Какой процент людей имеет гордость? см. Джона Голсуорси.

"Ах, как это ужасно! "
И они тоже считают его ненормальным и хотят отделаться от него, но для
того, чтобы спасти положение, были бы рады оставить все по-прежнему. Она не
хочет быть его женой, но она не желает поступиться своим правом сказать:
"Обыкновенные девушки могут нарушать свои обещания, но я этого не сделаю! "
Шелтон сел за стол, где горела свеча, и закрыл лицо руками. Горе его и
злость все росли. Если она не хочет освободить себя от своего обещания, то
он сам обязан это сделать! Она готова выйти за него замуж без любви,
принести себя в жертву идеалу женщины, который сама для себя создала.
Но не у нее одной есть гордость? Джон Голсуорси. Остров фарисеев

И зубные щетки разных цветов и размеров, некоторые сломанные, потом куча кремов в баночках и тюбиках, некоторые малюсенькие, например, шершавый такой, которым надо пользоваться очень редко, потому что он как-то специально очищает, а проще говоря – царапает физиономию до покраснения в гигиенических, понятно, целях, рядом детская зеленая лягушка с выпученными глазами – "для пятна", хорошие и не очень хорошие духи и дезодоранты, одеколонов тоже два или три – кажется он пользуется всеми, Нина Искренко Из сборника «Непосредственно жизнь» 1993 Он курит на кухне, пока она красится в комнате.

  • Гордость должна быть у всех в отличие от гордыни.. .

    "Следствие уложилось в сутки — Вика оставила записку: «В смерти моей прошу никого не винить. Я поступаю сознательно и добровольно» . Следователь показал эту записку Искре. Искра долго читала ее, смахнула слезы.
    — Что она сделала с собой?
    — Снотворное, — сказал следователь, вновь подшивая записку в «Дело». -Много было снотворного в доме, а она — одна.
    — Ей было… больно?
    — Она просто уснула, да поздно спохватились. Тетя ее аккурат в этот день приехала, видит, девочка спит, ну и не стала будить.
    — Не стала будить…
    Следователь не обратил внимания на вздох. Полистал бумаги — тощая папочка была, писать-то нечего, — спросил не глядя:
    — Слушай, Искра, ты же с ней все дни вместе — вот тут твои показания. Как же ты не заметила?
    — Что надо было заметить?
    — Ну, может, обидел ее кто, может, жаловалась, может, что говорила. Припомни.
    — Ничего она особенного не говорила, ни на кого не жаловалась и никого не обвиняла.
    — Это мы знаем. Я насчет обид. Ну, понимаешь, так, по-девичьи.
    — Ничего не было, все спокойно. В Сосновку накануне ездили… — Искра впервые подняла глаза, спросила с трудом: -А хоронить? Когда будут хоронить? " (Б. Васильев "Завтра была война")