Декоративные мотивы «русского стиля» на плоских фасадах больших доходных домов Петербурга часто бывали малоорганичными, являясь лишь «нарядом» дома, за которым скрывался обычный для эклектики дом с двором колодцем. В доме Суворина иное: не очень большой объем дома на тихой неширокой улице позволил более внимательно проработать пластическое и декоративное решение и силуэт. Харламов проектировал дом как программную вещь, которая своим неординарным обликом должна соответствовать незаурядной личности будущего хозяина – глубоко русского человека со всеми характерными особенностями национального характера.

Не так легко назвать другого человека той эпохи, столь полно сконцентрировавшего в себе самые разные, даже, казалось бы, трудносовместимые черты, такие, как редкую талантливость, хитрость, предпринимательскую хватку, определенную узость взглядов, широту души, страсть к обогащению, одновременно к полезной, созидательной работе, умение приспосабливаться к обстоятельствам и… бунтовать против общепринятого порядка вещей. Многие самые смелые революционные демократы и его современники могли бы позавидовать необычайно смелой, острой критике основ самодержавно полицейского режима, о которой, впрочем, знали очень немногие. Харламов должен был знать будущего заказчика (они были почти одногодки) и понимать его, ведь трудно представить себе иное жилище Суворина, чем этот дом, навсегда слитый с памятью о нем.

О Харламове напоминают несохранившиеся церкви Св. Ильи в Знаменке, Александрийская на Лермонтовском просп, 51, церковь при Покровской общине сестер милосердия в самом конце Большого проспекта на Васильевском острове и многое другое.

Дом Суворина – последняя значительная постройка зодчего, в феврале 1889 г. он скончался, и газета «Новое время» откликнулась некрологом. Завершением строительства руководил сын – архитектор В. Ф. Харламов, внесший некоторые изменения в облик фасада. В. Ф. Харламов также работал в «русском стиле» (церковь Петра Митрополита в Ульянке, 1887 г., не сохранилась). Дом Суворина – яркий образец «русского стиля», важнейшего направления в отечественной архитектуре периода эклектики. В нем развивались различные тенденции – официальные и демократические, выразителями которых были В. В. Стасов и зодчие А. М. Горностаев, И. П. Ропет, В. А. Гартман. «Русский стиль» ориентировался на отечественное национально художественное наследие, особенно на композиционные приемы и формы московского и ярославского зодчества и декоративно прикладного искусства.

За декоративным убранством фасада дома Суворина нетрудно увидеть рациональную объемно планировочную структуру петербургского жилого дома с набором разнообразных по площади и конфигурации помещений. Это здание – яркий цветовой и декоративно пластический акцент в застройке переулка и ближайших улиц. Свободной компоновкой элементов фасадов, выразительным, развитым силуэтом дом напоминает старинный русский терем, в котором, по представлению владельца, воплощался дух России. Харламов удачно использовал в оформлении фасадов декоративные возможности облицовочного кирпича, его преимущества перед недолговечной штукатуркой, то есть приемы получившего широкое распространение в Петербурге «кирпичного стиля», ведущими мастерами которого были архитекторы В. А. Шретер и И. С. Китнер.