Сам Суворин называл это «болезнью духа». Тревожили его, конечно, не столько денежные дела, сколько усложнявшиеся взаимоотношения с редакцией, сотрудниками, порой и разногласия. Поэтому столь высоко ставил он Алексея Петровича Коломнина, своего зятя, ведавшего всей хозяйственной частью газеты, человека сдержанного и тактичного, хорошо влиявшего на него.

Литературно критический отдел газеты возглавлял Виктор Петрович Буренин (1841–1926), едва ли не ежедневно бывавший в доме Суворина. Его пародии и эпиграммы читал весь Петербург, многие знали его стихотворения наизусть.

Выпускник Архитектурного училища, сын архитектора, внук крепостного, Буренин в молодости сотрудничал в «Колоколе» А. И. Герцена, писал фельетоны, стихи, драмы, переводил (его называли корифеем переводной поэзии), публиковал свои произведения в «Современнике» и «Отечественных записках», был прекрасным стилистом. Писатель демократ начала 1870 х гг., Буренин стал ведущим публицистом «Нового времени». А. П. Чехов говорил «что многими нелюбимый Буренин способен будоражить, вызывать одобрение или гнев, но не оставлять равнодушным», он даже коллекционировал его эпиграммы, считая их лучшими произведениями автора. В то же время Антон Павлович хорошо знал истинную цену человеку с «игривым», по словам И. С. Тургенева, пером: «Обличать умеет каждый газетчик, издеваться умеет и Буренин, но открыто презирать умел один только Салтыков. Две трети читателей не любили его, но верили ему все. Никто не сомневался в искренности его презрения».398 Эти слова из письма Чехова к его духовному наставнику А. Н. Плещееву (1889 г.).

А что же Буренин? Увы, критическое отношение писателей разных поколений сопровождало его всю жизнь.

В. П. Буренин

С 1890 х гг. субъективизм стал преобладать в его оценках. Критические стрелы Буренина все чаще стали попадать совсем в другие цели – в передовых деятелей литературы и искусства, и Суворин вынужден признать, что «Буренин литературу презирает и глумится над нею».

Так, в начале XX в. Буренин обрушился на новые направления в искусстве, в частности на «Мир искусства». С этими же явлениями порой сражался и В. В. Стасов, однако в его критике не было той скандальности, которая часто сопровождала Буренина. Поистине символично, что после одного из оскорбительных для «декадентов» в 1899 г. выступлений Буренина в «Новом времени» к нему явился С. П. Дягилев и устроил скандал. Только после этого нападки на «Мир искусства» прекратились. Дягилева поддержал В. А. Серов, в эти годы связанный с «Миром искусства». Казалось бы, инцидент исчерпан, но…

Отношения Суворина и Буренина были чрезвычайно сложными. Доверив опытному автору важный раздел газеты, Суворин вовсе не отождествлял себя с Бурениным да и с самой газетой, а в ответ на замечания оппонентов говорил, что в его газете каждый имеет возможность высказаться. Позиция эта представляется очень уязвимой – нередко сам редактор и издатель устранялись от руководящей работы, и со страниц газеты раздавалось немало фальшивых звуков. Буренин, пользуясь слишком большой властью в редакции, часто шел против Суворина, особенно в своих «Критических очерках» (выступал под псевдонимом «граф Алексис Жасминов»), постоянно печатавшихся в газете. В значительной степени именно его публикации определяли отрицательное отношение части читателей к газете.

Однако, признавая сегодня справедливость резких высказываний о нем, стоит задуматься о психологическом и социальном портрете этого человека, о его пресловутом «бойком пере» говорили многие, как и о его феноменальной плодовитости. Противник Виктора Петровича, Н. К. Михайловский посвятил ему объемистую и, откровенно говоря, трудночитаемую и малоинтересную статью «О г. Буренине» (сочинения Н. К. Михайловского, СПб., 1897. Т. 6. С. 415–435).