Имя - еще не дьявол? см. Роберт Вальзер. СИМОНИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ
Она приказала ему одеться, быстро, с улыбкою, вышла, вернулась через десять минут и нашла Симона черным шелковым пажом, какого онасебе, наверное, и нафантазировала в часы мечтаний. Симон выглядел очень мило; его худое тело превосходно вписалось в тесное узилище пажеского одеяния. Он повел себя сразу вполне по-пажески и прижался, робко и порывисто, к телу госпожи. «Ты нравишься мне! » -- прошептала она. «Идем, идем! » День за днем играли они теперь в госпожу и пажа, и были счастливы. Для Симона все это было всерьез. Он думал, что нашел свое настоящее призвание, и он был совершенно прав. Была ли милостивая госпожа искренней, даря его своей милостью, об этом он не думал ни мгновения, и в этом он тоже был совершенно прав. Он называл ее Клара, когда служил ей, когда ласкал ее сладострастное тело. Больше он ни о чем не спрашивал, потому что у счастья, читатель, нет времени для долгих расспросов. Она спокойно, как ребенку, позволяла ему себя целовать. Однажды она сказала ему: «Послушай, я замужем, моего мужа зовут Аггапайя. Не правда ли, дьявольское имя. Он скоро возвращается. О, как я боюсь! Он очень богат. Ему принадлежат замок, леса, горы, воздух, облака, небо. Не забудь его имя. Как его зовут? » Симон запнулся: «Акка -- Акка -- « «Аггапайя, мой милый мальчик. Спи спокойно. Имя -- еще не дьявол. « -- Она заплакала, сказав ему это. Роберт Вальзер. СИМОНИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ

На нас взирает незнакомый ликПо вечерам из омута зеркал. Искусство – средоточие зеркал –Должно открыть наш настоящий лик. Хорхе Луис Борхес. Перевод Я. Пробштейна ARS POETICA

  • Отвечу банально, может малость не в кассу : "Как вы судно назовете, так оно и поплывет"!