Это цитата сообщения Водо-лей Оригинальное сообщениеМоя любимая певица: Эмма Шаплин

Эмма Шаплин (Emma Shapplin) ворвалась в мир музыки весной 1997 года, и с тех пор она, молодая певица из предместья Парижа, начала покорять сердца миллионов меломанов.
 (699x310, 36Kb)
Обладательница великолепного колоратурного сопрано Эмма Шаплин, новая звезда современной оперной сцены, стоит в одном ряду с такими знаменитыми исполнителями, как Андреа Бочелли и Сара Брайтман. «Я создаю атмосферу волшебного сна, мечты, становящейся реальностью. Я хочу петь так, чтобы музыка слов превзошла их буквальное значение», — рассказывает о своем творчестве Эмма.
 (443x595, 58Kb)

Шаплин — производное от Чаплин. Именно так звала ее преподавательница по вокалу. Все потому, что, когда что-нибудь не получалось, Эмма ужасно гримасничала от нервного напряжения, чем очень смешила своих одноклассников. Слушая ее сопрано, не верится, что когда-то певица исполняла музыку в стиле хард-рок. Но Шаплин не жалеет: «Я искала себя. Ненужное, шелуха со временем облетает, а добрые зерна прорастают и дают всходы».

«Добрые зерна» проросли сразу же после выхода в 1997 году ее первого альбома Carmine Meo. В 25 странах было продано более 2 млн. экземпляров, сдвинув с пьедестала альбомы таких див, как Селин Дион и Мадонна. После него она получила почетное звание в области классической музыки «Дива 90-х». Имя Эммы Шаплин стало известным во всем мире.
 (419x600, 60Kb)
Если первый альбом характеризовался элементами Земли и Огня, то второй — Etterna — это в большей степени Воздух и Вода. Его текстуры мягкие, нежные и даже хрупкие, и в то же время темные и роскошные, как бархат. «Все это вопрос сбалансированности», — говорит Эмма. После выхода Etterna молодая французская звезда мгновенно стала популярной, даже ни разу не выступив с концертом. Уже через год, в 2003, выходит ее последний альбом El Concierto de Caesarea, после которого Шаплин стала активно гастролировать.

«У меня нет дома. Я все время куда-нибудь бегу, лечу, еду. Живу на чемоданах. Может, это и странно, но пока я не испытываю желания сменить темп, в смысле осесть где-нибудь, накупить каких-нибудь там тостеров, фикусов в горшках. Если выдается свободная минутка, люблю смотреть хороший французский фильм или просто подремать с котом на коленях. А для этого мне не нужен дом. Хватает и угла», — признается оперная певица.
 (469x595, 27Kb)
Emma Shapplin – кудесник грез, чья музыка бросает вызов и соглашениям, и категоризации. Романтическая, таинственная, страстная, она соединяет в себе восторг и эмоциональный драматизм оперы с чувственным очарованием и непосредственностью поп-музыки. Ее новый альбом “ETTERNA” подтверждает то, что она являет собой не оперную диву или поп-идола, а уникальную и фантастическую артистку, чья музыка идет из каких-то потаенных уголков ее души.

Эмма родилась в Париже в 1974 году. Маленькой девочкой она была слишком стеснительной, смирной и послушной, никогда не шумела, не говоря уже о том, чтобы петь, да и семья ее была немузыкальной. Однако в 11 лет она услышала Queen Of The Night из The Magic Flute, и именно это пробудило в ней страсть к музыке. Это был переломный момент – осознание любви всей ее жизни. “Я убежала в свою спальню и попыталась сразу же напеть мелодию. Именно тогда я впервые влюбилась в пение, - говорит она. – Я поняла, что хочу петь так же. Эта музыка поразила меня до глубины души”.

Не будучи уверенной сначала, каким образом претворить в жизнь свое желание петь, Эмма не знала, что ей предпринять, но в 14 лет она встретила учителя, который помог реализовать все ее мечты. “Она была невысокой пожилой леди, ей было около 70, и для своих лет она была замечательной певицей. Она окружила себя свечами, кошками и своим пианино, и я полюбила эту атмосферу, - вспоминает Эмма. – Я прикоснулась к этим великим нотам в первый раз и прочитала эти итальянские слова, в которых хранились тайна и любовь”. Она также сказала Эмме, что у нее колоратурное сопрано. “Пение все еще было как игра в игрушки для меня. Она нашла во мне голос и начала вытаскивать его наружу”.
 (554x400, 29Kb)
Эмма брала уроки пения у этой учительницы в течение двух лет и была убеждена, что нашла свое место в жизни. Но она уже приближалась к тому возрасту, когда ее родители начали думать о ее карьерных перспективах и о ее будущем. “Они не думали, что пение могло бы быть правильной работой, - вспоминает Эмма. – мой отец был полицейским и думал, что, возможно, я могла бы пойти по его стопам. Моя мама была секретарем и думала, что это могла бы быть хорошая работа для меня. Я понимаю, почему они хотели, чтобы я сконцентрировалась на других моих предметах. Но для меня пение – это подтверждение того, что я жива”.

Она все еще вспоминает о своей первой учительнице, но с тех пор они уже не виделись. “Я до сих пор чувствую себя виноватой за то, что остановилась”,- объясняет она. Все великие певцы скажут вам, что голос – это подарок, и, не имея возможности использовать этот дар, Эмма чувствовала себя опустошенной. “Я не знала, чем я хочу заниматься, но я чувствовала, что сделала что-то неправильно. Я чувствовала себя как бы закупоренной. Если я не буду петь, я взорвусь”,- говорит она.

