Какой самый красивый стих о любви?

  • Асадов Эдуард "Сатана"

    Ей было двенадцать, тринадцать - ему.
    Им бы дружить всегда.
    Но люди понять не могли: почему
    Такая у них вражда? !

    Он звал ее Бомбою и весной
    Обстреливал снегом талым.
    Она в ответ его Сатаной,
    Скелетом и Зубоскалом.

    Когда он стекло мячом разбивал,
    Она его уличала.
    А он ей на косы жуков сажал,
    Совал ей лягушек и хохотал,
    Когда она верещала.

    Ей было пятнадцать, шестнадцать - ему,
    Но он не менялся никак.
    И все уже знали давно, почему
    Он ей не сосед, а враг.

    Он Бомбой ее по-прежнему звал,
    Вгонял насмешками в дрожь.
    И только снегом уже не швырял
    И диких не корчил рож.

    Выйдет порой из подъезда она,
    Привычно глянет на крышу,
    Где свист, где турманов кружит волна,
    И даже сморщится: - У, Сатана!
    Как я тебя ненавижу!

    А если праздник приходит в дом,
    Она нет-нет и шепнет за столом:
    - Ах, как это славно, право, что он
    К нам в гости не приглашен!

    И мама, ставя на стол пироги,
    Скажет дочке своей:
    - Конечно! Ведь мы приглашаем друзей,
    Зачем нам твои враги? !

    Ей девятнадцать. Двадцать - ему.
    Они студенты уже.
    Но тот же холод на их этаже,
    Недругам мир ни к чему.

    Теперь он Бомбой ее не звал,
    Не корчил, как в детстве, рожи,
    А тетей Химией величал,
    И тетей Колбою тоже.

    Она же, гневом своим полна,
    Привычкам не изменяла:
    И так же сердилась: - У, Сатана! -
    И так же его презирала.

    Был вечер, и пахло в садах весной.
    Дрожала звезда, мигая.. .
    Шел паренек с девчонкой одной,
    Домой ее провожая.

    Он не был с ней даже знаком почти,
    Просто шумел карнавал,
    Просто было им по пути,
    Девчонка боялась домой идти,
    И он ее провожал.

    Потом, когда в полночь взошла луна,
    Свистя, возвращался назад.
    И вдруг возле дома: - Стой, Сатана!
    Стой, тебе говорят!

    Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?
    Значит, встречаешься с ней? !
    С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!
    Не смей! Ты слышишь? Не смей!

    Даже не спрашивай почему! -
    Сердито шагнула ближе
    И вдруг, заплакав, прижалась к нему:
    - Мой! Не отдам, не отдам никому!
    Как я тебя ненавижу!

  • Вот и верь после этого людям.
    Я ему отдалась при луне.
    А он взял мои девичьи груди.
    И узлом завязал на спине.
  • Ты явилась, как гроза, нежданно,
    Я был к этой встрече не готов.
    Словно облик светлый и желанный
    Вдруг возник из самых ярких снов.

    Лёгкая и тонкая фигурка,
    Серебрится платье при луне,
    Словно фея Роз из переулка
    Ты навстречу выскочила мне.

    Я кричал: «Остановись, мгновенье!» ,
    Я молился: «Помоги мне, Бог!» ,
    Но, увы, чудесное виденье
    Я никак остановить не мог.

    И исчез за первым поворотом,
    Ты пропала где-то там, во мгле,
    Но остался след твой на капоте,
    В сердце и на лобовом стекле.

  • С любимыми не расставайтесь!

    - Как больно, милая, как странно,
    Сроднясь в земле, сплетясь ветвями -
    Как больно, милая, как странно
    Раздваиваться под пилой.
    Не зарастет на сердце рана,
    Прольется чистыми слезами,
    Не зарастет на сердце рана -
    Прольется пламенной смолой.

    - Пока жива, с тобой я буду -
    Душа и кровь нераздвоимы, -
    Пока жива, с тобой я буду -
    Любовь и смерть всегда вдвоем.
    Ты понесешь с собой, любимый,
    Ты понесешь с собой повсюду,
    Ты понесешь с собой повсюду
    Родную землю, милый дом.

