27 июля 1882 г. Владислав Францевич обратился в правление Городского кредитного общества с заявлением о выдаче ему под залог означенного имущества ссуды сроком на 25 лет.44 Опись с оценкою дома, произведенная комиссией 28 августа этого же года, позволяет нам оценить не только внешний облик дома, но и его внутреннее устройство. Из описи следует, что имущество Краевского состояло «из каменного 5 этажного на высоком подвале лицевого дома с такими же флигелями» и «каменных 2 этажных служб на задней границе второго двора». Там же располагались конюшни на 8 стойл, 41 сарай для дров, 20 ледников и прачечная. В доме было более 40 квартир, от дорогих «барских» девятикомнатных до относительно скромных трехкомнатных. Дом отвечал в то время всем современным требованиям гигиены и комфорта – проведен водопровод, имелись 49 ватер – клозетов, 37 раковин с кранами, 14 медных ванн, а в самых богатых квартирах установлены камины (их было 13).

В лицевом доме устроили 3 роскошные девятикомнатные квартиры: одна из которых была с двумя зимними и 2 летними балконами, другая – с двумя зимними, и третья – только с одним зимним балконом, но с особым парадным подъездом. В этих квартирах имелись даже альковы.45 У парадного подъезда постоянно находился дежурный швейцар. Несмотря на полученную от Городского кредитного общества значительную ссуду,46 В. Ф. Краевский берет в заем еще большие суммы у частных лиц,47 а 11 сентября 1887 г. продает свой дом жене почетного гражданина Марии Карловне Герке.48 Через четыре года он умирает. Из «Петербургского некрополя» В. Саитова известно, что смерть В. Ф. Краевского наступила 1 марта 1901 г., похоронен на католическом кладбище на Выборгской стороне, надпись на его надгробии сделана по польски.49

Улица Чехова, дом № 3. Фрагмент фасада

Новая хозяйка владела этим домом семь лет.50 За эти годы было отмечено лишь одно серьезное происшествие: 15 декабря 1892 г. в доме произошел пожар, убытки от которого составили большую по тем временам сумму в 3 тысячи рублей.51

10 января 1894 г. дом в третий раз сменил своего владельца и перешел в собственность инженера, действительного статского советника Дмитрия Петровича Мордухай Болтовского.52 Он владел домом до своей кончины 30 июня 1911 г.53 13 января 1912 г. дом перешел в собственность его наследникам сыновьям: коллежскому асессору Александру Дмитриевичу, статским советникам Ивану и Дмитрию Дмитриевичам и титулярному советнику Константину Дмитриевичу Мордухай Болтовским.54 Самым успешным из братьев был Иван Дмитриевич – профессор Императорского училища правоведения, директор 1 го департамента Министерства юстиции, секретарь правоведческих касс, член Совета по делам страхования рабочих. Помимо основной деятельности Иван Дмитриевич вел большую общественную работу, связанную с его увлечениями (был директором Ижоро рыболовного общества охоты, товарищем председателя Российского общества голубеводства).55 Наследники Д. П. Мордухай Болтовского попытались продать этот дом перед самой революцией, но не успели.56