Позапрошлой ночью я узнал, что круглосуточный магазин в моем районе все-таки есть. И что идти до него минут пять быстрым шагом. За это знание я расплатился оборванным сном. Но что это по сравнению с тремя человеческими жизнями…
На второй день этой саги, мы увидели «полную запись с камер видеонаблюдения». Как, оказывается, просто зайти в магазин, спрятав пистолет за спину, и оборвать поцелуй выстрелом в лицо. Нам показали, как легко вырваться из рук пьяного ублюдка, тыкающего в тебя пистолетом. Нам дали понять насколько легко беспристрастная камера, висящая под потолком, фиксирует спуск курка среди овощей и консервов.
Только не думаю я, что в американских и германских школах, по коридорам которых разносилось эхо похожих выстрелов, не весели эти всевидящие ока. Почему тогда мне не довелось увидеть с экрана телевизора их холодный доклад об увиденном?
Два дня нам рассказывали, как их образцово-показательного милиционера рождается «герой», стреляющий в потолок отдела милиции и вывешивающий флаг на день рождения Гитлера. Нам давали понять, что душа человека, чья жизнь окружает жестокость, черствеет. А жизнь начальника, пропускающего через себя всю милицейскую сводку, делает из человека дьявола, вместо того, чтобы сделать человека, сострадающего человеческому горю.
Но во всех этих рассказах почему-то слышалась биография нынешнего поколения, редко сталкивающаяся с докладами на утренних разводах в ОВД…
Добрый романтик Пронин не смог сравнить свой рассказ об «образцовом подчиненном» со срезом эпохи. За это и поплатился генеральским кителем.
Только знаете, кто стоял у дверей злополучного «Острова» утром расстрельного дня? Еле державшиеся на ногах подростки, запивавшие рассказы о геройствах майора теплым пивом…