    - Но если мне укрыться нечем
    От жалости неисцелимой,
    Но если мне укрыться нечем
    От холода и темноты?
    - За расставаньем будет встреча,
    Не забывай меня, любимый,
    За расставаньем будет встреча,
    Вернемся оба - я и ты.

    - Но если я безвестно кану -
    Короткий свет луча дневного, -
    Но если я безвестно кану
    За звездный пояс, млечный дым?
    - Я за тебя молиться стану,
    Чтоб не забыл пути земного,
    Я за тебя молиться стану,
    Чтоб ты вернулся невредим.

    Трясясь в прокуренном вагоне,
    Он стал бездомным и смиренным,
    Трясясь в прокуренном вагоне,
    Он полуплакал, полуспал,
    Когда состав на скользком склоне,
    Вдруг изогнулся страшным креном,
    Когда состав на скользком склоне
    От рельс колеса оторвал.

    Нечеловеческая сила,
    В одной давильне всех калеча,
    Нечеловеческая сила,
    Земное сбросила с земли.
    И никого не защитила
    Вдали обещанная встреча,
    И никого не защитила
    Рука, зовущая вдали.

    С любимыми не расставайтесь,
    С любимыми не расставайтесь,
    С любимыми не расставайтесь,
    Всей кровью прорастайте в них, -
    И каждый раз навек прощайтесь,
    И каждый раз навек прощайтесь,
    И каждый раз навек прощайтесь,
    Когда уходите на миг!

  • Иван Бунин

    Я к ней вошел в полночный час.
    Она спала, - луна сияла
    В ее окно, - и одеяла
    Светился спущенный атлас.

    Она лежала на спине
    Нагие раздвоивши груди,
    И тихо, как вода в сосуде
    Стояла жизнь ее во сне.

  • Стихи о любви все противные - слащавые до тошноты.
  • Ты мечта моя, блин, нетленная,
    Офигенная моя вселенная.
    Та, чей голос всё время слышу.
    Та, что напрочь снесла мне крышу.
  • Я не могу без тебя жить!
    Мне и в дожди без тебя – сушь,
    Мне и в жару без тебя – стыть.
    Мне без тебя и Москва – глушь.

    Мне без тебя каждый час – с год;
    Если бы время мельчить, дробя!
    Мне даже синий небесный свод
    Кажется каменным без тебя.

    Я ничего не хочу знать –
    Бедность друзей, верность врагов,
    Я ничего не хочу ждать.
    Кроме твоих драгоценных шагов.

  • Вера Полозкова.

    Надо было поостеречься.
    Надо было предвидеть сбой.
    Просто Отче хотел развлечься
    И проверить меня тобой.
    Я ждала от Него подвоха –
    Он решил не терять ни дня.
    Что же, бинго. Мне правда плохо.
    Он опять обыграл меня.
    От тебя так тепло и тесно…
    Так усмешка твоя горька…
    Бог играет всегда нечестно.
    Бог играет наверняка.
    Он блефует. Он не смеется.
    Он продумывает ходы.
    Вот поэтому медью солнце
    Заливает твои следы,
    Вот поэтому взгляд твой жаден
    И дыхание – как прибой.
    Ты же знаешь, Он беспощаден.
    Он расплавит меня тобой.
    Он разъест меня черной сажей
    Злых волос твоих, злых ресниц.
    Он, наверно, заставит даже
    Умолять Его, падать ниц –
    И распнет ведь. Не на Голгофе.
    Ты – быстрее меня убьешь.
    Я зайду к тебе выпить кофе.
    И умру
    У твоих
    Подошв.

