А. С. Суворин. Портрет работы И. Н. Крамского

В. И. Лихачев

Совладелец Суворина В. И. Лихачев – правовед, известный судебный деятель, в 1880 е гг. – городской голова. Весьма интересной личностью была жена Владимира Ивановича Лихачева – Елена Осиповна, литератор, автор жизнеописаний Яна Гуса и Лютера, сотрудник «Отечественных записок», где печатались ее статьи по женскому вопросу, занималась переводами и выпустила ряд популярных изданий.

Первое время в суворинской газете сотрудничали Н. А. Некрасов и М. Е. Салтыков Щедрин, наиболее активным автором был сам Суворин. В годы Русско турецкой войны 1877–1878 гг. он военный корреспондент своей газеты, занявшей патриотическую позицию, что обеспечило поддержку правительства.

В нем не было самодовольства, позерства, журналистского снобизма, что выгодно отличало его от многих газетчиков и журналистов. Он в полном смысле слова жил интересами газеты: «Я люблю свою газету больше семьи своей, больше своей жены…».396 Недаром современники ставили его рядом с Иваном Федоровым.

В 1891 г. газета уделяла внимание новым явлениям в искусстве, архитектуре, науке. Суворин приучал сотрудников (их было около 70, не считая так называемых нештатных) гордиться достижениями страны, интересоваться наукой, экономикой, политикой, от него можно было услышать интересные суждения обо всем, чем жило общество, он радовался открытиям Д. И. Менделеева, В. М. Бехтерева, привлекал их к сотрудничеству. Так, в 1896 г. в газете публиковались материалы Д. И. Менделеева о Всероссийской художественно промышленной выставке в Нижнем Новгороде.

В помещении редакции, находившемся на первом этаже, частыми были споры. Каждый мог свободно высказывать свое мнение, которое порой не совпадало с мнением Суворина, и он не без гордости утверждал, что его газета – «литературный парламент». Парижским корреспондентом был революционер, участник процесса 1913 х гг., бежавший из сибирской ссылки И. Я. Павловский (1853–1924). Здесь говорили о «Мире искусства», модерне, о русских революционерах, причем сам Суворин выше всех ставил декабристов.

В 1890 г. он опубликовал два совершенно разных отзыва о «Крейцеровой сонате» Л. Н. Толстого – восторженный и резко критический, что говорило о постоянной внутренней борьбе Суворина с самим собой.

Самобытный писатель, публицист и философ В. В. Розанов, много и мучительно размышлявший о судьбах России и русского народа, назвал Суворина «Ломоносовым русской ежедневной прессы».397 Розанов относился к Суворину с большой любовью и написал о нем самые теплые, трогательные слова.

Многими сторонами своей страстной натуры Суворин напоминал также Савву Морозова и других энергичных и патриотически настроенных деятелей эпохи. Среди них – знаменитый московский издатель Иван Дмитриевич Сытин, любивший бывать у Суворина в Эртелевом переулке. Встречались они и в Москве. Сытин лучше других понимал одиночество и терзания Суворина в связи с издательским делом, в частности с подпиской на газету, с отходом некоторых авторов.