Какие есть произведения О БИБЛИОТЕКАХ? Только нужно очень срочно.

  • Я нашла такие книги, как

    "Библиотекарь" М. Елизарова,
    "Библиотечная полиция" Стивена Кинга,
    "Дневник жениха" Анатолия Алексина,
    "Дьюи: кот из библиотеки, который потряс весь мир" Вики Майрон
    "Библиотекарь или как украсть президентское кресло" Ларри Бейнхарта,
    "Восстание ангелов" А. Франса,
    "Имя розы" Умберто Эко.
    Но только половина из них достойна пытливого взгляда думающего читателя)

  • С. Кинг "Библиотечная полиция", к/ф "Библиотекарь"
  • Акунин "Алтын-Толобас". О библиотеке Ивана Грозного
  • Эко "Имя розы" - монастырь с библиотекой, детектив вокруг книг.
  • "Так что сперва книги выдай, к ночи собери да обеги еще ближние аудитории, коли они не закрыты, чтобы каждый, кто книгу забрал, ее непременно отдал, — у всякого ведомства свои законы, к тому же многих учебников тогда не хватало.

    С помощницами своими — нас работало четверо — я жила душа в душу, на редкость милейшие собрались женщины: статная, с казацким разлетом черных бровей Лиза вышла потом замуж за венгерского студента, живет в Будапеште, раздобрела, стала матерью троих детей, шлет открыточки к Новому году и 8 Марта, Антонина Николаева, веснушчатая хохотушка Тоня, умерла от рака, скосившего ее в два месяца, а Агаша, самая молодая среди нас, до сих пор в университете, заведует всей библиотекой, говорит мне при встрече всякий раз, тонко посмеиваясь: «Видишь, совсем усохла от книжной пыли, скоро превращусь в сушеный стручок, но когда на улицу выхожу, задыхаюсь и отхожу только в библиотеке» .

    Чувство юмора в Агаше проснулось к старости, молодой-то она не очень им пользовалась, все больше пугалась — округлит и без того круглые вишневые глаза, брови вскинет домиком и бежит ко мне:

    — Софь Сергеевна! Там опять целуются!

    Что поделаешь! Студенты на то и студенты, чтобы целоваться, — закон жизни, может, самый справедливый на свете.

    Я этому не противилась, наоборот. Идешь вечером по опустевшим аудиториям, и, честное слово, неловко нарушать идиллию. Книги в стороне, давно захлопнуты, сумки и чемоданчики образуют ненадежную баррикаду — от кого? — а за нею влюбленное токовище: или воркуют, как голубки, или обнялись в поцелуе.

    Со временем я выработала даже прием: весь день ходишь в тапочках, чтобы ногам легче, а когда собираешься в дозор по аудиториям, нарочно надеваешь туфли на каблуке, чтоб слышно было. " (А. Лиханов "Высшая мера")

  • Бенигсен "ГенАцид"