я давно хотел написать к Вам, моё сокровище. хоть не уделили Вам ни строки из писем, отправленных ранее, надеюсь, это, лишь Вам адрессованное, доставит радость, и лик мой в вашей памяти станет светел. лишь пальцы ваши коснуться листа этого, Вы вспомните тот миг, когда в объятиях своих я Вас держал в последний раз. и выбежал в окно, и скрулся в мраке но4и... я думаю о Вас всенощно. я будто бы во сне ваш стан терзаю, 4то тонок, словно молодое древо. на корабле твердят, 4то капитан безумен: 4то говорит во сне, порой кри4а и гневаясь. 4то любит только бурю, и потому не кроется от ней: он кутается в плащ, он надевает шляпу и м4ится 4рез всю палубу к корме, и кажется не капитаном вовсе, а молодым мотросом, 4то предан кароблю, как женщине, пожалуй: он юн, он непоро4ен, влюблён: он болен [он пропал]. я вижу в ней твой отголосок. я слышку 4рез неё твой глас: ты требуешь явиться.. я опять забылся. страстей во мне вскипели бури - я повинен в том, 4то мыслю Вас такой, 4то помнит обо мне, 4то мне подарит поцелуй, неспешный, гордый: так му4ительна мне сладость ваших уст, 4то я ди4аю.. ..хо4ется сломать перо, бумагу сже4ь и выбраться наружу, оставив позади каюту одинокую [похожую на келью..]. Вы не ступали здесь, но я бежал от Вас; стены пропитаны томящей памятью. корабль не для женщин, но не пускал бы Вас сюда ина4е: Вы так нежны, Вы так прекрасны: мне боязно Вас приближать к такому монстру - так груб, немузыкален, стремителен и беспощаден он. Вас нет, но Вы повсюду: теряю разум, обнимаю воздух и просыпаюсь среди но4и и дольше не могу заснуть: брожу по палубе, мотросов заменяю на посту. смотрю кампас, вяжу узлы и управляю плотом, 4то многих жизнь несёт: но смерть мне не страшна. Вы помните меня, я понял в миг прощанья, 4то был для Вас особенным пажём: Вы улыбались, Вы меня дразнили, как в первый встре4и день. :поэтому о том, 4то Вы меня забыли я не думаю. о да, я слишком вверился своим ме4таньям: но не романтик, нет. я ьыл шутом для Вас, я Вас забавил: такого Вам захо4ется ещё. я не боюсь смертей [писал уж выше]: боятся те, кто Вас не знал, а оных много; и 4тят меня за сумасшедшего пирата. я вскоре буду направлять корабль туда, где город ваш лежит. он неприветлив, хоть на балу все дамы мне хотят отдаться: ведь я диковина для них. а так.. Вы помните моё происхождение и, может, Вам мотивы поведения понятны.. я помню лишь, когда однажды, помимо ласк я Вам готовил вкуснейшее их блюд: сказы о море.. Вы были, как ребёнок любопытны: голодны до блюда этого. дура4ась, мою таскали шпагу и, обнажив её, и, комнату помыслив помещеньем, полным неприятелей, набросились на сих невидимых врагов. я не мол4ал, лишь изредка, боялся потерять звено рассказа, я отводил глаза от Вас, стараясь думать лишь о море, о долге чести, о своём рассказе, а не о ваших бедрах, грудях, и мне покоя не давали ваши пле4и, 4то обнажались, когда Вы двигались по комнате с рапирой.. я возжелал Вас более, 4ем раньше; я горя4ился, и глас переходил во крик. ...Вам надоела шпага, её забросили; и отдали мне шляпу, поцеловав щетинистую щёку. я обнял Вас, как собственное 4адо. Вы были так нежны, так юны: я умерил пыл. Вы все ж уснули, я стороил ваш сон до самого утра: как крепок он у 4ада, 4то бесновалось <пауза> по4ти полно4и... всё это о4ень живо в памяти моей: Вы 4удо. Вы милое дитя, Вы бес; Вы так красивы, 4то море отступает перед Вами: и псом лишь лижет ваши ступни; и благодарно Вам, 4то Вы ступили ..ему на грудь.. и я приму от Вас обиды, я буду рад служить Вам вроде пса. но не пораньте руки, поводок держа, навязывая мне ошейник: остерегайтесь вершить насилие: я знаю, как сильны, ребёнок милый мой.. но сила женщины иная. вот от 4его я не смогу бежать, куда ни плыл бы мой корабль.