Ее желание петь не прошло и вскоре снова проявилось, но уже совсем в другой форме, когда она вступила в хэви-метал группу. “Несколько моих одноклассников организовывали рок-группу, и вообще-то они искали вокалиста, - вспоминает Эмма. – Им был нужен кто-нибудь, кто умеет кричать, и я сказала, что я могу”. Ее предложение было с восторгом принято, и на следующие два года она забросила свои оперные гаммы и упражнения и выкуривала по две пачки сигарет ежедневно, чтобы придать своему голосу грубую, роковую интонацию.

Хотя Эмме все еще нравилось кричать, ей начало не хватать оперной музыки. Однажды подруга ее мамы взяла молодую рок-певицу с собой в Парижскую Оперу на “Дона Джованни” Моцарта. Впервые Эмма видела оперу на сцене, и она была в восторге. “Я подумала, что, услышав такую прекрасную музыку, можно и умереть спокойно, - вспоминает она. – Мы сидели на балконе, и я помню, как хотела выпрыгнуть и полететь”.



Она начала снова искать учителя и поступила в музыкальную школу. Но вскоре Эмма обнаружила, что стиль обучения достаточно холоден и формален, и через некоторое время она с другом уехала в Нью-Йорк. “Пока я была там, я чуть-чуть пела R&B, у которого была схожая сила с оперой. Это очень земной стиль, и он сильно способствовал моему сегодняшнему подходу к музыке”, - говорит она.

Когда Эмма наконец вернулась во Францию, она возобновила уроки пения. Но в тот момент она решила, что не хочет идти в оперу, особенно после того, как один преподаватель обвинил ее во вставке ритмов groove в исполнение одной из известных арий. “Это привело меня к мысли, что я могла бы найти свои собственные пути выражения и использовать свой голос для открытия чего-то своего”.

Случайная встреча с французским композитором и поп-звездой Jean-Patrick Capdvielle дала ей шанс. Они встречались и раньше, но со смелостью, которой она до сих пор удивляется, Эмма попросила его написать для нее альбом. “Но я не Верди”, - сказал он ей. “А я не лучшая оперная певица, поэтому мы могли бы вместе что-нибудь сделать”, - ответила она.

Ее смелость произвела должное впечатление, и через неделю он позвонил Эмме. Так они начали работать вместе. “Когда стало очевидно, что это сработает, мы были счастливы”, - говорит Эмма. И действительно это сработало так хорошо, что получившийся альбом “Carmine Meo”, вышедший в 1997 году, разошелся тиражом более 1,5 миллионов копий. Альбом взлетел на вершину французских альбомных чартов, за первые три месяца было продано 100000 копий, а Эмма получила первый из множества своих золотых дисков. Вскоре успех повторился на международном рынке, когда “Carmine Meo” поднялся на вершины мировых хит-парадов, обходя, между прочим, альбомы Селин Дион и Мадонны.
shapplin-5[1] (595x595, 55 Kb)



Большая часть материала на “Carmine Meo” была написана Jean-Patrick Capdvielle; для своего второго альбома Эмма решила писать свой собственный материал. Подписав контракт с новым лейблом ARK21, она начала искать нового музыкального единомышленника. Miles Copeland, глава ее нового лейбла, рекомендовал ей Graeme Revell, композитора, чья работа появилась на саундтреке к фильму “Red Planet”. Он превосходно подходил Эмме. “В его музыке я обнаружила отголоски того, что я искала”, - говорит Эмма.

Новый альбом создавался осторожно и скрупулезно в течение длительного периода, дабы не упустить ни одного слова, ни одной фразы, чтобы все было на своем месте. Полные поэтической проницательности и запоминающихся образов, все тексты были написаны Эммой, и она внесла существенный вклад в музыку и аранжировки; в каждой песне есть свой оригинальный характер, созданный ярким воображением, чтобы выразить различные эмоции или идеи. Богатство и запоминаемость образов – все это почти визуальное качество “звуковых картин” Эммы. “Мне нравится думать об этом как о музыке, которую можно увидеть”, - говорит Эмма. Действительно, она задумывала “ETTERNA” скорее не как музыкальный альбом, а как часть своеобразного аудио-визуального опыта. Дизайн альбома, видео (сценарии к которым она пишет сама), ее собственное тело и костюмы, световые эффекты на ее живых выступлениях, так же как и концепция фотографий – все это части одного целого.
 (425x283, 81Kb)
Эмма также приняла неожиданное решение писать тексты и петь на итальянском - языке, не родном для себя. Что еще более удивительно, она выбрала не современный разговорный язык, а античный, поэтический периода 14-го века и причудливый итальянский таких авторов, как Данте и Боккаччо. “Я хотела чего-то такого, что имело бы вечную, похожую на мечту, ценность, - объясняет она. – Петь это на обычном разговорном языке привело бы к искажению смысла. Я хотела, чтобы запись оставалась как бы мечтой”.

Если это и мечта, тогда то, что сейчас выходит – это реальность для Эммы. “ETTERNA” – это альбом, благословленный редкой и сокровенной красотой, которой предсказывают превышение успеха даже “Carmine Meo”. Если первый ее альбом характеризовался элементами земли и огня, она говорит, что “ETTERNA” – это в большей степени воздух и вода. Его текстуры мягкие, нежные и даже хрупкие, и в тоже время, темные и роскошные, как тяжелый след сжатого бархата. “Все это вопрос сбалансированности”, - говорит она.

“ETTERNA” – это альбом совершенного баланса и природного равновесия. Особый альбом из особого места. Альбом из грез Эммы Шаплин.




 (315x181, 32Kb)
 (379x17, 4Kb)