Как часто кровать бывает самым последним местом, где мужчина ожидает встретить женщину? см. Линн Грэхем. ТРУДНОЕ ПРИМИРЕНИ

Она почувствовала, как ее обнаженная кожа покрывается пунцовыми пятнами. В его голосе явственно прозвучала уверенность, что эта кровать была самым последним местом, где он ожидал ее встретить.
- Я не могу уснуть.
Он внимательно поглядел на нее и снова опустился на кровать, на скулах у него заиграли желваки.
- Я тоже. Иди сюда. - Он протянул руку и придвинул ее к себе, не дав ей времени задуматься, чего в его словах было больше, приказания или просьбы. - Я так хочу любить тебя, - откровенно признался он. - Ты и представить себе не можешь, до какой степени я этого хочу.
- Я здесь, - прошептала она, внезапно смутившись.
Отвернувшись, он свирепо пробормотал что-то по-итальянски и вдруг впился в ее губы столь жадно, что она даже поразилась. Он прошелся языком по мягким изгибам ее рта. Она была словно спасительный глоток для умирающего от жажды. Он так долго и глубоко впитывал в себя ее губы, что у нее закружилась голова и остановилось дыхание. По венам ее пробежал настоящий огонь.
Она обвила руками его плечи, горячие, точно его лихорадило, его стройное, крепкое тело напряженно вытянулось рядом с ней. Длинные пальцы бестолково теребили шелк, который отделял ее от него. Со сдавленным стоном он чуть отстранился и нетерпеливо разорвал ее шелестящее одеяние.
- Люк! - Она вдруг вынырнула из бездонного колодца страсти и изумленно уставилась на него, а он, встав на колени, уже стаскивал с нее обрывки рубашки и нетерпеливо отбросил их прочь. Под его пожирающим взглядом она инстинктивно попыталась прикрыться, но он схватил ее за руки и прижал их к кровати.
- Пожалуйста.
Он почти никогда не произносил этого слова, и эта грубоватая просьба уколола ее в самое сердце. Линн Грэхем. ТРУДНОЕ ПРИМИРЕНИЕ

А потом пришло мгновенье... Ах, сестрица, милый друг, Я такое наслажденьеВ том почувствовала вдруг. Что сказать про то нет силыИ пером не описать. Я до смерти полюбилаТак томиться и страдать. Иван Барков ПИСЬМО К СЕСТРЕ

  • Как много тех, с кем можно лечь в постель, Как мало тех, с кем хочется проснуться… И утром, расставаясь улыбнуться, И помахать рукой, и улыбнуться, И целый день, волнуясь, ждать вестей. Как много тех, с кем можно просто жить, Пить утром кофе, говорить и спорить… С кем можно ездить отдыхать на море, И, как положено — и в радости, и в горе Быть рядом… Но при этом не любить… Как мало тех, с кем хочется мечтать! Смотреть, как облака роятся в небе, Писать слова любви на первом снеге, И думать лишь об этом человеке… И счастья большего не знать и не желать. Как мало тех, с кем можно помолчать, Кто понимает с полуслова, с полу взгляда, Кому не жалко год за годом отдавать, И за кого ты сможешь, как награду, Любую боль, любую казнь принять… Вот так и вьётся эта канитель — Легко встречаются, без боли расстаются… Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель. Все потому, что мало тех, с кем хочется проснуться.

    ************

    Как много тех, с кем можно лечь в постель,
    Как мало тех, с кем хочется проснуться.. .
    И утром, расставаясь улыбнуться,
    И помахать рукой, и улыбнуться,
    И целый день, волнуясь, ждать вестей.

    Как много тех, с кем можно просто жить,
    Пить утром кофе, говорить и спорить.. .
    С кем можно ездить отдыхать на море,
    И, как положено - и в радости, и в горе
    Быть рядом.. . Но при этом не любить.. .

    Как мало тех, с кем хочется мечтать!
    Смотреть, как облака роятся в небе,
    Писать слова любви на первом снеге,
    И думать лишь об этом человеке.. .
    И счастья большего не знать и не желать.

    Как мало тех, с кем можно помолчать,
    Кто понимает с полуслова, с полу взгляда,
    Кому не жалко год за годом отдавать,
    И за кого ты сможешь, как награду,
    Любую боль, любую казнь принять.. .

    Вот так и вьётся эта канитель -
    Легко встречаются, без боли расстаются.. .
    Все потому, что много тех, с кем можно лечь в постель.
    Все потому, что мало тех, с кем хочется проснуться
    Эдуард Асадов
    Плэйкаст «"Как много тех с кем можно лечь в постель, Как мало тех, с кем хочется проснуться.... "»

  • ИРА

    Е. Евтушенко

    Здравствуй, Ира!
    Как живёшь ты, Ира?
    Без звонка опять пришёл я, ибо
    знаю, что за это ты простишь,
    что меня ты снова не прогонишь,
    а возьмёшь — и чем-нибудь накормишь
    и со мною вместе погрустишь.
    Я тебе не муж и не любовник,
    но пальто не сняв ещё, в ладонях
    руку твою бережно задерживаю
    и целую в лоб тебя, зардевшуюся.
    Ты была б женой такою чудною –
    преданною, верною, чуткою.
    А друзья смеются: “Что ты, Женечка!
    Да и кто на ней, подумай, женится!
    Сколько у ней было-перебыло.
    Можно ли, чтоб эта полюбила! ”
    Ты для подлецов была удобная,
    потому что ты такая добрая.
    Как тебя марали и обмарывали,
    как тебя, родимая, обманывали.
    Скоро тридцать - никуда не денешься,
    а душа твоя такая девичья!
    Вот сидишь ты, добротой светясь,
    вся полна застенчивым и детским.
    Как же это: что тебе сейчас
    есть с кем спать, а просыпаться не с кем? !
    Пусть тебе он всё-таки встретится,
    тот, кто добротой такой же светится.
    Пусть хранит тебя, не девственность детская,
    а великая девственность - женская.
    Пусть щадит тебя тоска нещадная,
    дорогая моя, нежная, несчастная.. .

  • Женщина, лежащая в постели, -
    Это нестареющий сюжет.
    Словно на китайской акварели
    Вечности летящий легкий след.

    Был бы я какой-нибудь художник,
    Я создал бы чудо из чудес,
    Чтоб коснулись приоткрытых ножек
    Облака, упавшие с небес.

    Не художник, ну, тогда бы – скульптор :
    Белый мрамор, плавные черты.
    Чтобы это тело стало культом
    И в богиню превратилась ты!

    Но, увы, талантов не имею,
    И не знаю – как теперь мне быть?
    Я всего лишь песни петь умею.
    И любить тебя,
    Любить, любить!

    ************
    ************
    ********
    ***
    *
    (П. Давыдов)