Что случилось с поколением ленинградских блокадников? ..ответляясь от цитат...
Или о сонетах к Марии Стюарт. Ну да, с королевами не принято говорить таким
тоном и таким языком. Но как еще иначе можно было изобразить то, что
случилось с нашим поколением в послевоенном, послеблокадном Ленинграде?
“Вчерась”, “атас”, “накнокал” и проч. — да, это был наш язык, язык городской
шпаны, для которой главными героями были уголовники с золотой фиксой на
переднем зубе, а главным аргументом в споре — кулак или финка. И вдруг в
этот мир голодного убожества и повседневного насилия (“В конце большой войны
не на живот, / когда что было жарили без сала”) — через моря и века,
тоненьким лучом кинопроектора, на экран, натянутый в бывшей церкви, —
выносится образ шотландской королевы и пронзает сердце на всю жизнь, — да
есть ли на свете такие языковые “сдёрги” и “диссонансы”, которыми можно было
бы адекватно воссоздать подобное чудо? Игорь Ефимов. СОЛЖЕНИЦЫН ЧИТАЕТ БРОДСКОГО «Новый Мир» 2000, №5

Говоря по-вашему,
рифма -
вексель.
Учесть через строчку! -
вот распоряжение.
И ищешь
мелочишку суффиксов и флексий
в пустующей кассе
склонений
и спряжений.
Начнешь это
слово
в строчку всовывать,
а оно не лезет -
нажал и сломал. Владимир Маяковский. РАЗГОВОР С ФИНИНСПЕКТОРОМ О ПОЭЗИИ 1926

  • ...Пока живут,
    не наступила кома,
    Им чудится всё
    запах свежий хлеба...