...Думать в те времена, ползая по жизни со своими микроскопическими задачами, было незачем. Хотелось есть, хотелось пить.., девушки опять-же.., молодой организм.., как там у классика - "Что попишешь - молодежь, не задушишь, не убьешь"
...Конец июля две тысячи девятого года представлялся тогда, в восемьдесят первом, смутно. Он, конечно, существовал, но уж очень неопределённо.
...Бывшие университетские приятели сейчас слишком строги в своих оценках. Сравнивая с собой, но не вечностью, деяния теперь таких далёких своих знакомцев, они откровенно скучают. Скучают даже те, кто временами выползал за мягкие и шершавые шоры повседневной обыденности, кто видел иногда человеков в череде образов ежедневности, ежедневности и ежедневности.
...Вот флейта на покрывале, гитара за приоткрытой дверцей шкафа, баян ( дивный инструмент тунгуса ) в чемодане на стеллаже... А мысли скатываются к варенью, только-что сваренному женой, к долгам, к тридцати шести кубическим метрам хлама, гордо названным священным советским звуком - гараж...
...За открытым на седьмом этаже окном комнаты - жужжание ( ...так и хочется сказать - пчелы, нет, не скажу ) бензиновой газонокосилки, носимой в коричневых руках узбека-дворника... Дети притихли за стеной.
Мой внезапный выходной.