  • « Мой глаз и сердце — издавна в борьбе:
    Они тебя не могут поделить.
    Мой глаз твой образ требует себе,
    А сердце в сердце хочет утаить.
    Клянется сердце верное, что ты
    Невидимо для глаз хранишься в нем.
    А глаз уверен, что твои черты
    Хранит он в чистом зеркале своем.
    Чтоб рассудить междоусобный спор,
    Собрались мысли за столом суда
    И помирить решили ясный взор
    И дорогое сердце навсегда.
    Они на части разделили клад,
    Доверив сердце сердцу, взгляду — взгляд.» /В. Шекспир/
  • Я помню чудное мгновенье:
    Передо мной явилась ты,
    Как мимолетное виденье,
    Как гений чистой красоты.

    В томленьях грусти безнадежной
    В тревогах шумной суеты,
    Звучал мне долго голос нежный
    И снились милые черты.

    Шли годы. Бурь порыв мятежный
    Рассеял прежние мечты,
    И я забыл твой голос нежный,
    Твой небесные черты.

    В глуши, во мраке заточенья
    Тянулись тихо дни мои
    Без божества, без вдохновенья,
    Без слез, без жизни, без любви.

    Душе настало пробужденье:
    И вот опять явилась ты,
    Как мимолетное виденье,
    Как гений чистой красоты.

    И сердце бьется в упоенье,
    И для него воскресли вновь
    И божество, и вдохновенье,
    И жизнь, и слезы, и любовь.
    (А. Пушкин)

    Не бродить, не мять в кустах багряных
    Лебеды и не искать следа.
    Со снопом волос твоих овсяных
    Отоснилась ты мне навсегда.

    С алым соком ягоды на коже,
    Нежная, красивая, была
    На закат ты розовый похожа
    И, как снег, лучиста и светла.

    Зерна глаз твоих осыпались, завяли,
    Имя тонкое растаяло, как звук,
    Но остался в складках смятой шали
    Запах меда от невинных рук.

    В тихий час, когда заря на крыше,
    Как котенок, моет лапкой рот,
    Говор кроткий о тебе я слышу
    Водяных поющих с ветром сот.

    Пусть порой мне шепчет синий вечер,
    Что была ты песня и мечта,
    Все ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи -
    К светлой тайне приложил уста.

    Не бродить, не мять в кустах багряных
    Лебеды и не искать следа.
    Со снопом волос твоих овсяных
    Отоснилась ты мне навсегда.
    (С. Есенин)

  • Песня Ободзинского

    Помню, как на волне "Песни восточной"
    Думал я о тебе и днем, и ночью.
    Вся жизнь казалась нам ласковым морем.
    Как я в тебя влюблен был в эту пору!

    Слышу я вновь голос... голос.. .
    Как этот миг долог... долог.. .
    Время любви, время счастливых снов.. .
    В сердце звучит голос... голос.. .
    Нам этот мир дорог... дорог.. .
    В мир волшебства память уносит вновь.

    Я до сих пор храню эту пластинку,
    И до сих пор в сердцах наш Ободзинский.
    Вот и сейчас вдвоем слышим с тобою
    Первые девять нот, знакомых до боли.

    Слышу я вновь голос... голос.. .
    Как этот миг долог... долог.. .
    Время любви, время счастливых снов.. .
    В сердце звучит голос... голос.. .
    Нам этот мир дорог... дорог.. .
    В мир волшебства память уносит вновь.

  • Борис Пастернак

    Зимняя ночь

    Мело, мело по всей земле
    Во все пределы.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.

    Как летом роем мошкара
    Летит на пламя,
    Слетались хлопья со двора
    К оконной раме.

    Метель лепила на стекле
    Кружки и стрелы.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.

    На озаренный потолок
    Ложились тени,
    Скрещенья рук, скрещенья ног,
    Судьбы скрещенья.

    И падали два башмачка
    Со стуком на пол.
    И воск слезами с ночника
    На платье капал.

    И все терялось в снежной мгле
    Седой и белой.
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.

    На свечку дуло из угла,
    И жар соблазна
    Вздымал, как ангел, два крыла
    Крестообразно.

    Мело весь месяц в феврале,
    И то и дело
    Свеча горела на столе,
    Свеча горела.

    1946