В квартирах поскромнее, составлявших бóльшую часть дома, проживали обычные для Эртелева переулка жильцы: ремесленники, мещане, крестьяне, а также прислуга, кучера, дворники.234 Как можно судить по многочисленным описям дома, вплоть до 1913 г.235 существенных изменений в «составе имущества» Ремер не произошло, лицевой дом по прежнему оставался двухэтажным, а дворовые флигели – трехэтажными. Начисто флигель отделали в 1875 г. (при первом осмотре не был оштукатурен), кроме того, в том же году выстроили еще один жилой дворовый флигель. К 1883 г. во все квартиры провели водопровод, значительно выросла годовая квартирная плата, несколько изменился и социальный состав жильцов.236

В декабре 1893 г. Анна Федоровна Ремер погасила всю ссуду Городскому кредитному обществу, и дом с этого времени перешел в собственность ее дочери «фрейлины их императорских величеств» Марии Николаевны Ремер,237 которая владела им до 1918 г. и проживала в своем доме, занимая квартиру из 16 комнат с парадным подъездом и двумя черными ходами, швейцарской, тремя коридорами, кухнями, двумя людскими, четырьмя ватерклозетами, кучерской, ванной, каретным сараем и конюшней на 3 стойла.238 Положение, занимаемое ею при дворе, требовало от Марии Николаевны жить, как говорится, «на широкую ногу». В 1894 г., пока строился собственный дом, «губернский секретарь» А. С. Суворин снимал скромную трехкомнатную квартиру в доме Ремер.239

Два других дома, вошедшие в современное здание, с конца XIX в. служили общественным целям. В доме № 14 с начала 1890 х гг. располагался Кодификационный отдел Государственного совета, а с 1902 г. – Государственная канцелярия.240 Здесь же, по данным адресной книги «Весь Петербург» на 1912 г., Ссудосберегательное и взаимовспомогательное товарищество служащих типографий, Санкт Петербургских книжных магазинов и конторы газеты «Новое время» А. С. Суворина. Целью общества, как было записано в его уставе, являлось стремление: «а) получать на необременительных условиях ссуды; б) помещать сбережения для приращения их процентов; в) получать единовременные безвозвратные пособия в несчастных случаях и г) образовать пенсионный капитал».241

Соседний дом № 16, когда то принадлежавший наследникам столярного мастера А. Х. Вернека, с начала 1890 х гг. числился уже как дом евангелическо лютеранской церкви Святой Анны, а с 1902 г. Фридрих Юльевской богадельни, благотворительного учреждения при этой церкви.242

Нашу прогулку в прошлое улицы Чехова мы заканчиваем у углового дома № 18.

Как уже отмечалось, в 1860 е гг. этот дом принадлежал отставному генерал майору Петру Петровичу Есипову, а после его смерти вдове, Ольге Петровне. В январе 1889 г. ее не стало,243 по духовному завещанию дом поступил в собственность старшей дочери – Варвары, в замужестве Олсуфьевой. Ее сестры Елизавета (по мужу Пешкова) и Мария (по мужу Суходольская) получили по завещанию соответственно 14 000 и 4650 рублей.244 28 апреля 1889 г. новая домовладелица обращается в правление Кредитного общества с просьбой о выдаче ей под залог имущества долговременной ссуды.245 Опись с оценкой дома, произведенная 8 мая 1889 г. архитектором Х. Ф. Тацки, позволяет представить, каким он был в конце XIX в.

Улица Чехова, дом № 18. Построен в 1895 г., арх. П. И. Балинский