Наступают моменты когда мы говорим правду. Без обиняков рассказываем о таких сокровенных переживаниях которые другими людьми тщательно затуманиваются или подавляются у самого порога сознания. Наблюдая за собой, мы добровольно делаем такие признания какие в других случаях не вырвешь клещами – столь силен бывает стыд. Но столь же мужественно более того, столь же дерзостны мы в правде, как и во лжи, и там и здесь мы с великолепной беспечностью переходим все рамки общественной морали все рубежи внутренней цензуры. Боязливые в жизни, робеющие и окапывающиеся в искусно созданных блиндажах своего притворства. Мы в такие моменты преисполняемся храбростью и ни какие задержки нам уже не мешают, наоборот обнаруживая что-то, что нам мешает мы цепляемся за них и вытаскиваем на свет все внутренние препятствия чтобы с величайшей тщательностью анатомировать их. С тем, что больше всего подавляет нас в жизни, мы как психологи справляемся лучше всего. На этом пути мы распознаем секреты многих из тех замысловатых пружин и затворов нашей душевной механики, которые нам лишь спустя некоторое время удалось разложить на составные части и реконструировать.