Все надворные флигели отремонтированы».82 Стоимость перестроенного дома значительно возросла, взлетели и годовые цены за квартиры,83 изменился и социальный состав жильцов.84 О новом домовладельце следует сказать особо. Впечатляет размах его деятельности и многообразие занимаемых им должностей: статский советник, инженер техник, кандидат математических наук, директор правления Учетно ссудного банка, Русского акционерного общества, Акционерного общества соединенного механического завода (быв. Г. А. Лесснера), Акционерного общества «Сормово», Акционерного общества торпедного завода «Русский Чайтлед», Товарищества Гатчинского завода А. С. Лаврова, член правления Судостроительного акционерного общества «Ноблесснер», Русского акционерного общества артиллерийских заводов, председатель правления Товарищества машиностроительного завода «Феникс», электромеханического завода «Вольта» и Русско американского торгово промышленного общества; член Совета российско американской резиновой мануфактуры «Треугольник».85 В 1917 г., во время революционных потрясений, М. Ш. Плотников вознамерился продать этот дом,86 но не успел. Из мартиролога «Незабытые могилы. Российское зарубежье. Некрологи. 1917–2001» стало известно, что М. Ш. Плотников закончил свои дни в Варшаве 8 февраля 1940 г.87

На нашем пути – дом № 9. Из архивного дела известно, что в 1852 г. этот дом по духовному завещанию титулярной советницы Елизаветы Ивановны Овсянниковой достался ее племяннице – Анне Егоровне Свешниковой, жене коллежского асессора.88 21 января 1863 г. она впервые обращается за ссудой в правление Городского кредитного общества.89 Тогда это «каменный, крытый железом, оштукатуренный лицевой дом в 2 этажа снаружи». В доме – одна парадная, одна черная лестница и всего две квартиры: пятикомнатная (занимала сама домовладелица) и в семь комнат (ее снимала жена действительного статского советника М. М. Лапина).90 Все имущество оценили в 12 480 рублей, и на основании этой оценки правление Общества постановило назначить А. Е. Свешниковой «ссуду под залог дома на 25 лет и 8 месяцев круглым числом 9000 рублей».91 Через 8 лет, 22 сентября 1871 г., она продала дом коллежскому асессору Александру Ивановичу Языкову за 24 000 рублей,92 эти деньги понадобились ему для перестройки, и уже через 2 года он обращается с заявлением в Кредитное общество с просьбой произвести «переоценку перестроенного здания с целью его расширения».93 К 1873 г. «каменный 4 этажный на подвалах дом» построен вчерне, и «внутреннее его устройство в оценку не вошло».94 Перестройку здания вел инженер архитектор И. А. Мерц, и он же, как доверенное лицо А. И. Языкова, 11 июня 1874 г. обращается с заявлением в правление Общества о переоценке дома.95 В акте об осмотре архитектор отметил, что «ныне лицевой дом окончен вчерне и производится чистая отделка. Надворные же флигели тоже окончены вчерне»,96 в сентябре 1874 г. перестройка дома была полностью завершена.97 Из «Ведомости о доходах с дома» известно, что «весь дом, со всеми без исключения находящимися в нем помещениями» сдан «Департаменту иррегулярных войск»68.

Улица Чехова, дом № 9. Построен в 1872–1873 гг., арх. И. А. Мерц