опасавшегося влияния декадентства во всех его проявлениях. Он уловил его опасность для будущего развития искусства, те негативные тенденции, которые в предреволюционные годы в конце концов завели его в тупик. В потоке формальных экспериментов, во всевозможной «клубничке» тонули здоровые силы искусства. Буренин, имея архитектурное образование и многолетний творческий опыт, наверно, не хуже дилетанта западного покроя Дягилева разбирался в искусстве, в тонкостях рисунка, цвета, композиции… Выступал против засорения русского языка, литературной речи. А главное, конечно, его полное неприятие антирусских, антинациональных тенденций, укоренявшихся в искусстве, в том числе и в объединении «Мир искусства». Поэтому и не следует отвергать голословно позицию «нововременской печати», далеко не однородной.

Помимо Буренина в работе редакции активно участвовали другие видные литераторы. Много лет, почти до смерти в 1895 г., трудился крупный прозаик С. Н. Терпигоров (Атава), который вел постоянный раздел «Воскресный фельетон» (опубликовал около 600). Его очерки, посвященные жизни городских окраин, провинции и деревне, пользовались очень большой популярностью. Именно он, по воспоминаниям другого видного литератора – И. И. Ясинского, обратил внимание Суворина на молодого писателя А. П. Чехова. Суворин высоко ценил Терпигорева за удивительную работоспособность, обязательность, лаконичность языка. Жанр короткого рассказа в «Новом времени» был едва ли не самым почитаемым.

Большую часть своих блестящих и выразительных очерков опубликовал в «Новом времени» И. Ф. Горбунов, известный всему Петербургу актер Александринского театра, мастер короткого рассказа и устной импровизации. Суворин, как и все члены редколлегии, обожал талант этого человека, любил слушать полные тонкой наблюдательности его драматические сценки народной жизни.

Н. С. Лескова более всего сближала с Сувориным привязанность к богато одаренным людям из народа, у обоих было удивительное чутье на таланты. Будучи знакомы с 1860 х гг., в 1879–1889 гг. Лесков сотрудничал в газете в качестве публициста, а в 1889–1890 гг. Суворин издал его собрание сочинений, что было довольно смелым шагом, если учесть чрезвычайно сложное положение замечательного писателя в литературе той поры. Почти весь тираж шестого тома уничтожили по распоряжению цензуры за его антиклерикальный характер. Их отношения были сложными – они ссорились и сходились снова…

Популярный писатель 1890 х гг. И. Н. Потапенко выступал на страницах газеты со статьями о творчестве И. А. Бунина, А. П. Чехова и других современных писателей.